Кизилташский мужской монастырь святителя стефана сурожского в селе краснокаменка – православные молитвы

Святителя Стефана Сурожского Кизилташский монастырь

Статус: действующий мужской монастырь
Месторасположение: с. Краснокаменка Судакского района, на территории воинской части
Проезд: трасса Феодосия — Судак (въезд ограничен, необходим пропуск)
Адрес: 98000, Судакский район, с. Краснокаменка, ул. Крымская, 41
Web: http://www.kiziltash1.narod.ru/index.htm
Наместник: Игумен Никон (Демьянюк Николай Владимирович)

Свято-Стефано-Сурожский Кизилташский мужской монастырь

В 15 км от Судака в сторону Феодосии, в живописнейшем месте, называемом путешественниками «Крымской Швейцарией», расположено урочище Кизилташ.

Оно окружено огромными красными скалами, от которых происходит его название (Кизилташ по-татарски «красный камень»). По преданию здесь, в VIII в. н. э.

находилась летняя резиденция Сурожского архиепископа, защитника иконопочитания св. Стефана Сурожского.

В честь памяти св. Стефана в 1858 г. архиепископом Херсонским и Таврическим Иннокентием был основан Кизилташский мужской монастырь, но место это почиталось христианами задолго до открытия обители. В скале, возле которой находился монастырь, есть пещера с источником, называемая Священной. В 20-х годах XIX в. татарский пастух из с.

Отузы (ныне Щебетовка) пас стадо неподалёку от скалы. Зайдя в пещеру, где он часто укрывался от непогоды, пастух увидел плавающую в источнике икону Божией Матери. Взяв икону с собой, татарин по дороге отдал её греку-купцу из Феодосии, а тот передал образ в церковь.

Впоследствии эта икона находилась в монастыре, её нынешнее местонахождение неизвестно.

Вскоре здесь поселилась девушка-болгарка Константина из села Кишлав (ныне с. Курское Белогорского района) и жила одна семь или восемь лет.

Ей пришлось покинуть Кизилташ, когда, привлечённые слухами о целебном источнике, сюда пришли двое странников и поселились неподалёку от пещеры.

Местные жители делали всевозможные пожертвования, строились первые монастырские строения — глинобитные мазанки.

В 1858 году настоятелем Кизилташской киновии был назначен игумен Парфений. Все современники отмечали его удивительные и разнообразные способности, организаторский и хозяйственно-административный талант.

Известный писатель, педагог и путешественник Евгений Марков писал в своих «Очерках Крыма»: «Энергия, предприимчивость и хозяйственная опытность о. Парфения сделали его в некотором роде руководителем окрестных владельцев.

Он был мастак во всём: архитектор, инженер, столяр, печник, садовник, скотовод, что хотите…! К нему обращались за советом, ему поручались дела». К сожалению, у игумена происходили столкновения с местными татарами, вырубавшими лес и посягавшими на монастырское добро.

21 августа 1866 года игумен Парфений уехал в Судак, на следующий день выехал обратно, но в монастырь не вернулся. Подтвердились самые худшие предположения: игумен был застрелен на лесной дороге тремя татарами, четвёртый оказался случайным свидетелем. Тело игумена вместе с лошадью они сожгли в глубоком ущелье.

Преступление было раскрыто. По приговору военно-полевого суда трое из главных обвиняемых были приговорены к смертной казни и публично повешены в Феодосии. На месте убийства игумена поставили памятник. Решением Юбилейного Архиерейского Собора 2000 г. игумен Парфений, подвижник и христианский мученик, был причислен к лику святых.

Кизилташский монастырь отличался благоустройством и хорошо налаженным хозяйством, были построены капитальные здания, расчищены террасы для сада, расчищен серный источник. Сложные и деструктивные события революций, мировой и гражданских войн отразились и на судьбе монастыря, находившегося на краю Российской империи.

В 1920 году во время налёта монастырь был ограблен, взяли все деньги и монастырские бумаги. К счастью, обошлось без жертв. Судя по количеству людей и их вооружению, грабителями были «зелёные», укрывавшиеся в горах в годы гражданской войны. В 1923 г. Кизилташский монастырь закрыли.

Сюда переехала на всё готовое сельскохозяйственная артель из с. Отузы, в храмах были устроены клуб и общежитие. С церквей снесли купола. В послевоенные годы на территории монастыря военно-промышленным комплексом был создан арсенал для хранения ядерных боеприпасов, снабжавших корабли и авиацию Черноморского флота.

