Церковь и православные священники об усыновлении и опеке детей — православные молитвы

Мифы об усыновлении — православный журнал «фома»

Церковь и православные священники об усыновлении и опеке детей - православные молитвыСлучается, что взрослые люди, которые хотят кого-то усыновить (взять под опеку, на патронат и проч.

) или только начинают об этом задумываться, поделившись с близкими, получают вместо поддержки недоуменные вопросы, кучу негативных комментариев и даже оскорбления… В результате к своим собственным сомнениям у них добавляются страхи, навязанные родными-друзьями-соседями, и после таких разговоров люди нередко отказываются от своего решения.

Хотя любые страхи можно развеять, с любыми трудностями – справиться, особенно если заранее к ним подготовиться.

Мы продолжаем разговор о проблемах сиротства в России, и сегодня более подробно поговорим о том, какие существуют мифы, связанные с усыновлением, чего боятся потенциальные и уже состоявшиеся усыновители, а также о том, как избавиться от этих часто беспочвенных страхов.

Наш эксперт сегодня – кандидат педагогических наук, главный специалист проекта “К новой семье”, преподаватель московской Школы приемных родителей Галина КРАСНИЦКАЯ.

Галина Сергеевна Красницкая – автор книг “Усыновление: вопросы и ответы”, “Вы решили усыновить ребенка”, а также информационных материалов и статей, публикуемых на страницах справочно-методических пособий по усыновлению. Работала в Институте детства при Российском Детском Фонде. Впервые о том, что в России существует проблема сиротства, узнала в 1992 году, когда пришла работать в Центр Усыновления при департаменте образования Московской области. С 2002 года ведет в Школе приемных родителей психолого-педагогический курс, а также дает индивидуальные консультации как состоявшимся, так и потенциальным усыновителям – по телефону и на интеренет-конференции 7ya.ru “Усыновление: общие вопросы”.

Замужем, имеет двоих взрослых сыновей, двоих внуков, воспитывает приемную дочь Алину.

– Галина Сергеевна, чего, как правило, опасаются приходящие к Вам будущие усыновители?

– Ой, чего-чего, а страхов у наших граждан хватает! Тем более что на тему усыновления существует очень много мифов. Для не от них, а ведь это происходит довольно часто. Какие только трагедии потом не случаются! Особенно если ребенок узнает об этом в подростковом возрасте, скажем, лет в 14-16.

В лучшем случае он может просто уйти из семьи, а в худшем… А как страдают сами приемные родители! Ведь они всю жизнь несут груз этой “страшной тайны”. Люди переезжают в другой город, меняют фамилию, имя, отчество – и свои, и ребенка, но ребенок все равно узнает об этом, причем в самом неподходящем возрасте.

Либо найдутся “доброжелатели”, которые сообщат ему, что он неродной, либо сами родители проговорятся. Случаи разные бывают. Вот один из нашей практики. Мальчишка в 14 лет узнал о том, что он приемный. Произошло это случайно, причем, по вине самих родителей.

Парень что-то набедокурил, лег спать, родители стали выяснять отношения по этому поводу, и он услышал, как отец сказал матери: “Я тебе говорил, не надо было его из детдома брать – вот что из него выросло!”. Парень утром встал, собрал вещички и ушел из дома.

Отец его потом два года (!) искал, и надо было видеть, из какой клоаки он его вытащил. А потом прощения просил… Да и вообще, о какой тайне может идти речь, если о факте усыновления знают: орган опеки, суд, ЗАГС, ЖЭК, врачи в поликлинике. Получается, что это тайна только для ребенка.

Я считаю, что ему обязательно нужно рассказать реальную историю его появления в семье. Только нужно знать, когда и как это сделать – чтобы не нанести травму. Мы в Школе об этом много говорим.

– Есть ли “очередь” за детьми? И не пугает ли будущих усыновителей необходимость потратить уйму времени, пока удастся найти такого ребенка, какого они хотят?

– Очереди за детьми ни в одном детском учреждении не существует, особенно если усыновители хотят взять мальчика старше трех лет. Вот если они мечтают о девочке, да еще, чтобы ей годика не было, тогда придется подождать.

Происходит это оттого, что инициаторами усыновления изначально зачастую являются женщины, мужчины гораздо реже – процентов 20-30 обращений. Ну а женщинам, естественно, хочется дочку, с которой, когда она подрастет, можно будет поделиться своими проблемами и чисто женскими переживаниями, и которая будет ближе к родителям, когда они состарятся.

Мальчик вырастает и уходит из семьи, а дочка есть дочка. Поэтому девочки у нас “дефицит”. Да еще все хотят маленьких – чтобы самим воспитывать их с самого начала. С детьми старшего возраста уже приходится что-то корректировать, перестраиваться. А что касается поиска ребенка… Знаете, у всех это происходит по-разному.

Кто-то находит своего ребенка сразу, при первом же визите в детский дом, а у кого-то на поиски родного человечка уходят недели и месяцы. Здесь нет ни гарантий, ни статистики, и это ни от кого не зависит.

Но очень много случаев, когда люди изначально хотят усыновить, скажем, девочку от годика до трех лет, а попав в детдом, случайно видят мальчика лет десяти, и… напрочь забывают о девочке – этот мальчишка очень скоро становится их сыном. Как это объяснить?.. Наверное, судьбы наши определяются Кем-то свыше…

– Кстати, о Том, Кто свыше… Ваша Школа – светская, и преподаватели, насколько я понимаю, люди невоцерковленные. Обращаются ли к вам православные усыновители, и как Вы относитесь к вопросу усыновления детей семьями, где мама и папа регулярно ходят в храм?

– Обращаются, конечно. Но знаете, мне бы даже хотелось, раз уж Вы пришли из православного журнала, немного развить и заострить эту тему… Дело в том, что я глубоко убеждена: к вере ребенка нужно приохотить, а не приневолить.

Любое насилие порождает либо неприязнь и отторжение, либо ломает человека и делает его слабовольным, зависимым, неспокойным.

Сомневаюсь, что Церковь хочет ребенка “сломать”, а вот некоторые из православных усыновителей приходят, кажется, с целью не полюбить, принять, воспитать ребенка, а любой ценой его воцерковить. Понимаете, любой ценой!

– Но священники постоянно говорят о том, что ребенка не надо неволить, заставлять его против воли выстаивать долгие службы, соблюдать посты…

– Вот именно! Маленький человек сам должен к этому прийти. Иначе только хуже будет.

– У Вас был только отрицательный опыт, связанный с православными усыновителями?

– Был очень грустный случай… Женщина – абсолютно нормальная, здоровая, адекватная с виду – усыновила девочку четырех лет. Я знала, что она верующая, ходит в храм, причащается. Она была мне очень симпатична. Я сама помогла ей найти приемную дочку.

Но, к большому сожалению, я в этом человеке ошиблась … Девочку она вскоре вернула обратно в детский дом – просто подкинула, не оставив ребенку даже его игрушек и личных вещей. А когда я узнала подробности этой истории, я была просто шокирована.

Оказалось, что удочерив девочку, приемная мать сразу стала принуждать ее молиться, выполнять послушания, каждый день водила в храм и заставляла выстаивать долгие службы, не разрешая присесть даже на минутку. Конечно, ребенок испугался.

