Обучение богослужебному пению в православном церковном хоре – православные молитвы

Школа обучения Богослужебному пению в церковном хоре по нотам

Обучение Богослужебному пению в православном церковном хоре - православные молитвы

Pravoslavie.Guru > Искусство > Обучение пению на клиросе в церковном хоре

Богослужебное пение – не что иное, как совместная молитва всех, участвующих в церковной службе.

Церковное хоровое пение со времён апостолов является составной частью молитвенного собрания.

Большая духовно-просветительская миссия заключена в православном церковном пении. Это средство, через которое проповедуется Слово Божье, образующее особый богослужебный церковный язык.

В храм очень часто заходят люди мало что понимающие в церковных традициях. Ощутить действие благодатной молитвы, умиление и проникновение в её суть помогает церковное хоровое пение, научиться которому под силу каждому.

Школы и курсы церковного пения

Для любого начинания важно желание и дальнейшие действия. Освоить церковное хоровое пение помогут, возникшие совсем недавно хоровые курсы при храмах, программа которых построена с самых азов:

  • распевки;
  • несложные произведения;
  • изучение истории храмового пения;
  • церковные гласы.

Обучение пению на клиросе сводится к несложным произведениям, состоящим из двух партий, и проходит бесплатно.

Кроме курсов, существуют целые школы церковного хорового пения. В больших городах, например, Москве, Санкт- Петербурге, их можно найти при каждом храме.

В школах обучение длится от года до трёх лет. Для желающих пройти обучение унисонному певческому искусству в Москве открыта Школа византийского хорового пения. Её адрес легко можно найти в интернете.

В школу церковного хорового пения принимают как детей, так и взрослых. Начинается обучение с:

  • нотной грамоты;
  • сольфеджио и вокала;
  • богословия;
  • текстов церковных песнопений.

Но не везде можно найти такие школы. В крайнем случае можно найти храм и связаться с регентом.

Обучение церковному пению

Вам необходимо:

  1. Научиться беглому чтению церковно-славянской литературы. Для этого нужно ежедневно читать книги и молитвослов, которые написаны церковно-славянским языком и практиковаться в его понимании и проговаривании. Этими книгам являются Часослов, Минея и Октоих. Именно они изданы на языке, считающимся основным – церковно-славянском.
  2. Следует заниматься изучением нотной грамоты и сольфеджио.
  3. Не нужно самостоятельно изучать осмогласие, потому что в храмах напевы разнятся. Лучше сразу разучить напев храма, в котором хотите нести певческое послушание.
  4. В хоре ориентируйтесь на опытных певчих.
  5. При пении с хором стремитесь к точному попаданию в нужную ноту, следите за направлением звука, произношением, дыханием и громкостью.

Обучение церковному пению необходимо продолжать самостоятельно:

  1. Для этого нужно взять ноты и разучивать песнопения в сопровождении музыкального инструмента, припевая вместо слогов названия нот, прослеживая их длительности.
  2. Музыкальную партию нужно взять для сопрано, а вокальную воспроизводить для альта.
  3. Полезны также индивидуальные занятия с педагогом, который подскажет направление обучения.
  4. Следует добиваться светлого, умиротворяющего и величественного пения.
  5. Не стоит увлекаться красивой гармонией, эффектами или сложными партиями. В хоровом церковном пении слова первичны.
  6. Старание и упорный труд помогут через год довольно прилично исполнять произведения на клиросе.

Обучение пению на клиросе

Клирос – место в храме, где находятся певчие. Исторически церковное пение сводилось к одноголосью и монотонности. Их исполнение не отличалось сложностью.

Современный клирос – это многоголосный хор, который имитирует пение ангелов. В больших храмах он имеет правую и левую часть, в одной поют любители, в другой профессиональные исполнители.

Клирос располагается на возвышении перед алтарём.

Чтобы начинать обучение пению на клиросе необходимо:

  • иметь музыкальный слух;
  • красивый по тембру голос;
  • желательно иметь музыкальное образование.

Если музыкального образования нет, то нужно начинать с самостоятельного изучения нотной грамоты. Пение на клиросе предполагает быстрое чтение нот с листа. Многократное повторение и упорство позволят овладеть этим навыком.

Подготовке к богослужению нужно уделять на неделе около пяти часов. Во время репетиций происходит спевка с другими певчими, определение положения в хоре, которое зависит от высоты голоса.

Хоровое исполнение на клиросе должно оказывать сильное воздействие на слушателей. Чтобы достигнуть подобного результата нужен большой труд. Он заключается в регулярных репетициях, изучениях и нюансировках репертуара, распевания.

Виды богослужебного пения:

  • Знаменное или крюковое пение, в котором хор исполняет одногласие. Этот вид древнего церковного распева предшествовал современной нотной записи музыкальных произведений. Он записывается специальными значками «знамёнами» или «крюками».

Источник: https://pravoslavie.guru/iskusstvo/obuchenie-peniyu-na-klirose-v-tserkovnom-hore.html

Обучение церковному пению: лучшие школы и курсы для начинающих

Церковное пение – такое же искусство, как любое иное вокальное направление или же игра на одном из музыкальных инструментов. Для того чтобы освоить его, в первую очередь необходимо обладать слухом, а во вторую – иметь талант или музыкальное образование, а желательно, и то и другое.

Обучение церковному пению невозможно без знания нотной азбуки, а также без изучения тонкостей богослужения.

Для чего поют в храме?

Церковное пение – это не просто исполнение молитв под музыку или без нее.

Под данным понятием подразумевается целый набор знаний, которые каждый участник хора должен приобрести в процессе обучения, чтобы петь осмысленно, чувственно и со знанием дела.

Обучение исполнению в храме – это не просто ноты, программа и методика.

Это еще и познание тонкостей проводимых служений в церкви, изучение старославянского языка (именно на нем написано большинство текстов), ознакомление с молитвами.

Чаще всего в ряды церковников попадают те люди, которые уже имеют музыкальное образование или же наделены несравненным талантом от Бога, и им дается вокал как нечто само собой разумеющееся.

В таких случаях обучение нотной грамоте не станет препятствием на пути – ведь если что-то дано, то теория приложится сама собой.

В последнее время вопрос духовности для российских людей стал более актуальным, поэтому появилось множество желающих пополнить воскресных школ. Сразу обращаем ваше внимание на то, что подобные заведения имеют различные стартовые требования к абитуриентам.

Есть такие, которые принимают всех, важно только обладать слухом и чувством ритма. Они предлагают краткий курс сольфеджио и практической игры на инструменте (чаще всего это фортепиано). Другие же не берут людей без музыкального образования (хотя бы соответствующую школу нужно окончить).

Выбор места для обучения

Давайте узнаем, какие на сегодняшний момент курсы церковного пения существуют в Москве, и на каких условиях они принимают в свои ряды новых участников.