Девочка сопротивлялась натиску приемной матери как могла: плакала, убегала, и, в конце концов, та ее вернула.

– И что теперь? Вы избегаете православных усыновителей?

– Нет! Но этот случай, этот опыт надо учесть. Конечно, из этого вовсе не следует, что православные усыновители – религиозные фанатики, и им нельзя доверять детей. Совсем нет. Вот, как раз сейчас я общаюсь с верующей женщиной, православной, которая собирает документы на усыновление девятилетнего мальчика.

Пока идет процесс сбора документов, будущая мама берет его на выходные в гости, в свою семью. Они вместе ходят в храм, и, что интересно, ребенок делает это с удовольствием.

Он стоит всю службу совершенно спокойно, причащается и даже исповедуется – сам, не по увещеванию взрослых, не потому, что так надо или из страха перед наказанием, а просто, видимо, душа его созрела для веры, есть у него потребность в этом.

Вот что значит, когда человек не проявляя насилия над ребенком, просто рассказывает и показывает ему то, что он сам любит и чем живет. Ребенок видит картинку, примеряет ее на себя и делает свой выбор.

– А на какие вопросы должен сам себе ответить усыновитель, чтобы окончательно убедиться в том, что он действительно готов к этому шагу? Существует ли какой-нибудь “тест на усыновление”?

– Теста как такового нет, но вопросы эти сформулированы давно, и на наших занятиях мы подробно говорим на эту тему.

Это очень важно, чтобы с потенциальным усыновителем поработали профессионалы – не тогда, когда он уже взял ребенка, а когда еще только задумался, брать или не брать.

Потому что часто, увидев симпатичную мордашку по телевизору или в интернете, люди кидаются собирать документы на усыновление в эмоциональном порыве. Этого делать ни в коем случае нельзя.

В этом году мы столкнулись с тремя случаями отказов: через 6 месяцев, через 8 месяцев и через год после усыновления детей вернули в детский дом. Это колоссальный удар по психике и ребенка, и усыновителей. Почему это происходит? Да потому, что мордашка оказалось не такой! Ребенок просто-напросто не оправдал ожиданий родителей, потому что люди были не готовы к усыновлению.

Люди не понимают, что ребенок из детского учреждения – это ребенок с особыми поведением. Они вообще ничего не знают о детях-сиротах. А ведь каждый приемный ребенок проходит несколько стадий психологической адаптации к новой семье, к новой жизни. И это происходит с детьми любого возраста.

Но потенциальные усыновители зачастую даже не знают о проблемах адаптации, и когда ребенок начинает капризничать, хулиганить, нецензурно выражаться (и такое бывает), они не понимают, что это вовсе не означает, что он плохой – он просто привыкает к новой жизни.

А усыновители не ожидают подобных “сюрпризов”, вот и приходят через две недели после усыновления со словами: “Заберите его назад”.

Но когда люди знают, что их ждет, понимают, что это временно, и стараются справиться с этими трудностями – самостоятельно или с помощью специалистов – тогда у них получается нормальная, здоровая семья.

Поэтому я глубоко убеждена: необходимо повсеместно открывать школы приемных родителей, центры усыновления, курсы и тренинги для усыновителей.

Причем специалисты должны оказывать поддержку усыновителям не только тогда, когда они еще готовятся взять ребенка, но и после того, как в их семье уже появился приемный ребенок.

Именно в этот период у многих усыновителей возникают проблемы, вопросы, новые страхи, и не всегда в ситуации можно разобраться самостоятельно – часто необходима помощь специалиста, будь то вопросы, связанные со здоровьем ребенка, юридические нюансы или необходимая консультация психолога.

Многих проблем и трагедий удастся избежать, просто правильно подготовив усыновителей к появлению в их семье ребенка, уж поверьте моему опыту! И справиться со страхами будет проще, когда придет четкое понимание того, чего можно, а чего просто не стоит бояться.

Подробную информацию о Школе приемных родителей можно найти на сайте проекта “К новой семье”

Школа приемных родителейбыла организована в Москве, в 2002 году некоммерческой организацией “Приют Детства”. Сейчас она является одним из главных направлений проекта “К новой семье”. Эта школа открыта для всех, независимо от вероисповедания и политических взглядов.

Ее задача – помочь слушателю разобраться в своих чувствах и намерениях, оценить свою психологическую готовность к этому шагу, подготовиться к нему морально и практически, дать системные знания, необходимые для успешного создания новой семьи.

Здесь проходят обучение как потенциальные усыновители, так и уже состоявшиеся. Слушатели школы могут получить полноценную подготовку и поддержку на любом этапе усыновления.

Занятия в школе ведут специалисты-практики: юрист (специалист по семейному праву), социальные работники, врачи (педиатр, психиатр-психотерапевт, невропатолог-генетик), педагог, детский психолог, семейные психологи.

Опытные практики-юристы расскажут будущим родителям о том, какие существуют нормы и правила усыновления, что включает в себя необходимый пакет документов на усыновление и как его подготовить, что такое судебный процесс установления усыновления.

На занятиях по медицине приемные родители узнают о том, что такое возрастная физиология ребенка, каковы особенности здоровья приемных детей, как провести независимую экспертизу здоровья.

Опытный психолог даст профессиональные рекомендации – как подготовить семью к появлению ребенка, пояснит, что такое адаптация ребёнка в семье и в обществе, расскажет, какие существуют приемы воспитания приемных детей, что такое возрастная психология ребенка и проч.

Также любой слушатель школы всегда может получить персональную консультацию у психолога, психотерапевта, педагога и юриста.

А встречи с опытными приемными родителями помогут будущим усыновителям разобраться в тех непростых ситуациях, которые возникают как в процессе усыновления, так и уже в состоявшейся новой семье.

Занятия проводятся в форме лекций, семинаров и тренингов. Обучение бесплатное. Слушатели оплачивают только необходимые для обучения методические пособия.

Занятия в Школе приемных родителей проводятся по адресу: г. Москва, ул. Академика Варги, дом 5, офис 10. НОБФ “Приют Детства”.

Телефон консультационной службы:

(495) 424-01-93

Источник: https://foma.ru/mifyi-ob-usyinovlenii.html

Страничка православного психолога

Версия для печати

Ермакова Людмила Федоровна
Об усыновлении детей

     ВОПРОС: Наша семья хотела бы усыновить ребенка, но мы не уверены, что справимся. Просим Вашего совета.

     ОТВЕТ: Однажды пришла ко мне молодая матушка, проконсультироваться по поводу опекаемой ею девочки.

Приезжая с батюшкой летом в деревню, матушка много помогала семье, живущей по соседству: одеждой, продуктами, много занималась с детьми. Отца в семье не было, вскоре умерла мать.

После ее смерти мальчиков отправили в детский дом, а девочку матушка решила взять к себе, поскольку своих детей у нее не было.