  • Крутицкое Подворье, храм Воскресения Словущего. Производится набор людей в возрасте от 18 до 50 лет. Учеников делят на группы: имеющие музыкальное образование и не имеющие такового. Первые проходят обучение в течение одного года, за который будет изучаться структура литургии и всенощного бдения.Для начинающих преподаются азы музыкальной грамоты. Принимают людей после прослушивания, которое проходит каждое воскресенье. По окончании выдается сертификат.
  • Храм Трех Святителей на Кулишках, Регентские курсы. Для желающих поступить сюда следует соответствовать трем условиям: музыкальное образование, благословение духовника и годичная практика участия в хоре.
  • Школа церковного пения при Православном центре «Живоносный источник». Организация была основана в 2004 году и предназначена для обучения взрослых с любым уровнем подготовки. Получить необходимые навыки здесь можно бесплатно, а по окончании курса выдается справка.

В западной ветви православного христианства, то есть в византийской и греческой церквях, более распространенным является унисонное пение. Курсы исполнения на византийский манер, то есть в унисон, можно пройти Школе византийского песнопения. Находится в здании издательского совета Русской Православной Церкви на 4-ом этаже.

Обучение здесь длится от одного до трех лет, в зависимости от стартовой подготовки абитуриента. Здесь предлагает бесплатное обучение церковному пению, а также изучение азов музыкальной грамоты и греческого церковного слога.

Стоит отметить, что принцип пения по византийскому шаблону принципиально отличается от российского. Разница заключается не только в унисоне и отсутствии полифонии, но и в самих текстах, а также в музыке. В Москве это единственное место, где проходит обучение имен такой манере церковного песнопения.

Кратко о программе обучения

Научиться петь молитвы самостоятельно сложно, особенно без требуемой музыкальной подготовки. Тем, кто окончил музыкальную школу, несомненно, проще – остается лишь тренировать свой голос, «подтачивать» его под пения для Богослужения и изучать язык, на котором будет исполняться репертуар.

Программа, по которой должно проходить сжатое обучение пению на клиросе и в хоре:

  • Изучаем ноты, размеры, такты, оттенки и штрихи в музыке. Учимся читать с листа, причем не только путем нажимания тех или иных клавиш, но и с учетом силы и характера звука.
  • Знакомимся с сольфеджио – это теоретическая часть музыки. Методика ее изучения будет более упрощенной, нежели в школах.В ходе уроков ученики узнают, что такое интервалы, аккорды, лады, какие бывают паузы и прочие моменты в теоретическом разделе.
  • Вокал. Основа основ, в ходе которой «растягивается» голос с помощью специальных упражнений-распевок. Они направлены как на усиление дыхания, так и на увеличение диапазона голоса.
  • Изучение текстов церковных песнопений. Заучить их нужно не просто наизусть, а с пониманием того, о чем в них говорится, а также в соответствии с каждой нотой, которой соответствует свой слог.

Для начинающих предлагаются простейшие тексты молитв, состоящие из нескольких фраз, которые повторяются под различные музыкальные мотивы.

Несколько полезных советов

В основе обучения данному искусству лежит так называемая школа церковного пения под названием осмогласие. Суть заключается в том, что одновременно в молитве звучат восемь ладов, у каждого из которых своя партия. Общее звучание получается особым и ассоциируется у людей исключительно с Богословными мотивами.

Дабы в совершенстве освоить осмогласие, необходимо:

  • Грамотно определить свой тембр и высоту голоса. Большая часть людей обладает вторым сопрано (средний тембр), мужчинам более свойственны альты, редкие женщины поют на высоте первого сопрано.
  • На начальных этапах прислушиваться к «лидерам» церковного хора.
  • Стараться удержать свою партию во время исполнения произведений, а не «плавать» между голосами.
  • Всегда выделять свою партию в общей партитуре и четко ее знать.

Талантливейшие ученики школ церковного пения могут пройти обучение пению на клиросе. Клирос – это возвышенность в любом храме, которая имеет зеркальную структуру – находится справа и слева от алтаря. В правой части клироса стоят профессиональные хористы, а в левой – любители.

Для того чтобы выступать на служениях, следует регулярно тренироваться и уметь не только удержать свою партию в хоре, но и исполнить ее с чувством, качественно и выразительно.

Источник: https://religiya.guru/polezno-znat/gde-projti-obuchenie-tserkovnomu-peniyu-spisok-shkol-i-kursov.html

Желание петь — блажь или призвание? / Православие.Ru

Желание петь на клиросе испытывают многие. Стоит ли воспринимать тягу к церковному пению как призвание? Нужно ли реализовывать свое желание? Возможно ли это? Принесет ли это пользу Церкви? Об одном таком опыте — рассказ от первого лица в нашей сегодняшней рубрике.

    

Изначально я очень сильно сомневалась в том, что мне стоит воплощать в жизнь свое желание петь в церковном хоре. Однако обстоятельства складывались таким образом, что не встать на клирос означало бы непослушание настоятелю храма, который я посещала. А на это я решиться не могла.

Окраинный храм, небольшой женский коллектив. Почти у всех была основная работа, и на клирос многие приходили при наличии свободного от нее времени. Священники и тому были рады — с певчими было не густо.

Многие из нас послушно пели стихиры, тропари и нотные песнопения, на которые указывал регент, но самостоятельно в уставе не разбирались и без регента службу спеть не могли. Однажды пришла я пораньше, время начала Литургии неумолимо приближалось, а регент и другие певчие опаздывали.

Священник выглянул из алтаря и, увидев одного певчего, удовлетворенно кивнул: ему и невдомек, что этот певчий — дуб-дерево и в одиночку даже «Господи, помилуй» в нужном месте не споет. Когда я поняла, что батюшка может начать службу, не дожидаясь прихода опаздывающего регента, — сбежала с клироса сломя голову.

Стыдно, конечно, но это лучше, нежели претерпеть позор потом, во время службы. После второго такого происшествия я начала задумываться о том, что со своим образованием в этой области надо что-то делать.

Оказалось, что учиться церковному пению в Саратове человеку, занятому на основной работе с 8 до 17 часов, особо и негде. Но мне несказанно повезло…

Спасите наши уши!

Однажды мне поступило предложение петь в храме во имя святого праведного Лазаря Четверодневного, что на Ново-Елшанском кладбище.

Желающих быть там певчими не было: и добраться сложно, и прихожан особо нет в связи с удаленностью от города.

И как-то все сходилось на мне: живу недалеко, в Жасминном, есть свой автомобиль, желание подтянуть свой уровень в области церковного пения и возможность сделать это, не травмируя слух прихожан.

Несколько вечеров перед первой Литургией, которую мне предстояло спеть самостоятельно, со мной позанималась регент Никольского храма. Она упорядочила в моей голове знания и навыки, и я стала понимать ход службы, а также вполне сносно пропевала основные песнопения. Больше времени на занятия не было — приближались выходные и мое первое «одиночное плавание».

Как только началась служба, меня парализовал страх. Отчего?! Ход Литургии я выучила, священника знала давно, свечница — добрая знакомая, а алтарник — тот вообще живет со мной по соседству. Больше в храме никого не было, кроме Сил бесплотных.