     У девочки была значительная задержка в интеллектуальном развитии, эмоциональная неадекватность и высокая степень астенизации — девочка через 30 минут заснула (просто отключилась), сидя на стуле. Несмотря на то, что батюшка с матушкой много занимались с девочкой, в школе педагоги говорили о необходимости ее перевода из общеобразовательной в спецшколу.      Однако, главная беда была в том, что стала разрушаться их семья. Батюшка сначала тоже много сил отдавал воспитанию девочки: читал ей книги, возил ее в музеи, на различные занятия и т.д., но чувствовал, что девочка раздражает его. У батюшки началась депрессия, он не хотел после службы ехать домой, стал оставаться ночевать при храме и остро встал вопрос о том, что он в таком состоянии не может служить. И это ощущалось как катастрофа.       «Может быть, Вы планировали создать детский приют при храме, с тем и брали девочку?» — спросила я с надеждой. К сожалению, оказалось – нет.      Почему я рассказываю именно этот случай с семьей батюшки, ведь я могла бы рассказать много других? И еще один вопрос: может быть, чем в более раннем возрасте усыновить ребенка, тем легче его воспитывать?      Однако, мне известно много случаев, когда усыновление младенцев приводило к печальным последствиям всех участников этого действия. Скажу больше: профессиональные педагоги или психологи брали младенца прямо из роддома, воспитывали по определенным системам, но всегда сталкивались с проблемами, которые достались ребенку от его родителей. Младенец – не чистая доска, на которой «напишу, что хочу и воспитаю, как хочу(!)» – все гораздо сложнее.      В этой связи уместно вспомнить понятие родового греха, которое все чаще употребляется в психологии и богословии. Так, А.И.Осипов утверждает, что родовой грех – это искажение природы человека, унаследованное им за грехи родителей.      Это только на первый взгляд кажется, что дети-сироты – такие же обычные дети – их только взять, отогреть, приласкать – и все будет в порядке. Нет, оказывается, у многих из них наблюдается некое искажение (деформация) психофизической природы – можно сказать — тяжелая болезнь, имеющая определенный синдром (набор симптомов). Не будем в рамках данной статьи их подробно описывать. Назовем лишь главное, с нашей точки зрения, — это сильнейшее повреждение (или несформированность) внутренней структуры личности ребенка, конечно, проявляющееся в различных нарушениях структурности его поведения. И эти нарушения хорошо видны даже на фоне наших обычных современных расторможенных детей.      Когда мы говорим о любой тяжелой болезни, мы понимаем, что хороший домашний уход недостаточен для выздоровления. Такого больного необходимо срочно госпитализировать в больницу, под особое наблюдение врачей, где возможна интенсивная терапия и оперативное вмешательство.      Аналогичная ситуация с детьми-подранками. Не будем разбирать трагические ситуации судебных разусыновлений детей с требованием приемных родителей о смене не только фамилии, но и имени этих детей. Хотим отметить только, что в этих ситуациях пострадавшими являются все участники: ребенок, приемные родители, благословивший на усыновление священник, друзья, знакомые, учителя, судьи, сотрудники отдела опеки – все получают сердечную рану разной степени тяжести.      Необходима стратегия в решении вопроса об усыновлении или взятии под опеку ребенка. В очень небольшом числе случаев ребенка можно без особых раздумий усыновить. Это прежде всего в случае потери родителей — усыновление близкими родственниками, когда все известно о семье ребенка и о самом ребенке и при этом отсутствуют смущающие обстоятельства, способные повлиять на дальнейшее воспитание ребенка.      Однако в подавляющем числе случаев лучше «поспешать медленно». Так, из медицинской практики известно, что, когда, жалея долго голодавших людей, им давали наесться – те быстро погибали. Так же погибают и люди, слишком быстро поднявшиеся из морских глубин к вроде бы спасительному воздуху. Такой же ошибкой является мнение, что усыновленному ребенку больше всего необходимы любовь, забота и бытовой комфорт. Безусловно, это важные условия, но совершенно недостаточные и даже пагубные в некоторых случаях.      Сейчас никому уже и доказывать не надо, что неразумной любовью родители могут повредить своих собственных детей. Но подобные ошибки приемных родителей, особенно не имевших до этого своих детей, в отношении к усыновленным детям часто приводят к очень тяжелым последствиям.      Дети, находящиеся в тяжелой жизненной ситуации характеризуются расстройством своих психических и физических сил, связанным прежде всего с беспорядочным образом их жизни.      В последнее время стало заметно охлаждение к различным системам воспитания и проявление интереса к тому, что об этом говорили Святые Отцы и их последователи. Одной из важнейших отличительных черт этих подвижников была строгость распорядка их жизни. Так, старец Феофилакт говорил, что «характер и личность человека складываются, прежде всего, благодаря неизменному следованию упорядоченному и правильному образу жизни. Человек, приняв решение не нарушать распорядка, приобретает решительность и мужество, которые весьма важны и необходимы в нашей жизни…      Есть и другая причина, столь же настоятельная, которая делает распорядок необходимым – изменчивость непостоянного человеческого характера, возникшая в результате падения Адама… Никакой другой, зависящий от человека фактор не способствует успеху в такой степени как …продуманный распорядок жизни…      К тому же бесспорно утверждение, что распорядок в жизни является главнейшим средством духовного преуспеяния. Он является целью законов и заповедей, которые с древнейших времен были даны Богом или людьми. Нарушение цельности характера после падения прародителей требовало законоположения для поддержания равновесия пришедших в разлад душевно-телесных сил».      Лечебницей для ребенка, много пережившего за свою короткую жизнь, привыкшего к беспорядочной жизни и имеющего подобный разлад душевно-телесных сил, является такое детское учреждение, где определенный порядок жизни, дисциплина способствуют воспитанию собранности, вниманию, структурности жизни.      У меня были ситуации, когда со мной советовались по вопросу усыновления детей. Это были тяжелые детские судьбы. Одним родителям я посоветовала не усыновить, а взять под опеку ребенка, помочь ему с устройством в суворовское училище, а в выходные и каникулы побольше проводить времени вместе. В другом случае ребенка тоже взяли под опеку и поместили его на время в интернат при монастыре, поддерживая живой контакт с ним. Другие случаи решались похожим образом. И пока никто об этом не пожалел, потому что было много ситуаций, которые бы в случае усыновления привели к достаточно тяжелым последствиям.      Поступая таким образом, мы, с одной стороны, помещали ребенка в структурированную среду с регламентированным распорядком дня, и в то же время дети обретали заботливых и любящих их близких людей.      Нельзя забывать и о сильном влиянии хорошего детского коллектива на воспитание трудного ребенка. Это замечательно раскрывается в трудах Макаренко, которые мы советуем перечитывать чаще.      Таким образом, реальная помощь ребенку, оказавшемуся в трудной житейской ситуации по нашему опыту более эффективна, когда проходит через такой промежуточный вариант: семья и хорошее детское учреждение – для мальчиков лучше суворовское или кадетское училище; для девочек – интернат при монастыре.      Семья в современных условиях городской жизни не сможет противостоять всем разлагающим воздействиям на уже достаточно расстроенную психику таких детей; воспитать привычку к порядку, послушание, иммунитет к вредоносным влияниям среды гораздо легче в детском коллективе, имеющем некоторую изоляцию от этой среды.      Вернемся к началу статьи. Почему я рассказала именно о трудностях, возникших в батюшкиной семье? Потому что в этой семье два молодых человека отдавали много сил и времени воспитанию и обучению ребенка, упорядоченности жизни придавалось особое внимание. Естественно в семье священника ребенок входил и в церковную жизнь, что редко делается в других семьях. Однако батюшкина семья подверглась тяжелейшему испытанию. Девочку удалось поместить в хороший интернат, ее часто навещают, все выходные она проводит в семье батюшки – оказалось, что так лучше и для девочки и для ее новой семьи.      Первая волна беспризорности прокатилась по России после революции и гражданской войны. Стране удалось справиться с ней и осмыслить накопленный опыт. Поэтому сразу после поворота войны к нашей победе с 1943 года стали разрабатываться меры, направленные на предотвращение второй волны беспризорности, в числе которых были созданы суворовские и нахимовские училища, накопившие уникальный опыт обучения и воспитания.