«Вот в них все и дело!» — это я потом прочувствовала душой. Впоследствии трепет перед службой возникал всегда, даже когда я уже была уверена в своих силах. Я поняла, что богослужение — самое важное, что происходит на земле.

А человек, участвующий в нем, несет колоссальную ответственность за качество и каждую секунду этого таинственного действа.

На той, первой, Литургии я читала и пела как в тумане, от страха совершенно ничего не соображая. Подошел черед чтения Апостола. На ватных ногах я вышла к центральному аналою и на возглас священника из алтаря: «Премудрость!» зачем-то вместо фразы «К Галатам послания святаго апостола Павла чтение» торжественно изрекла: «Вонмем!».

Единственное, на что в тот момент хватило моего парализованного страхом ума, — понять, что сморозила я что-то не то… Повисла звенящая тишина. Мне эта минута тишины показалась вечностью, я покачивалась на ватных ногах, борясь с желанием упасть в спасительный обморок.

Священник меня из ступора вывел, ситуацию исправил, я прочла послание к Галатам и с горем пополам допела-таки Литургию.

Читайте также:  Молитвы святому великомученику георгию победоносцу - православные молитвы

На всенощном бдении, которое сложнее Литургии, я первое время тоже выкидывала фортели. Бедные батюшки, которые служили в Лазаревском храме посменно! Все они понимали, что деваться от меня некуда. Певчих, умеющих самостоятельно, в одиночку пропеть всю службу, в городе тогда можно было пересчитать по пальцам…

И вот буквально за несколько последних лет ситуация в нашем городе переменилась. Я даже немного завидую тем, кто учится петь сейчас, потому что перед этими людьми открыты большие возможности получить глубокие знания, и ничьи уши от их ученических ошибок не пострадают!

Любители-отличники

Любительские хоровые коллективы сейчас есть практически во всех саратовских храмах, а в некоторых помимо любительских взрослых хоров существуют и детские.

Я пообщалась с регентами любительских церковных хоров, интересуясь у них, можно ли научиться церковному пению, не имея музыкального образования. Есть ли шансы научиться красиво петь, если ваш голос не услаждает слух собеседника? Возможно ли это, если вы немилосердно фальшивите, а петь очень хочется?

— Было бы желание, — говорит Ирина Катарьян, регент Ильинского храма поселка ВСО города Саратова. — Я никого не отсеиваю. Слух можно выработать, голос поставить.

Все зависит от трудолюбия человека, и нередко приходится замечать, как люди с меньшими вокальными данными оставляют позади тех, кому дарован хороший слух и голос. Наши любители сейчас уже поют Литургию по субботам.

Я считаю, что практика очень важна и именно применение знаний на богослужениях ускоряет обучение.

— С любительским хором очень приятно работать, — рассказывает Мария Никитина, преподаватель церковного пения в певческой школе Петропавловского храма Саратова. — Они как дети-отличники: их важное качество — усердие.

— В певческой школе Петропавловского храма преподается чинопоследование богослужения (устав), церковнославянский язык, вокал и непосредственно пение, — рассказывает регент любительского хора Виктория Усова. — Любители поют на вечернем богослужении по пятницам и на Литургии по субботам. В праздники выезжают на богослужения в села, где нет певчих. Сейчас у нас обучается 30 человек.

Наталья Федотова занимается с любительским хором храма во имя святителя Митрофана Воронежского.

— Хор существует с июля 2015 года, — рассказывает Наталья. — Учим пока Литургию (обиход) и тропарные гласы. Результаты уже есть. Конечно, приходится много времени тратить на обучение новичков нотной грамоте, потому что основная масса учеников музыкального образования не имеет, но это преодолимое препятствие.

В бывшем здании семинарии по адресу Радищева, 24 работают курсы церковного пения, организованные миссионерским отделом Саратовской епархии. Обучение проходит также по нескольким направлениям — от постановки дыхания и голоса до изучения чинопоследования Божественной литургии, всенощного бдения, молебна и панихиды.

Зачем это нужно?

Много в России вымерших сел-призраков. А где-то в глубинке жизнь еще теплится. Например, в старинном русском селе Синодское Воскресенского района Саратовской области численность населения когда-то достигала 2500 человек.

В центре села стоял каменный, с колокольней и престолом во имя Святой Живоначальной Троицы красавец храм. В советские годы он был разрушен, а Синодское, как и многие другие российские села, пришло в упадок.

И вот в 2015 году общине было передано здание бывшей сельской конторы для совершения богослужений.

Воскресное утро, к храму тянутся немногочисленные прихожане, и каждый несет с собой или везет на санках по небольшому полену — в храме установлена дровяная печка.

По большим праздникам в Синодское приезжает служить командированный из Саратова священник, а по выходным из Саратова прибывают миссионеры — Надежда Анатольевна Попова и Олег Федорович Злобнов. Приезжают, потому что это нужно верующим жителям Синодского. Олег посещает курсы миссионерского отдела епархии, Надежда ходит на курсы церковного пения.

В Синодском они служат обедницу мирским чином и читают часы. Надежда поет, Олег Федорович после службы объясняет прихожанам суть главы Евангелия и Апостола, которые читались в этот день.

Прихожан мало, всё больше старушки.

— Конечно, печально видеть, что в храме только немощные бабушки, — говорит Надежда. — Но согревает мысль, что первыми всегда приходят старушки, а за ними начинает подтягиваться и молодежь. И верится, что если возрождается церковь, возродится и село.

— Священников не хватает, организовать регулярные богослужения в отдаленных селах не представляется пока возможным, поэтому цель наших курсов — подготовить людей, которые могли бы послужить Церкви на клиросе, — говорит руководитель миссионерского отдела Саратовской епархии священник Дионисий Каменщиков.

 — Тогда жители глубинки смогут молиться в церкви не только в большие праздники, но и каждые выходные. Мы понимаем, что таких людей вряд ли будет много, потому что это настоящее подвижничество — каждые выходные отправляться в дальнее село, несмотря на погоду, самочувствие, настроение.

Это настоящее жертвенное служение, и людей, на него способных, единицы. Но мы таких людей ищем.

Наверно, когда есть желание послужить Церкви, Богу и людям, и для этого предоставляются все возможности, нужно хвататься за них, чтобы спустя годы не пришлось испытывать горечь за потраченное зря данное Богом время и закопанные таланты.

Газета «Православная вера» № 02 (550)

Источник: http://www.pravoslavie.ru/90273.html

Как научиться церковному пению

Вам понадобится

  • – литература, написанная на церковно-славянском языке (Псалтирь, Новый завет, молитвослов)
  • – ноты песнопений, которые исполняются вашим церковным хором
  • – музыкальный инструмент
  • – компьютер
  • – диктофон

Инструкция

Научитесь бегло читать на церковно-славянском языке: дома каждый день читайте молитвослов, а также другие книги, написанные на этом языке, чтобы практиковаться в понимании и проговаривании слов.Чтобы правильно петь в церковном хоре, изучите сольфеджио и нотную грамоту.