Читайте также:  Почему в церкви упала, погасла или плачет свеча? - православные молитвы

     Сейчас по стране идет третья волна беспризорности. Остановить ее можно только нашими совместными усилиями. Необходимо расширять сеть суворовских, нахимовских, кадетских училищ для мальчиков, приютов и интернатов при монастырях для девочек.

Тем же, кто хотел бы усыновить ребенка, но опасается трудностей, можно посоветовать взять под опеку ребенка, постараться устроить его в хорошее детское учреждение, а дальше жизнь или приведет к решению усыновить этого ребенка или оставить под опекой, помогая ему определиться и «встать на ноги» в этой жизни.

3 февраля 2006г.

Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал:

Источник: http://www.hram-ks.ru/ermakova7.shtml

Попечение Церкви о детях-сиротах

Доклад Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном Совете г. Москвы на Всероссийской научно-практической конференции «Технология организации патронажных служб и служб милосердия. Опыт, проблемы, перспективы». — Екатеринбург, 31 марта — 2 апреля 2008.

Комиссия по церковной социальной деятельности при Епархиальном Совете г. Москвы работает по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. В ее составе 19 священнослужителей, представляющих все благочиния г. Москвы. У Комиссии есть свой сайт – miloserdie.ru.

Одно из направлений работы комиссии – помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

При Комиссии действуют бесплатные курсы по специальностям «Воспитатель детского дома» и «Православная няня», курсы для усыновителей и опекунов, курсы патронажных сестер.

Мы принимаем людей, занимающихся социальной работой у себя на приходе, или уже работающих в государственных социальных учреждениях, супружеские пары и женщин, желающих взять ребенка-сироту на воспитание.

Патронажные сестры востребованы для ухода за иногородними малышами, которые находятся в столичных клиниках в послеоперационный период. Детям-сиротам из других городов не могут назначить операцию до тех пор, пока не будет найдена сестра по уходу на послеоперационный период.

На наших курсах люди получают знания по основам возрастной и специальной психологии, основам специальной педагогики, основам медицинских знаний, узнают о современных формах попечения о детях. Есть и особый предмет – «Духовные основы милосердия», который читается священниками. На курсах обучаются не только православные люди, училась и мусульманка, и люди совсем неверующие.

Собственно попечение о детях-сиротах Комиссия развивает сегодня по следующим направлениям.

Участие Церкви в жизни государственных домов ребенка, детских домов и приютов. Сейчас в Москве 21 дом ребенка — из них 18 окормляется Церковью. Три детских дома категорически отказались от сотрудничества.

Что понимается под окормлением? Обычно, по устной договоренности с главным врачом существует связь с ближайшим храмом.

Священник храма организует крещение всех некрещеных детей, совершает молебны о здравии детей и сотрудников, по желанию администрации проводит катехизаторские беседы с сотрудниками, собирает группу прихожан-добровольцев для посещения дома ребенка.

Они выполняют там различные поручения персонала, гуляют с детьми, поздравляют с их праздниками, по возможности оказывают материальную помощь. Прихожане, которые посещающие детский дом, водят желающих детей по воскресеньям в храм (а дети очень рады выйти за пределы детского дома), затем их ведут на воскресную трапезу.

Важно, чтобы ребенок обрел веру как можно раньше, чтобы он узнал о Боге, о Церкви не в 12-14 лет, когда у него уже искажен тип личности, а в детском возрасте. Ведь в этом неспокойном мире, в наше апостасийное время для многих единственным островком стабильности является Церковь.

Создание собственных церковных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В настоящий момент Церковь имеет 10 собственных детских домов и приютов в Москве и Подмосковье и около 30 в целом по России. Эта цифра условна, многие приюты не зарегистрированы. Они возникают не по указанию сверху, а исходя из жизненных обстоятельств.

Комиссия собирает данные о православных детских домах и приютах, данные о них приводятся на сайте Комиссии miloserdie.ru.

Следующее направление – попечение о детях-сиротах в рамках церковной общины. Церковную общину можно рассматривать как благоприятную среду для социальной реабилитации детей-сирот. Преимущество малого воспитательного учреждения, созданного при храме, заключается в том, что живая церковная община в какой-то степени заменяет ребенку семью.

Здесь всегда много знакомых, под присмотром которых он останется, выйдя из детского дома. У детей, воспитывающихся в приходе, сохраняются связи с духовником, с друзьями в общине и после их выхода в самостоятельную жизнь.

Институт Церкви – единственный, принимающий всех: больных и здоровых, образованных и необразованных, талантливых и бездарных, умных и не очень.

Современную крепкую приходскую общину можно сравнить с общиной, существовавшей в деревне, где все члены сообщества знают друг друга, имеют один идеал, общие праздники и общие печали, где развиты взаимопомощь и взаимовыручка, где каждый может найти себе применение по способностям.

Священник в приходе становится не только духовным отцом детям-сиротам, но и авторитетным близким человеком на всю жизнь. Единоначалие и соборность – принцип существования общины. Ребенок естественным образом учится уважать старших, «послушание» понимается как одна из добродетелей.

Дети-сироты могут посещать все кружки и секции при храме, участвуют в поездках в летние и зимние лагеря, организуемые храмом. Таким образом, происходит не только духовная реабилитация, но и реабилитация через спорт, творчество. Дети общаются со своими сверстниками из семей в храме, в гостях.

Они принимают участие во всех мероприятиях общины – готовят угощение на свадьбу, помогают многодетным мамам. Прихожане берут детей на праздники и выходные в гости, возят на дачу, вместе ездят в поездки. И все это делается по благословению настоятеля. Именно он знает, какой семье, какого ребенка можно доверить.

Всем своим устроением церковная община приучает детей к дисциплине и порядку, с одной стороны, и дает им чувство защищенности с другой.

Ведь если ребенок видит многодетные семьи как норму (у нас, например, семья с тремя детьми называется «малодетной»), видит, что не оставлен ни один нуждающийся, что маме с ребенком-инвалидом оказывают помощь, у него появляется уверенность и в собственном завтрашнем дне, формируется правильная модель отношений.

Известный московский священник протоиерей Дмитрий Смирнов говорил в одном интервью по вопросам рождаемости: «В моем приходе нет демографической проблемы, у нас рождаемость на уровне Индонезии…». Можно говорить о том, что в нашей стране прирост населения происходит в основном за счет православных семей.

Почти в каждом приходе есть несколько человек, желающих посвятить себя воспитанию сирот. При поддержке настоятеля и общины в таких приходах можно было бы организовать попечение о 5–10 детях. Юридической формой для такого воспитания может стать опека.

Читайте также:  Икона божией матери "всецарица" - православные молитвы

Помощь сиротам в больницах. В Москве есть три больницы, в которых содержатся беспризорники перед отправкой домой или в приют.

В одной из таких больниц служат православные сестры милосердия и добровольцы от храма Преображения Господня в Тушино.

Они занимаются с маленькими детьми развивающими играми, гимнастикой, старшим помогают выполнять уроки, беседуют, стараются понять, почему дети убежали из дома, как помочь им вернуться.

Особое попечение Церкви о детях-сиротах инвалидах. В специальных закрытых учреждениях с младенчества содержатся дети с врожденными пороками. О том, в каких условиях они живут, общество предпочитает не знать.

А между тем, по свидетельству добровольных помощников одного из московских домов для детей-инвалидов, на 30 детей там приходится иногда одна нянечка. Дети лежат в своих нечистотах, их не успевают обмыть, накормить, они обречены на медленное угасание и чаще всего не доживают до совершеннолетия.

А, например, в Австрии, матери ребенка-инвалида за то, что она сама воспитывает своего ребенка, а не сдает его в детский дом, государство платит зарплату больше, чем у водителя такси.

Из 8 домов для детей инвалидов, расположенных в Москве, Церковью окормляются 6. На базе детского дома для детей инвалидов № 8 православный Центр «Живоносный источник» реализует программу реабилитации детей с особыми потребностями. В детском доме для детей-инвалидов в Южном Бутово с особо тяжелыми детьми работают сестры милосердия.

Государству это не стоит никаких средств, а больным детям и персоналу огромная помощь и облегчение. На наш взгляд, отделения сестринского ухода для особо тяжелобольных детей должны существовать в каждом доме для детей-инвалидов.

Для детей-инвалидов следовало бы создавать специальные дома с пожизненным содержанием, не переводя их из детского учреждения во взрослое по достижении ими 18-летнего возраста.

Помощь беспризорным детям. Государство не всегда знает, что происходит с детьми. Народное добровольческое движение «Курский вокзал. Бездомные дети» родилось как ответ на бездействие государства в отношении беспризорников, ютящихся под платформами вблизи Курского вокзала.

Православные люди вот уже четыре года кормят зимой детей-бродяг, помогают им вернуться домой или устраивают их в приют.

Дети доверяют именно этим добровольцам, которые свое личное время, после основной работы, тратят на то, чтобы отвести беспризорника к врачу, купить ему лекарства, подобрать одежду.

Комиссия поддерживает общественный благотворительный проект «Территория детства». В рамках этого проекта действует группа добровольцев, которые решили защитить сирот от «мафии нищих». Профессиональные нищие покупают детей у мам-алкоголичек и используют для сбора милостыни.

Детей постоянно накачивают слабыми успокоительными препаратами, чтобы они не мешали «работать». Редко это собственные дети, чаще всего у такой «мамы» нет никаких документов на ребенка.

По существующей 151-й статье УК РФ привлечь этих людей можно только за вовлечение в попрошайничество относительно взрослого ребенка, способного руководить своими действиями, а никак не грудничка, и то лишь в случае, если зафиксировано не менее трех приводов в милицию.

В заключение хочется сказать, что потенциал Церкви в решении социальных проблем, в том числе попечения о детях-сиротах, высок и будет расти. Однако, к сожалению, много сложностей возникает из-за недостаточной поддержки социального служения церковных организаций со стороны государственных структур.

Часто Церковь пускают в детские учреждения в лучшем случае поздравить с Пасхой и Рождеством. Пока отношения построены исключительно на личном расположении главного врача или директора детского учреждения к священнику. При смене руководства может поменяться и отношение к нашей помощи.

Отношения Церкви и государства на этом поле не выстроены: нет основополагающих законов, нет нормативных актов местного значения.

Правда, есть положительные изменения. Уже подписано Соглашение о сотрудничестве между Министерством здравоохранения и социального развития РФ и Русской Православной Церковью.

В Москве подписан договор с Департаментом социальной защиты и Департаментом здравоохранения и епархией г. Москвы.

В деле попечения о детях-сиротах назрела необходимость подписания аналогичного договора и с Министерством образования.

Соловьева И.В., Секретарь комиссии по церковной социальной деятельности

при епархиальном совете г. Москвы

Источник: http://www.catgallery.ru/rondtb/diaconia/siroty/orphan-children.html

Сироты и Церковь

Один мудрец как-то заметил: «Россия — это та страна, где много что происходит, но мало что меняется в целом». У нас по-прежнему две беды, одна из которых постоянно борется с другой.

У нас всё те же проблемы, что и сотни лет назад, разве что они стали масштабнее. Одна из них — это беспризорные дети, дети-сироты.

Эта проблема, как никогда, звучит сейчас актуально, потому что страна, по утверждению социологов, переживает третью волну беспризорности.

Первые две были в 20-х годах прошлого столетия и во время ВОВ. Причём по неофициальным данным, нынешняя волна, начавшаяся в постперестроечный период и продолжающаяся по сей день, по своим масштабам превзошла и страшную военную.

Говоря об этом, нельзя умолчать о той роли, которую играла и продолжает играть Русская Православная Церковь в воспитании детей-сирот, о той помощи, которую оказывает Церковь государству в решении этой далеко не простой проблемы. Эта роль вдвойне возрастает, когда становятся понятны причины происходящего.

Поскольку специалисты в один голос утверждают, что новая волна беспризорности обусловлена нравственным обнищанием общества. А этот вопрос уже «вотчина» Церкви.

Чтобы понять, о какой проблеме идёт речь, нужно немного окунуться в историю.

Ещё в дохристианский период существовали скудельницы, где бездомные старики и старухи кормили и воспитывали брошенных детей. Средства на поддержание скудельни собирались всей общиной.

Первым из руководителей государства, обратившим внимание на проблему беспризорности, был Ярослав Мудрый, который в 1072 году учредил училище для сирот. В нём проживало и обучалось 300 юношей.

А при Иване Грозном сиротские дома были отданы в ведение Церковного патриаршего приказа. С этого момента Церковь стала уделять пристальное внимание воспитанию беспризорных детей.

В 1682 году царь Фёдор Алексеевич издал указ об открытии специальных домов для безнадзорных сирот, где их обучали грамоте и ремёслам.

В 1706 году Новгородский митрополит Иов построил на свои собственные деньги воспитательный дом для сирот при Холмово-Успенской монастыре.

А вскоре он открыл уже 10 приютов и сиропитательниц, рассчитанных на 3 тысячи человек. Одной из целей, которые преследовал иерарх, было «спасение каждой христианской души».

Кстати, помимо воспитания и обучения, эту же цель преследовал и Пётр I, издавая в 1715 году Указ «о госпиталях для сирот».

Устройством детей-сирот занималась и Екатерина II. Достаточно упомянуть об открытии в апреле 1764 года Московского воспитательного дома, а в марте 1770 года — Манкт-Петербургского воспитательного дома.

Следуя христианской традиции спасения души, исповедуемой митрополитом Иовом и Петром I, Екатарина II санкционировала открытие родовспомогательных отделений, где женщинам разрешалось рожать в маске, не открывая себя.

При Павле I Воспитательное общество благородных девиц, а позже и все воспитательные дома для сирот были переданы под покровительство императрицы Марии Фёдоровны.