Запишитесь в кружок или на курсы церковного пения, если от уроков пения в школе в памяти мало что осталось. Там вам помогут в развитии связи между слухом и голосом.Поинтересуйтесь в епархии или у приходского священника, в каких храмах есть такие кружки.

Если их нет, обратитесь к регенту любительского хора, возможно, прослушав вас, он позволит петь на клиросе. Учтите, что на первых порах вы будете петь лишь ектеньи «Господи помилуй». Старайтесь петь тихо и слушать звучание всего хора.

Не пытайтесь изучить осмогласие самостоятельно, ведь в каждом храме их напевы немного отличаются. Желательно сразу разучивать напев того храма, где вы намерены нести клиросное послушание.

Встаньте в хоре рядом с самым опытным певчим и внимательно следите, как он поет, чтобы выучить свою партию, повторяйте ее за ним. Желательно, чтобы тот пел прямо вам в ухо.

Это поможет лучше разобраться с основными ходами своей партии и понять ее логику. В будущем вы сможете петь более осознанно и уверенно.

Оттачивайте точность попадания в ноты при работе с хором, произношение, направление звука, громкость, а также дыхание.

Занимайтесь музыкой дома самостоятельно. Возьмите у регента ноты и при помощи музыкального инструмента разучивайте церковные песнопения. Пойте их в сопровождении инструмента, называя ноты вместо слогов. Следите за продолжительностью нот.

При обучении можно играть одну партию (сопрано) на синтезаторе, а другую (к примеру, альта) петь.

Если нет инструмента, воспользуйтесь другими благами цивилизации. Запишите на диктофон свою партию либо общее звучание хора. Дома прослушайте и несколько раз пропойте, при необходимости исправляя возникающие ошибки.

Скачайте в интернете программу обучения нотам и воспользуйтесь ею. Затем можете переходить к чтению с листа.

Обратитесь к опытному преподавателю с просьбой об индивидуальных занятиях. Он заметит все огрехи и подскажет, в каком направлении еще нужно поработать.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-72227-kak-nauchitsya-cerkovnomu-peniyu

Дети поют в церковном хоре

Всех детей можно научить петь!» — в этом уверена музыкант, хоровой дирижер, заслуженный работник культуры России Александра Юрьевна Подаруева.

Почти пятнадцать лет она была регентом детско-юношеского хора воскресной школы на Московском подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Сегодня она преподает в Свято-Владимирской православной школе в Москве.

О том, как это важно — учить детей церковному пению — наш с ней разговор.

— Православное богослужение невозможно представить без пения, а храм — без хора. В старину церковным песнопениям начинали обучать с раннего детства.

«Учись, чадо мое, пению» — книгу с таким названием я видела на выставке музыкального музея имени Глинки. Сейчас эта традиция возрождается — на приходах ведется обучение маленьких певчих, создаются детские хоры.

Расскажите о своем опыте работы с детьми в воскресной школе на Московском подворье Троице-Сергиевой Лавры.

— Все началось, когда Владыка Лонгин (с 1993 по 2003 год Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин был настоятелем подворья Троице-Сергиевой Лавры в Москве. — Прим. авт.) предложил мне организовать женский любительский хор. Он создавался с образовательной целью — чтобы люди, которые приходили в храм, понимали, о чем поется на богослужении, и посильно участвовали в нем.

Родители, приходя в храм, приводили туда и своих детей, и вскоре я начала заниматься воскресной школой. Как показывает опыт, через богослужебное пение дети очень быстро воцерковляются — сначала они поют молитвы, потом начинают пропевать всю службу. Так, участвуя в хоре, они учатся лучше понимать духовную музыку, молитвы и все церковное богослужение.

— При обучении детей что важнее: понимание текста или умение правильно петь?

— Конечно, сначала была работа над словом, и потом уже над красотой звука. Первым шло осмысление, мы переводили тексты с церковнославянского языка, пытались понять, о чем поется в каждый момент богослужения, а потом уже шла работа над правильным, чистым, вокально красивым пением.

В воскресной школе мы работали со всеми детьми, кто приходил на занятия, отбора по слуху и голосу не было. А приходили абсолютно разные дети, разного возраста. Состав хора постоянно менялся: не у всех детей была возможность регулярно посещать занятия, и зачастую вместе с теми, кто уже давно поет и чему-то научился, начинали петь только что пришедшие в воскресную школу.

Начинали работать с одноголосья, учили простое — основной, второй голос в обиходе, то, что поет сопрано II или альт, также пробовали учить несложные песнопения знаменного распева. Потом присоединили первый голос, позже дети сами попросили, чтобы их учили петь на три голоса.

Дети подрастали, становились крепче, со временем в хоре стали появляться ребята, которые занимались в музыкальных школах. Уже хотелось петь разный репертуар, потому что в богослужебном пении большое разнообразие и в обиходе, и в композиторских церковных произведениях.

И мы стали потихоньку разучивать новые песнопения.

Вместе с детьми на занятия приходили мамы, умеющие петь. Здесь мы пошли на маленькую хитрость, потому что выглядели мамы зачастую как взрослые подростки — двух-трех мам мы пригласили петь в хоре, они вместе с детьми учились, пели и помогали детям. Так, потихоньку, сформировался коллектив — детско-юношеский хор воскресной школы.

— Который и стал принимать участие в богослужениях?

— Где-то полгода мы учились, и потом Владыка Лонгин благословил нас петь за богослужением, потому что только на репетициях нельзя научиться церковному пению. Конечно, нельзя ему учиться и непосредственно на Литургии — там должно быть уже хорошее пение.

Поэтому мы стали петь, уже достаточно подготовившись и научившись. Начинали петь антифоном с братским хором — на утренней службе в субботу, пели обиход, простейшие ектении, Трисвятое, Единородный Сыне. Потом постепенно выучили Херувимскую, Достойно есть.

И где-то спустя 2–3 года стали петь целиком Литургию на два голоса с элементами трехголосья.

Мальчики подрастали, стали петь теноровые партии, а со временем мы разучили и басовую партию. Был такой период, до 2003 года, до отъезда Владыки, когда у нас было четырехголосье. Был очень хороший состав, мы легко пели. Когда на подворье приезжал Патриарх Алексий II, ему наше пение очень понравилось.

В лучшие времена в нашем детско-юношеском хоре пело до 30 человек, на службах было не меньше 20 певчих. Большой радостью для всех были праздничные богослужения, когда мы пели позднюю Литургию на Рождество Христово и на Пасху — это было настоящее торжество для всех поющих. Кроме того, мы участвовали во всех праздниках, которые проходили в воскресной школе, готовили музыкальные представления.

— Знаю, что Вы даже записали диск с песнопениями в исполнении детского хора.

— Да, к 10-летию воскресной школы мы выпустили диск «Радуйтеся Богу, Помощнику нашему», где записали песнопения, которые дети пели на Божественной литургии и праздничных выступлениях, обиходные богослужебные песнопения различных монастырских распевов, а также авторские сочинения. Дети очень полюбили произведения Д. С. Бортнянского, А. Д. Кастальского, П. Г. Чеснокова. Они также вошли в альбом.