В 1904 году сеть «Учреждений императрицы Марии Фёдоровны» (так после её смерти назвали созданную при её содействии сеть благотворительных учреждений) включала 140 учебных заведений, Императорский воспитательный дом для сирот, 376 детских приютов и яслей.

К 1913 году в российской глубинке существовало 921 учреждение для детей-сирот (не считая воспитательных домов и приютов в крупных городах).

Но грянул октябрь 1917 года. Для Церкви наступили тяжёлые времена. Она была практически отстранена от решения проблемы устройства детей-сирот. Новому государству нужна была армия верных строителей коммунизма, исповедующих атеизм, который у нас в стране трансформировался в безбожие. В детских домах воцарился казарменный режим.

Нисколько не умаляя достоинств великих педагогов того времени, таких, как А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский и многих других, должно признать, что они были продуктами своего времени. Ведь проблемы воспитания видоизменяются в зависимости от цели воспитания. Та цель, которая стояла перед ними, безусловно, была выполнена.

Страна получила эту армию.

Правда той страны уже нет, а проблема осталась. Государству при её решении, как никогда, нужна помощь. И к кому, как не к Церкви, оно должно сейчас обратиться. И речь здесь не только о детях-сиротах, а уже о целом поколении молодёжи.

О том колоссальном моральном и нравственном растлении, которое это поколение испытывает на себе. Эротика, порнография, насаждение культа разврата и вседозволенности, формирование гедонистических установок. Всё это калечит души не только детдомовских, но и всех российских детей.

Церковь же учит людей тому доброму, что должно формироваться в душе человека чуть ли не с молоком матери.

Наша страна за последние годы сильно изменилась. Мы окрепли. Наш авторитет на международной арене растёт. Мы многого достигли. Но главное, в духовной сфере, — изменилось отношение государства к Церкви. Это позволило Церкви, верной традиции воспитания молодёжи в духе христианской морали, с двойным усердием взяться за проблему детей-сирот.

С начала 90-х появляются православные детские дома. Так, в Москве существует Православный Свято-Софийский детский дом, Православный Свято-Дмитриевский детский дом для девочек, Православный детский дом «Павлин» для мальчиков при храме святителя Митрофана Воронежского.

В Московской области — Православный Мышкинский детский приют, приют в Одинцовском социально-культурном центре на территории храма Гребневской иконы Божьей Матери. Не остались в стороне и другие российские регионы. В Ростовской области усилиями Всевеликого Войска Донского и ростовской епархии было запланировано создание шести приютов для беспризорных детей и подростков.

В области уже работает детский приют при храме Святой Параскевы в станице Манычской. Церковь выполняет ответственную миссию — воспитания детей в духе трудолюбия, сострадания, любви к Родине.

Вот о чём, прежде всего, должны подумать и депутаты Государственной Думы, участвующие в разработке программы воспитания детей-сирот. И особенно некоторые её деятели, ратующие за запрет негосударственных форм воспитания и тем самым в одночасье устраняющие Церковь от решения этой очень деликатной проблемы.

Прокомментировать это мы попросили настоятеля Храма Рождества Пресвятой Богородицы Московской епархии отца Бориса.

— Отец Борис, считаете ли вы, что государство в состоянии само, без чьей-либо помощи, справиться с проблемой сиротства?

— Я так не считаю, потому что это та проблема, которой должны озаботиться люди, знакомые с состоянием души любви.

У государства казённый подход к её решению, а здесь должна быть в основе семейная традиция, то есть люди, которые будут заниматься этим вопросом, помимо, безусловно, веры в Бога, будут в состоянии озаботиться судьбой детей-сирот, полюбить их, как своих собственных детей. Государство на данный момент не в состоянии сделать это. Здесь нужен только любовный подход.

— С 2006 года рассматривается программа о том, чтобы в 5-7-летний срок ликвидировать детские дома, а детей-сирот пристроить в семьи. Это утопия?

— Не думаю, что это утопия, особенно у нас в стране, где народ унаследовал тысячелетние христианские традиции гуманизма, милосердия, сострадания. Сколько семей уже взяли к себе сирот даже при наличии своих собственных детей и любят их как родных.

В идеале сирот не должно быть. Каждый ребёнок должен найти семью, пусть даже она будет приёмной, чтобы ребёнок ощутил на себе родительскую любовь.

И, конечно, здесь нужно говорить не о ликвидации детских домов, а о ликвидации беспризорничества как социального явления.

— И последний вопрос. Отец Борис, какая работа в этом направлении ведётся в Королёве вашей церковью?

— Наша церковь открылась недавно. Сейчас мы оказываем посильную помощь детям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, в пропитании, одежде, первичной медицинской помощи. В будущем мы надеемся, что сможем оказывать более действенную помощь, вплоть до того, чтобы помещать ребят в семьи, в которых они найдут любовь и понимание. Мы будем молиться, чтобы сироты обрели семью.

Сергей КАСТАЛЬСКИЙ, Калининградская правда, №97,(17373 ), 28 августа 2008 года

Источник: http://hramvkostino.ru/newspaper/siroty-i-cerkov.html

Православный священник воспитал 160 детей

?olegfreedom (freedom) wrote,
2014-07-16 10:01:00olegfreedom
freedom
2014-07-16 10:01:00– А как не взять ребенка, когда приходит девушка и говорит, что ей нечего есть и негде жить, и просит взять крошечную девочку? – вспоминает батюшка.

На семейном совете было решено, что девочка – это Божье благословение, а где четверо своих ребят, там пятый не помеха.

Всем хорошего дня, в эфире Мечтательная Среда от strana_mechta в блоге Олега, с вами Вероника veronikanews, и мы говорим о мечтах! Сегодня — мечта подарить детство!

История этой большой семьи началась 17 лет назад, когда в доме православного священника Бориса Кицко появилась первая приемная девочка. Малышку 25-ти дней от роду отцу Борису принесла молодая мать. Тихонько зашла в храм после службы и передала копошащийся сверток.

Тогда никто и подумать не мог, чем обернется подобное пополнение в православной семье. Один за другим в доме у отца Бориса Кицко стали появляться приемыши.

Были найденыши с улицы, инвалиды, которых не брали в детские дома, и даже дети, которых привозили родители, не справившиеся с воспитанием маленьких хулиганов.

– 6 своих ребят и 16 усыновил, хотя батюшка не делит их на родных и чужих. Старался помогать всем.

Так возникла идея создать при храме семейный приют для нуждающихся, — рассказывает служитель обители иеромонах Александр.

Но сделать это оказалось не так просто. Из-за чиновничьей бюрократии батюшка долго не мог добиться получения статуса воспитательного учреждения, поэтому детей приходилось брать под опеку. Еще для 40 малышей священник стал опекуном.

Так и без того большая семья священника увеличилась почти в три раза, прежде чем храм получил официальное разрешение на организацию приюта для нуждающихся детей.Под жилье для воспитанников приспособили бывшее складское помещение, переданное церкви много лет назад, оборудовали всем необходимым для жизни.

– У каждого из ребят есть свои обязанности, но никто не принуждает заниматься нелюбимым делом. Все посещают школу, а после ухаживают за домашним подворьем, – рассказывает отец Борис.

«Чем отличается наш приют от государственных детских домов? — В детский дом приходят на работу. Отработал человек смену, и ушел домой. Его не интересует дальше судьба ребенка. Дети там получают все готовое. Готовая пища, чистая одежда. За них постирают, погладят, приберут. Своих детей мы воспитываем как в большой семье.

Читайте также:  Мощи святого пантелеймона целителя - православные молитвы

Мы держим скот — лошадей, коров, коз, кур, уток, гусей, цесарок, у нас своя пасека. Когда дети уйдут от нас, когда они вырастут, они смогут вырастить что-то в своем огороде, поднять скотинку.

Ведь дети охотно учатся этому — садят снами в огороде, делают прополку, охотно убирают урожай. Я им говорю: помните пословицу — как потопаешь, то и полопаешь. Сегодня посадим, а осень и зиму этим и жить будем.

Поэтому они охотно исполняют тот труд, который мы на них возлагаем».

Сейчас общественное отношение в городе к приюту существенно поменялось. За все годы работы здесь воспиталось более 160 ребят, двое из которых предпочли продолжить дело отца Бориса и стали священниками.

Доброе дело поддержал митрополит Мефодий, епископ Пермский и Соликамский, вся работа в приюте ведется с его благословения.

– Не должно быть чужого горя, мимо которого ты можешь пройти, — поясняет отец Борис.

Что же я буду за священник, христианин, если я не помогу нуждающемуся.

Но отец Борис не остановился на создании приюта для своих детей. «Когда я стал думать, что бы такое сделать для моих хлопцев, я вспомнил о том, как в детстве любил лошадей. Лошадь — это же не просто животное. У нее есть характер. Она, можно сказать, личность, друг. И поэтому особенно привязывает к себе человека», — вспоминает батюшка.

Сейчас в конно-спортивной школе отца Бориса более 40 лошадей, в школе занимаются около сорока детей из приходского приюта и еще шестьдесят из города. Обучение бесплатное. После полутора часов занятий детей обязательно кормят в трапезной. В дождь занятия не отменяются, дети ездят верхом и зимой, и летом. Школа работает семь дней в неделю.

Ученики сами ухаживают за лошадьми, седлают, чистят, моют конюшню. Ребят с территории конной школы буквально не выгонишь, они готовы проводить здесь дни напролет. Но если вдруг преподаватели узнают, что их ученик из-за лошадей стал прогуливать обычную школу или у кого-то снизилась успеваемость, — могут отстранить от занятий.

Это, конечно, самое страшное наказание. Не менее строгий штраф налагается за матерную ругань, распитие спиртных напитков и курение. Но ради лошадей даже самые закоренелые хулиганы готовы терпеть такую строгость. Так и начинается их исправление.История найдена благодаря Нике Сусловой.

Спасибо!

Знаете ли вы такие семьи, где есть и свои и приёмные дети? Мечтали ли эти родители о большой семье или так сложилась жизнь? Расскажите!

Источник: https://freedom.livejournal.com/1882955.html

Русская Православная Церковь и сироты

?arguendi (arguendi) wrote,
2012-12-26 16:06:00arguendi
arguendi
2012-12-26 16:06:00Есть такой демократ и оппозиционер Кирилл Шулика, заместитель товарища Милова по партии «Демвыбор».

Вот он:Надо отметить, Милов и Ко выгодно отличаются от нашей революционной оппозиции тем, что пытаются сформулировать хоть какую-то стратегию реальной политической борьбы, попутно в пух и прах разнося призывы Навального к «мирной антикриминальной революции», маршам миллионов и расклеиванию листовок от доброй машины пропаганды.

Читать пассажи Милова супротив координационных советов и прочей постыдной удальцовщины — одно удовольствие.Но вот в содержательной своей части они меня ничем не привлекают — всё такая же огульная и довольно примитивная критика Путина и «режима». Да и чем меня, русского националиста, может привлечь демократ? Взять того же Шулику.

Помимо того, что у него вся власть — тупоголовые жулики и воры, он еще очень уважает Горбачева, Ельцина и блок НАТО. В общем, обычный для отечественной психиатрии случай — демократ клинический (он же — либерал клинический).Недавно Кирилл Шулика высказался по Чаплину. Он вообще любит по всем высказываться, развешивая соответствующие ярлыки — эмбицил, дебил, тупица и так далее. Прям как я.

Но если я прав, то он, естественно, нет. Ибо я умный, а у него — известное психическое заболевание «Оппозиция Головного Мозга», мешающее ему этим самым мозгом адекватно пользоваться.Так вот, Шулика в 1001-й раз написал критический пост в отношении моего любимого Чаплина. Повод был известный — в связи с позицией отца Всеволода о поддержке запрета на усыновление сирот американцами.

И вот как Шулика резюмировал свой текст:

Он нигде не говорит о роли церкви в борьбе с сиротством, а ведь детские дома при монастырях раньше были распространенным явлением, равно как и усыновленные священниками детдмовцы. Вот их как раз воспитывали в православной традиции и приобщали к вере. Сейчас все это единичные случаи и не более того.

Как видим, обычное проявление болезни демократа клинического: Церковь превратилась в инструмент управления, оболванивания, путинской пропаганды, ну и далее как фантазия позволяет. Да! Самое главное чуть не забыл! Церковь — это коммерческая структура по зарабатыванию бабла. Которое она тратит на себя.

На лимузины и дачи, где живут и едят черную икру митрополиты и епископы. В общем, ничего христианского в Церкви по сути уже и не осталось.

Естественно, мою христианнейшую душу этот выпад задел, и поскольку тема сиротства в предновогодние дни на слуху, я решил немного погуглить, дабы разобраться, что же на самом деле происходит в означенной сфере и насколько случаи опекунства со стороны РПЦ «единичны».

В общем, поехали!Это отец Александр Тылькевич — настоятель Свято-Петро-Павловского храма в г. Шилка Читинской области (маленький городок в 300 км от Читы). У него 14 детей. Двое родных, остальные — приемные.

Это Ксенька, самая младшенькая. А вот здесь вы можете немного ознакомиться с жизнью о. Александра.

Надо отметить, семья Тылькевичей в оформлении опекунства – профи. Они работают с семьями, которые готовы взять детей — помогают им пройти все инстанции. Оказывается, это тяжелейшее дело — усыновить ребенка (надеемся, теперь, когда янки пойдут прочь, станет попроще).

Отец Александр говорит, что легче работать с социальными службами, чем с детскими домами: «детские дома подчиняются Министерству образования. Почему невыгодно им отдавать ребенка? На детдомовского ребенка «навешивают» кучу диагнозов, которые дают право на дополнительные дотации. У нас Наташка была с диагнозом микросомия, то есть — карликовость, а теперь она уже на голову выше мамы.

Когда мы забираем ребенка, мы лишаем их прибыли. А социальные службы сидят на таком скудном пособии. Их желание — отправить ребенка в семью как можно быстрее».Можно только представить себе какой уровень мздоимства царит в тех случаях, где усыновителями выступают иностранцы. Особенно учитывая обороты этого гадкого бизнеса — десятки (если не сотни) миллионов долларов в год.Идем дальше.

Слева от дяденьки с книжкой — благочинный Саракташского округа Оренбургской епархии протоиерей Николай Стремский. Он взял в свою семью 70 детей.

Такой вот «единичный случай», по мнению российского демократа. На фотографии, кстати, отец Николай презентует Путину программу развития Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия п. Саракташ. По этой ссылочке можно получить более подробную информацию о жизни отца Николая и его обители.