— Какова роль обучения церковному пению в нравственном воспитании детей? Меняются ли дети, когда начинают петь в церковном хоре?

— Дети откликаются на церковное пение, чувствуют его на подсознательном уровне — оно их привлекает даже в большей степени, чем современная популярная музыка. Духовные песнопения не надоедают!

И как любая молитва при повторении меняет человека, так и церковное пение воздействует на душу. Дети меняются, становятся лучше.

— Неужели всех детей можно научить петь, даже тех, у кого нет ни слуха, ни голоса?

— Всех, и не только детей, но и взрослых. В нашем женском любительском хоре были случаи, когда сорокалетние прихожанки, которые никогда нигде не пели, начинали петь очень успешно.

Читайте также:  Кафедральный собор святого князя александра невского в симферополе - православные молитвы

Конечно, чем раньше приходят люди — тем лучше, но научить можно всех, а детей учить пению очень важно! Нужно развивать ребенку слух, который пригодится ему не только на занятиях музыкой, но и при обучении иностранным языкам. Голос — музыкальный инструмент, управлять которым можно научить ребенка как можно раньше.

В пении важна координация между слухом и голосом — слышит ли ребенок себя и как слышит. Если не слышит, то важно научить его этому, обращать внимание ребенка на то, что он поет и как поет, необходимо обучить его правильному владению певческим дыханием, своим музыкальным инструментом, голосом.

— Важно ли учить детей дома молитвенному пению?

— Если дети поют дома — это замечательно! В нашей школе учились дети регента Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Владимира Горбика — очень талантливые и музыкальные дети, так хорошо пели!

Но родители, если хотят, могут петь дома вместе с детьми, даже не имея профессионального музыкального образования. Например, пропевать молитвы во время утреннего или вечернего правила, петь перед трапезой и после нее. Домашнее пение помогает детям.

— Как составляется репертуар детского хора?

— Репертуар зависит, конечно, от желания настоятеля, от традиций храма, в котором совершается богослужение, а также от вкуса регента. Если регент любит, к примеру, знаменный или византийский распев, то детей обучают этому.

Если же регент любит партесное пение — трех или четырехголосное — то репертуар будет другим. Выскажу свое мнение: людям, молящимся в храме, более привычно многоголосие.

Знаменный распев, конечно, очень красивый, это старинная традиция, но не все воспринимают его.

— Слушать детское пение — всегда радость, но обучать детей пению — колоссальный труд. Какими качествами должен обладать педагог? Что приносит особую радость в работе с детьми? Что можно назвать педагогическим успехом в работе регента детского хора?

— Я считаю, что церковное пение в воскресной школе — один из основных предметов, то, чему должны обязательно обучаться дети. Это практическое воплощение тех знаний, которые они получают на занятиях по церковнославянскому языку, на уроках Закона Божьего — все, что они узнали в воскресной школе, они могут выразить в церковном пении.

Самое главное в работе с детьми в воскресной школе — состояние любви и строгости. Вот это сочетание привлекает детей. Нужно любить детей, чтобы дети отвечали тебе взаимностью, но вместе с тем нужна строгость.

Это не означает, что нужно все время ругаться — учитель должен быть справедливым, он должен постараться сделать так, чтобы дети полюбили и его, как педагога, и пение. А для этого нужно много работать. Пению, как любому искусству, необходимо учиться, учиться терпеливо и настойчиво.

Человек, не умея рисовать, не станет иконописцем, так же и ребенок, который поет мимо нот, не сможет научиться красиво петь, стать певчим.

И мне как регенту бывает радостно, когда в нашей совместной деятельности виден результат. Ведь когда дети хорошо подготовлены, то и сами довольны тем, как пели на службе.

Главное, что при этом они испытывают огромную радость от пения на Божественной литургии.

Это и есть, наверное, главный педагогический успех, особенно когда слышишь, как дети, которые пришли в хор, ничего не умея, и на репетициях у них ничего не получалось, на службе, наконец, начинают петь правильно. Это победа!

Беседовала Ольга Новикова

Оставить комментарий

Поделиться в:

Источник: http://pravpokrov.ru/Articles/index/558

Заметки церковной певчей, или Клиросные искушения

Заметки церковной певчей, или Клиросные искушения

Просмотров: 9722     Комментариев: 0

Недавно на одном из регентско-певческих форумов в интернете прочитала: певчие, мол, церковная “элита”: ни дисциплины, ни молитвы, масса высокомерия и самомнения. Хотела было возмутиться, но… передумала.

Потому что, к великому моему сожалению, определенная толика правды в этой филиппике присутствует.

Моя цель заключается не в том, чтобы напугать желающего петь в церковном хоре — хочется, чтобы новичок, пусть и в общих чертах, но представлял, что его ждет и к чему надо быть готовым.

Когда у человека, пришедшего в церковь, заканчивается новоначальный период, он понимает, что быть христианином — дело совсем непростое. Намного быстрее певчий-новичок понимает, что Богу петь трудно.

Хорошо, когда певчий “вырастает” из детского хора — основные премудрости ему уже известны, да и сам процесс вхождения в хор протекает безболезненно. Беда в том, что такой “переход” совершают единицы.

Да и не каждому храму под силу воспитывать детский хор.

Обычно на клирос попадают двумя путями (не берем во внимание профессиональных певцов). В храме уже есть большой, сильный хор или даже два — “правый” и “левый” (именуемый также любительским, учебным или будничным).

Прихожанин (или чаще прихожанка), исправно поющий вместе со всеми “Верую” и “Отче наш”, наконец набирается храбрости, подходит к регенту и робко спрашивает: “А можно мне в хор… попробовать?”.

Второй вариант — в храме вообще некому петь, кроме матушки-регента, которая во время общенародного пения чутко прислушивается и наконец подходит к потенциальному певчему: “Говорят, вы три класса музыкальной школы окончили когда-то? Может, попробуете на клиросе петь?”.

Человек начинает пробовать. Чаще всего на первой же спевке или службе выясняется, что он ничего не знает и не умеет. А если и умеет, то как-то не так. Пока загибал пальцы, чтобы не перепутать гласовые колена, оказалось, что пропел стихиру или тропарь, не поняв, о чем там речь.

Пока следил за нотами, ектения кончилась, а помолиться так и не успел. Да и вообще служба пролетела, как одна минута, оставив физическое ощущение выполненных погрузочных работ, особенно, если хор маленький и нужно именно петь, а не подпевать.

А как же “едиными усты Бога славить”? Когда молился в храме, все несколько по-иному представлялось… Вот и первое искушение новичка.

Хорошо, если человеку сразу кто-нибудь объяснит, что молитва на клиросе творится больше делом, чем словом. Благолепное пение, побуждающее к молитве предстоящих,— само по себе молитва. А то ведь не редкость певчие, которые одновременно сугубую ектению поют и помянник читают. И то, и другое получается плохо…

Бывает, что плохо спели, регент замечание сделал, и сразу — уныние и “никакая-я-не-певчая!”. Хорошо спели — хочется себя похвалить: “Надо же, как у меня хорошо получается!”. Мне духовник в любом случае советовал Господа благодарить. Хорошо получилось — “Слава Богу!”.

Плохо — все равно “Слава Богу!”… На многих клиросах есть икона покровителя певчих — преподобного Романа Сладкопевца. А я бы посоветовала еще и житие его в моменты уныния перечитывать.

И думать: “А действительно ли мне хочется Богу петь, как святой Роман того желал, или я просто свое тщеславие тешу?”.

Дисциплина на клиросе — притча во языцех. Особенно в больших “праздничных” хорах, где часто поют невоцерковленные профессиональные певцы.

Без опозданий, разговоров и препирательств с регентом мало где обходится. Далеко не каждого регента хватает и на музыкальную часть, и на воспитательную.

Да и не каждый решится “воспитывать” нерадивую приму: обидится и уйдет, ищи потом другого при небольшой зарплате…

О зарплате — разговор особый. Левые хоры обычно поют во славу Божию. Им, с какой-то стороны, проще. Хотя и здесь есть опасность впасть в прелесть: “Вот они, корыстолюбцы, за деньги поют, а я — бессребреник”.

У “корыстолюбцев” из правого хора своя забота: ставка маленькая и служб по графику меньше, чем хотелось бы. Ставка действительно маленькая везде, кроме больших соборов в крупных городах. Как-то я дала объявление: “Требуются певчие”, указала нашу обычную ставку.

Получила совет: за такие деньги ищите бабушку или дедушку из прихожан.

Кстати, тема оплаты труда — одна из животрепещущих. Ясно одно: прожить на зарплату регента или певчего нереально. Однако настоящих подвижников пения Господь милостью Своей не оставляет.

Но бывает, человек думает: “Настоящий певчий разбрасываться не должен, мне нужно семью кормить, стало быть, лучше вообще петь не буду, чем халтурить”.

Обычно такие “бывшие певчие” в душе понимают, что не правы, но на тех, кто клирос совмещает с другой работой (а таких большинство), страшно злятся.

Впрочем, мне кажется, “бывших певчих” вообще нет. Есть люди, которые пришли на клирос подработать или получить удовольствие от процесса пения и красивой музыки — как в хоровой кружок.

Настоящие певчие не приходят — их приводит Господь, и порой самыми удивительными путями. Как сказала одна моя знакомая, настоящий певчий по своей воле с клироса не уйдет.

Будет переживать неудачи, молиться, учиться, но без клироса не сможет.

Источник: https://eparhia-saratov.ru/Articles/zametki-cerkovnojj-pevchejj-ili-klirosnye-iskusheniya

Обучение церковному пению как фактор развития духовно-нравственной и художественно-эстетической культуры

До недавнего времени духовная музыка являла себя в качестве памятников музыкальной культуры прошлых веков и воспринималась как одной из областей композиторского творчества русских, а также зарубежных композиторов.

С возрождением Православной религии в России началось более глубокое и комплексное изучение духовного наследия нашей Родины, реставрация и строительство храмов, открытие духовных учебных заведений и многое другое.

Просвещение в области церковных искусств заинтересовывает  музыкантов, художников, искусствоведов, архитекторов, а также педагогов, учёных и людей других профессий.

Среди учебных заведений прикладного характера стали появляться так называемые воскресные школы при православных общинах, в которых детям, а также и взрослым в доступной форме преподаются основы православной религии и её культуры. В ходе обучения во многих из них  для детей были организованы певческие занятия, на которых учащиеся приобщались к церковным песнопениям и непосредственно к богослужебной практике.

Преподаватели хоровых дисциплин имеют целью привить ученикам не только вокально-хоровые навыки, но и главным образом воспитать в них основные аспекты духовно-нравственной и художественно-эстетической культуры, что безусловно является основой любого обучающего и воспитательного процесса. Немало музыкальных педагогов как светского, так и церковного направлений без сомнений утверждали и продолжают утверждать о неотъемлемой воспитательной функции обучающего процесса музыкальных дисциплин, особенно в древнейшей её составляющей – пении.

В области музыкальной культуры есть одна её древнейшая и важнейшая сфера, исторически составляющая исток музыки и её фундамент и в то же время доступная абсолютно для всех, – это хоровое пение, поскольку необходимыми для него инструментами от природы обладает каждый человек.

Развитие музыкального и специфически-вокального слуха, чувства ритма и лада, осознание музыкальной формы и средств музыкального выражения, развитие музыкального восприятия и художественного вкуса, овладение умениями пения по нотам и участия в ансамбле – всё это воспитывается с ранних лет в процессе полноценно осуществляемого хорового пения, которое является тем зерном, из которого вырастает общая музыкальная культура народа.

Музыка несёт в себе не только художественно-эстетическое начало, но и является фундаментальным биогенетическим механизмом, формирующим в человеке его человеческую сущность. Именно хоровое пение в семье, детских садах и школах, основанное на народных традициях и классической музыке, создающее вокруг детей гармонично звучащее жизненное пространство.

Поэтому детское хоровое пение – это «природосообразная (сообразная природе ребёнка) воспитательная технология формирования в детях гармоничного строя души как способности к восприятию и сопереживанию гармоничной целостности жизни, что является, основой, краеугольным камнем строительства в человеке его человеческой сути – его нравственного сознания, его личности» [12, c. 1].

Источник: https://moluch.ru/archive/19/1501/

Крик души – “на клиросе без музыкального образования…”. дмитрий сиверс

Богу зачастую хотят петь вовсе не умные и грамотные профессионалы. Богу хотят петь жены-мироносицы – верующие, преданные, истовые…И так уж часто совпадает, что у этих людей нет музыкального образования. Но есть истовая, полная молитвенной преданности любовь ко Христу. И столь же горячее желание Ему петь.

Казалось бы – ну и прекрасно! Но на практике все очень и очень непросто – умение профессионала и его желание петь хорошо сталкивается с меньшим умением, но большей верой. И рождается пресловутый конфликт “верующего, но неграмотного” и неверующего, но профессионала.

Знакомая ситуация? Завязка интригует? Тогда – поехали!

Я сталкивался с такой ситуацией. Более того, я был регентом хора непрофессионалов и потому могу судить о ситуации не по наслышке. Те же самые аргументы, что вы, дорогие читатели, сейчас услышите в крике души Светланы Кошелевой, я слышал от своих певчих. Буквально 1:1.

Почему я – “менее верующий” профессионал более ценен, чем “они – гораздо более верующие певчие”.

И Слава Христу, что спустя долгие годы я уже обрел достаточно большой жизненный опыт, чтобы адекватно и трезво встречать разные мнения о том, как должен выглядеть церковный певчий.