Началось все в 1992 году, когда молодой священник с супругой не смог отказать старушке, приведшей к ним своих внуков: «Возьми, батюшка, детей. Не подниму их на ноги, стара стала. Мать убили, отец сгинул…». В 1993 году в семье стало 15 детей…

А вот сайт детского дома «Павлин». Его основателем является известный священник Дмитрий Смирнов. Он, кстати, как и Всеволод Чаплин, сторонник запрета усыновления детей иностранцами.

И, мне кажется, ему есть что сказать своим оппонентам. И, кстати, дедтдом «Павлин» не единственный у отца Дмитрия. Он — создатель, руководитель и воспитатель трёх детских домов.

Еще один единичный случай, по мнению демократа Кирилла Шулики.

А это протоиерей Андрей Воронин — директор Ковалевского детского дома для мальчиков в Костромской области.

Замечательные он проекты осуществляет, которые остаются вдали от пристального взора демократической общественности, сражающейся с преступным режимом:

В Костромской области почти 40 воспитанников интернатов обрели семью благодаря необычному социальному проекту…

Дома для приемных семей построены благодаря помощи Ковалевского детского дома и его директора протоиерея Андрея Воронина, благочинного Нерехтского округа. На собранные пожертвования удалось возвести 3 особняка, в каждом будут жить по 2 семьи.

«Но что это вы все про священников, да про священников?!» — возразит нам Кирилл Шулика.Понятное дело, что среди них изредка еще попадаются добрые люди (странно, что в этом списке оказался и о.Дмитрий Смирнов — он же ретроград и мракобес!), а где же сама Церковь в этом процессе? (Типа священники это не Церковь: такое мнение весьма популярно, оказывается Церковь — это некие «зажравшиеся иерархи», а хорошие священники и миряне — это уже и не Церковь).Ну что ж, давайте попробуем посмотреть на «официальную» РПЦ.

«Как бы ни был хорош детский дом, ребенок должен обрести семью.

Церковь должна более активно заниматься вопросами усыновления», — заявил сегодня председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон, выступая на пленарном заседании III Межрегиональной конференции по церковному социальному служению, которая проходит в Екатеринбурге.

«Очень важная задача — помочь нашим сиротам обрести семью», — отметил председатель Синодального отдела. Он напомнил, что в монастырских приютах недопустимо навязывать детям монашеский образ жизни. «Приют не может быть местом, где ребенок должен пребывать до 18 лет, а должен быть центром усыновления. Руководство приюта должно помогать усыновлению детей».

О как. Оказывается, есть монастырские приюты, в которых воспитывают детей-сирот (по-видимому, случаи это единичные). И надо же, церковный руководитель по этому направлению особо отмечает, что недопустимо насильственное воцерковление детей.

Задача церковных приютов — передавать детей в семьи, способствовать их усыновлению, а не превращать сирот в монахов.

Интересно, удивится ли Кирилл Шулика, услышав про такую политику? Поверит ли он ей? Не увидит ли здесь фальсификации, жульничества и воровства?А вот еще некоторые новости, которые могли бы заинтересовать нашего Кирюху:

Создана Комиссия по церковным приютам и вопросам церковного попечительства о детях при Патриархе Московском и всея Руси.

Завершился первый этап Съезда руководителей церковных приютов.

В работе первой группы Съезда руководителей церковных приютов участвовали 49 представителей 25 приютов из Алтайского края, Владимирской области, Волгограда, Ивановской области, Кемеровской области, Костромской области, Москвы и Московской области, Новосибирской области, Пермского края, Ростова-на-Дону, Саратова, Смоленска, Ставропольского края, Тульской области, Тюмени и Ярославской области.

Взаимодействие Церкви и государства в области поддержки семьи, материнства и отцовства, создание школ приемных родителей и устройство детей в семьи обсуждались на V Съезде уполномоченных по правам ребенка в России, который вчера завершился в Санкт-Петербурге.

Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов в своей речи перед участниками съезда отметил, что Церковь играет огромную роль в вопросах защиты детства и семьи.

По словам Павла Астахова, ни одна негосударственная организация в современной России не играет такой заметной роли в деле защиты прав детей, как Русская Православная Церковь.

«Русская Православная Церковь из негосударственных организаций является самым большим центром опеки и поддержки детских учреждений», – отметил уполномоченный по правам ребенка.

Отдел по церковной благотворительности и социальному служению заключил соглашение о сотрудничестве с Национальным исследовательским ядерным университетом «МИФИ».

Благодаря партнерской программе Церкви и ведущего технического вуза, одаренные дети из многодетных и малоимущих семей, инвалиды и сироты получат дополнительные возможности подготовиться к поступлению в университет и получить в нем высшее образование.

И таких новостей, я вам скажу, до фига и больше. Стоит только вбить в строку поиска что-нибудь наподобие «РПЦ детские дома», как вылетает такая куча ссылок, что после получаса блуждания по ним я понял: тону.

Желающим разобраться более детально в вопросе могу лишь порекомендовать к внимательному изучению официальный сайт Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви и базу данных по социальному служению Церкви — реестр социальных учреждений, проектов и инициатив Русской Православной Церкви, осуществляющих свою деятельность на всей ее канонической территории — как в России, так и за рубежом. В России согласно этой базе (лично проверял) — 2730 позиций, т.е. почти три тысячи (!!!) служб, отделов и различных проектов, направленных на социальное служение, в том числе и на помощь детским домам.

А теперь давайте подведем итоги, ибо я реально запарился скакать по гугл-поиску.Наверное, у меня получилось далеко не убедительно продемонстрировать роль и значение Русской Православной Церкви в деле помощи детским домам и сиротам. Кто сделает лучше — буду только рад прочитать добросовестное исследование на заданную тему.

Но одно могу сказать уверенно: информации в открытом доступе — более чем достаточно. Просто это не та информация, что в почете среди наших демократических, либеральных и оппозиционных масс-медиа. Ну, не нравится им рассказывать про то, как Церковь реально помогает людям и детям. Не нравится. Не вписывается это в общую канву их упоительных историй про часы, нанопыль и священников за рулем БМВ.

И вы знаете, я не вижу в этом ничего страшного. Мне совершенно нет дела до либеральной русофобской пропаганды. Мало ли что пишут в своих блогах и своих убогих газетенках враги моей Родины? Главное ведь реальные дела, реальная деятельность.

А именно по реальным делам русские люди и судят о своей Церкви (членами которой они и являются, кстати!), судят по тому, что они видят каждый день, приходя в храмы и посещая монастыри, узнавая о церковной жизни, ее проблемах и тяготах по своему собственному опыту.Поэтому, думается мне, русский народ и поддерживает свою Церковь и своего Патриарха.

А на то, что пишут в интернетах ему откровенно наплевать. Он не интернетом живет, а реальной жизнью.P.S.Вся правда об РПЦ, которую вы хотели знать:

духовный кнутдуховная дубинкаинструмент, помогающий власти решить ее вопросы

пара гнедых — омоновец с шлемом и поп с крестом

Регулярно ее слушаю.Молодец она. Ничего не скажешь.

АПД.

Источник: https://arguendi.livejournal.com/248673.html

Ссылка на основную публикацию