А теперь встречаем статью Светланы Кошелевой…

“ТРУДНОСТИ ВЫЖИВАНИЯ НА КЛИРОСЕ БЕЗ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ”

Хотелось бы затронуть и эту тему. Как мы знаем, многие клиросы берут певчих только с музыкальным образованием, зачисляют в штат и они поют. Я не буду обсуждать профессионалов, особенно когда на клиросе поют абсолютно невоцерковлённые люди. Про таких я всегда говорила и буду говорить, что они убивают нашу православную веру и наше церковное пение.

{От Дмитрия Сиверс. “Дорогие читатели с музыкальным образованием. Не спешите взрываться гневом. Я постараюсь объяснить обе точки зрения”}

Я говорю про тех кто стоит на клиросе и никак не хочет вникнуть в смысл песнопений, в смысл служения Богу и людям, отбрыкавшись только тем, что спел и ладно. Вот давайте подойдём с другой стороны, а если батюшки не будут учиться в Семинариях и будут поступать на приход невоцерковлённые…

Я понимаю, что сейчас на меня все ополчатся, что я не права и Епархия такого не допустит, ну а вдруг это будет, кому мы тогда все будем служить? Как было написано во многих статьях, что певчий избирается Богом, то я хочу сказать многие из нас избраны Богом, а как же те, кто просто простаивает время на клиросе и ему платят, а другим певчим, которые много лет прослужили но без образования не платят, как им быть?

Это очень тяжёлая тема. Автор этой статьи сама не имеет музыкального образования. Хочется поделиться этой тоской и душевной болью со всеми Вами, какого это, петь много времени и ничего не получать, а тут приходит такой один с образованием и ему чуть ли все не до земли кланяются.

Читайте также:  Православные молитвы о сохранении беременности и развитии плода - православные молитвы

Мне многие говорили, а что тебе мешало пойти учиться и этим зарабатывать, а мне ничего не мешало, я просто не знала, что всё так будет. Заметьте я пишу про тех, кто совсем не хочет знать азов православной веры, но он с образованием и зарабатывает.

Может я не правильно скажу, но я считаю это неправильным. На клиросе должен быть человек верующий, или хотя бы пытающийся познать истину веры православной. Я не говорю, что такие люди недостойны петь Богу, но они даже Его не знают, просто это их работа.

Меня всегда поражало это, поражало как регенты позволяют высмеивать своих же, которые верующие. Меня поражало, что даже регент не мог объяснить человеку, где он находится и каждый раз трясся за него, не дай Бог батюшка узнает, что тот не знает Символа веры.

У меня был такой конфликт и свой опыт, где меня за это чуть с клироса не выставили. Я не стала дальше спорить, поэтому и хочу поделиться с Вами своими чувствами, а что Вы думаете по этому поводу?

{От Дмитрия Сиверс. Скажу, что у меня на сайте есть статья “Как понравиться регенту” и там в числе прочих советов давался советь следить только за собственной верой.}

Так вот к чему я клоню, я клоню к тому что, певчих поющих много лет на клиросе без образования тоже как-то надо поощрять. Я хочу достучаться до настоятелей храмов, где есть такие же певчие, которые стараются, учат партии, бегают на все службы, когда их вызывают.

Почему тема называется именно выживание на клиросе певчих без музыкального образования, потому что таким певчим очень тяжело среди тех, кто профессионал. Над ним могут смеяться, но в тоже время жалеть.

Ты будешь упорно бегать на службы, будешь помогать, чтобы только удержаться за это место, тебе в тоже время будут рады, но в тоже время, если у тебя что-то не будет получаться, будут высмеивать и говорить зачем от тут нужен.

Теперь я привожу примеры из своего опыта и своих страданий, да своему регенту я должна сделать много чего, она мне можно сказать жизнь спасла своим подвигом. Но, какие были у меня мысли, Вы себе и представить не можете. Большая часть обговаривалась в прошлой моей статье, но это немного другая.

Как я учила свою партию, это было мучение, слёзы на глазах, удивлённые глаза клирошан, когда ты не можешь спеть то, что ты как бы выучил. Это страх, страх перед Богом, страх подвести людей, страх не попасть в ноту, в тональность и многое другое, вот что меня всегда подводило. Какая может идти речь о молитве, когда ты один в партии и на тебе вся ответственность.

Это было нечто, ты находишься в постоянном страхе, с тебя льётся пот градом, особенно, когда ты не можешь попасть в тональность и все начали петь без тебя. Вот поэтому я и ходила на будни, набиралась опыта, когда начинала службу одна, потом без регента с чтецом. Кстати чтецу тоже большой поклон, она меня заставляла смотреть службу, чтобы я знала, что и зачем идёт.

Затем пели втроём: я, бас и тенор, пели много раз как, даже вдвоём с басом, но это уже было, когда я пропела в хоре уже больше трёх лет. Я человек замкнутый, стеснительный, меня никогда никуда не загонишь, я никогда не принимала участия в концертах в школе, как я смогла напроситься на клирос, где мой голос будут слышать тысячи прихожан…это только Богу известно.

Когда прошло много времени пребывания в хоре, в колледже я тоже выступала, но как не удивительно петь песни на сцене у меня не получалось. Также как и в одной истории с одним известным артистом, которого позвали из эстрады попробовать петь в церковном хоре и у него не получилось.

Дивны дела Твои Господи, что же Ты делаешь со мною?! Восклицаю я, когда вступаю вместе со всем хором и пою: Аминь. В скором времени я знала свою партию, но путаюсь в гласах и путаюсь до сих пор, но я учу, учу и учу. Учу всё, что попадётся в интернете из нот, просто для себя. Вскоре я не могла петь партию сопрано, меня регент переучивала на альта…

Это было что-то. Я домой приходила в слезах, смотрела на бутылку водки, и честно признаюсь от такого хотелось напиться.

{От Дмитрия Сиверс. Прекрасно Вас понимаю. Я не пью вообще, но после храмовых скандалов появлялось устойчивое желание выпить рюмочку. От невыносимой боли рвалась душа}

Я учила заново всё, только уже в другой партии, как это было больно. Больно стоять на службе и не петь, хотя ты это всё знаешь, но на этой партии, где знаешь ты петь не можешь. Я уже бежала из колледжа перекусив хлебом, так как на остальное времени не хватало, я хотела научиться.

Один раз на всенощной я не выдержала этой боли.

У меня скребли кошки в душе. Вот запели Великое Славословие, я не пою…и тут мутнеет разум, я вся в слезах про себя восклицаю: «Господи прости меня, я не могу больше петь Тебе, прости..» и тут откуда-то голос шепчет мне на ухо: «Ты будешь петь». И так тепло на душе стало, я еле опомнилась, но запела.

Слёзы сразу высохли.

Но сколько ещё было этой боли, сколько раз мне хотелось уйти бросив всё. Теперь я пою и знаю две партии, меня зовут, когда подпеть первым, когда вторым. Сейчас я учу третью партию.

Мне уже ничего не страшно, страшно расстаться с клиросом. Искушения будут всегда. Просто надо уметь терпеть, любить и смиряться.

Про свой клирос я могу сказать только одно – это дружная семья, все друг друга любят и уважают.

Хотя у меня всегда возникают мысли от лукавого, тебя не ценят и не любят.

{От Дмитрия Сиверс. Это самый популярный аргумент дьявола. Всегда у всех одно и то же. Удар по самолюбию. Ведь казалось бы “Ты за любовью к тебе людей пришел? Или ты пришел за любовью Сладчайшего Христа”?}

Хочется отблагодарить и регента, это поистине смелый человек. Таких единицы, кто всегда откликнется, кто поможет, кто выслушает. Она сделала для меня всё, терпела меня, ругала….

И как радостно ей теперь, что у неё такой ученик, а мне радостно, что у меня есть такой учитель. Она не боялась учить людей без образования, она делала всё.

И мне кажется, что ей радостно становится, когда она приходит на клирос и уже всё почти готово к службе.

Да, ей не удаётся выбить для меня зарплату, из-за чего я обижалась на неё, но она делает итак для меня всё и настоятель будет оплачивать моё обучение на курсах, спасибо ему. Конечно хотелось бы большего, но слава Богу за всё, Да и дело всё не в этом, дело в том, что я хочу сказать, как это всё непросто и как это ответственно петь Богу.

Я хочу обратиться ко всем настоятелям и регентам, не обижайте таких людей, которые хотят петь, ведь они сделают всё, чтобы научиться. У них море терпения и времени. Такие люди достойны большего, хоть и без образования. Не бойтесь таких людей ведь и эти люди сами бояться. Помните, Господь избрал нас всех не считаясь с образованием.

Ведь Он Сам был не образован…

{От Дмитрия Сиверс. “И при этом он в совершенстве знал писание, мог его толковать, да так, что мудрости Его толкований поражались книжники.”}

…и в ученики Себе выбрал рыболовов…Господь не спросит на страшном суде, какую партию Ты пел в хоре и почему без образования, Он спросит как ты пел, молился ли, вникал ли в слова….Я пишу об этом, потому что это важно.

Если есть у Вас такие трудоголики в хоре как я, уважайте их, такие люди больше ценятся, так как на этом клиросе выросли…потому что достичь всего человеку без образования очень сложно, а если нет помощи со стороны, то ещё труднее. Ещё хочется добавить это :Дорогие певчие, если у Вас был и есть такой наставник как у меня не обижайте таких регентов, ибо они заслуживают большего.

Помните наставников Ваших, кто учил Вас всему этому, ибо таких единицы и им уже при жизни хочется поставить памятник. Я при всех хочу выразить благодарность моему регенту, спасибо Вам за всё!!!

Храни Вас Господь!!!

КОММЕНТАРИИ ДМИТРИЯ СИВЕРС

Прежде всего, я хотел бы пояснить регентскую точку зрения. Поскольку сам руководил службой именно в составе непрофессионалов. Я никогда их не унижал, всегда старался быть очень тактичным. Мое служение в этом составе слегка напоминало рукотворный ад. Пока я даю тон одной партии, вторая его забывает ))

Регенты ВСЕГДА будут ценить профессионала по одной простой причине. С ним меньше головной боли. Рассуждение регента простое – вера, это личное дело каждого. Я не стану грешнее, если человек в моем хоре не верит. Ну печально, да. Но – кто знает промысел Божий. Может, его Господь к вере приведет. Зато мне с ним удобно.

Регент, это человек, который а) Зависит от настоятеля б) Хочет красивого пения в) Некоторые благочестивые регенты хотят угодить Богу.

В понимании регента угождение Богу – это красивое, молитвенное пение. Если певчий или певчая требуют несуразных усилий там, где профессионал все сделает быстро и легко (пусть даже без души), регент пойдет по более простой дорожке. Вот согласитесь. Раз, два, три пройдут неудачные службы.

Это неприятно прихожанам, они начинают ерзать, шептаться, осуждать клирос. Это вдвойне неприятно священникам, потому что нескладное пение их отвлекает от молитвы. В итоге даже у священников возникает аргумент “Ну верующая певчая, да…ну пусть стоит внизу, молится…или читает.

Но не мешает молиться нескладным пением другим”.

Допустим, мы сделали хор только из верующих людей. Здорово, если они красиво запоют. Но усилий к такому хору придется приложить какое-то совершенно невероятное кол-во.

Тогда как профессионалы будут радовать приход и помогать молиться. Когда мы хотим вкусно поесть – мы идем в ресторан к хорошему Шефу.

Когда мы заболели, мы ищем лучшего врача (нас при этом мало интересуют его моральные качества).

Почему регент позволяет унижать верующего певчего? Ну, это не правильно. Регент не имеет права позволять кого-либо унижать от хора вообще (оставляя право на критику только за собой).

Но по опыту я знаю, что хористы не выносят слияния профессионалов и непрофессионалов. У тебя одни стандарты качества, у непрофессионала другие. Это как в футбольной команде играть, где половина – обычные уличные парни.

И это по своему даже весело, пока не надо ехать на чемпионат.

Понимаете, мы увлеклись. Мы сами себе создали трудности.

В древней церкви пение было одноголосным и заунывным. Петь мог любой. Подпевать мог весь храм. Пение было сознательно таким. Но потом развитие начало приводить к тому, что есть “более и менее способные” к красивому пению.

И вот мы дошли в своем развитии до такого, что петь могут люди только после образования, а без образования это все превращается в мучительный процесс “обучения на ходу” (то есть – опять таки становление профессионалом).

По сути, научившись и полюбив это дело, дорогой автор Светлана Кошелева сама станет профессионалом, не очень то и радостным от того, что пришедший новичок будет “стоять рядом и портить пение”.

По поводу промысла Господня. Он приводит и Он отстраняет от пения. Все так.

Не исключено, что Господь (возможно) прямо сейчас с огромной бесконечной любовью смотрит на вас и говорит предстоящим ангелам “Посмотрите на Мою верную рабу. Ей пение дается с трудом, но она – все преодолевает.

Она не получила умения петь по нотам от природы. Ей для этого приходится лить слезы – ради Меня. И за это я ее во веки помилую…”.

И потому я завидую вам, Светлана. Вы – бескровная мученица и возможно, что мзда ваша будет такой же, как у настоящих мучеников.

Вспомните, что говорила Царица Небесная деве Евпраксии, которая сподобилась быть на последнем явлении Богородицы преподобному Серафиму Саровскому.

Показав на 12 окружающих ее светлых дев и их чудные венцы она сказала “Древние мученики страдали явно, а новые – тайно. Но мзда их будет такой же..”

Верующие – дерзайте! И вера ваша спасет вас. Профессионалы – будьте добрее. Мы – служим одному Господу, и цели у нас совершенно одинаковые. Давайте исполнять завет Христов “По тому узнают о вас, что вы мои ученики, что будете иметь любовь между собой”.

Источник: https://elitsy.ru/communities/36449/180850/

Ссылка на основную публикацию