В 1992 году ядерный запас вывезли из Кизилташа, но военный городок существует до сих пор.

15 апреля 1997 г. на заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви был заслушан рапорт Владыки Лазаря об открытии Кизилташского мужского монастыря во имя св. Стефана Сурожского. Синод постановил: благословить открытие монастыря, наместником его утвердить иерея Николая Демьянюка с пострижением его в монашество.

Это чудесное предание было записано в начале ХХ века Н. Марксом и К. Арцеуловым. Вместе с другими оно было опубликовано в газете «Утро России» за 1912–1913 г.г. Вот что писали авторы в примечании к преданию: «После сожжённого в 1866 г.

татарами игумена Парфения в течение последующей четверти века настоятелем Кизилташской киновии был игумен Николай, о котором всё окрестное население вспоминает с благоговением, как о светлом и гуманном человеке, отличавшемся необыкновенной добротой и отзывчивостью.

Отец Самсоний жил в киновии в шестидесятых годах прошлого столетия. Эпизод с грибами… имел место в действительности».

Грибы отца Самсония
(Кизилташское сказание)

В те времена, когда Кизилташ был ещё киновией, и всё население его состояло из десятка монахов, епархиальное начальство прислало туда на епитимию некоего отца Самсония.

В киновии скоро полюбили нового иеромонаха, полюбили за его весёлый, добрый нрав, за сердечную простоту и общительность. В свой черёд и отец Самсоний привязался к обители, которою управлял тогда великой души человек — игумен Николай. Сроднился с горами, окружавшими высокой стеной монастырь; сжился с лесною глушью и навсегда остался в Кизилташе.

В монастырь редко кто заглядывал из богомольцев; соседи татары относились к нему враждебно и монахам приходилось жить лишь тем, что они могли добыть своим личным трудом.

Только раза два-три в год наезжала помолиться Богу, а кстати по ягоду и грибы, местная отузская помещица с семьёй и тогда дни эти были настоящим праздником для всех монахов и особенно для отца Самсония.

Монахи слышали звонкие женские голоса, общались со свежими наезжими людьми, которые вносили в их серую, обыденную жизнь много радости и оживления. А отец Самсоний знал, как никто, все грибные и ягодные места, умел занять приветным словом дорогих гостей и потому пользовался в семье помещицы особым расположением.

Уезжая из обители, гости оставляли разные съедобные припасы, которые монахи экономно сберегали для торжественного случая.

Так шли годы, и как-то незаметно для себя и других молодая, жизнерадостная помещица обратилась в хворую старуху, а отец Самсоний стал напоминать высохший на корню гриб, ненадобный ни себе, ни людям. Почти не сходил он со своего крылечка, обвитого виноградной лозой. И если воскресал в нём прежний любитель грибного спорта, то только тогда, когда приезжали по грибы старые отузские друзья.

И вот однажды, когда настала грибная пора, игумен, угощая отца Самсония после церковной службы обычной рюмкой водки, сказал:

— По грибы больше не повезёшь.

— Почему?

— Еле ноги волочит. Не дойду, говорит, а был ей будто сон: в тот год, когда по грибы не пойдёт, — в тот год и помрёт. Сокрушается.

Жаль стало отцу Самсонию, не из корысти, а от чистого сердца; сообразил он что-то и стал просить:

— А вы её, отец игумен, всё-таки уговорите; грибы будут сейчас за церковью, в дубняке.

— Насадишь, что ли? — усмехнулся отец Николай и обещал похлопотать.

И действительно помещица, к общему удивлению, собралась и приехала со всей семьёй в монастырь.

Обрадовались все ей, радовалась и она, услышав знакомый благовест монастырского колокола. Точно легче стало на душе и притихла на время болезнь.

— Ну вот и слава Богу, — ликовал, потирая руки, отец Самсоний.

— Отдохните, в церкви помолитесь, а завтра по грибы.

А сам с ночи отправился в грибную балку у лысой горы и к утру, когда ещё все спали, успел посадить в дубняке, за церковью, целую корзину запеканок.

Только что кончил свои хлопоты, как ударил колокол. Перекрестился отец Самсоний и сел под развесистым дубом отдохнуть. От усталости старчески дрожали руки и ноги и колыхалось, сжимаясь, одряхлевшее сердце.

Но светло и радостно было на душе, потому что успел сделать всё, как задумал. Глядит, с верхней скальной кельи спускается суровый схимник, старец Геласий. Побаивался отец Самсоний старца и избегал встречи с ним.

Всегда всех корил Геласий и никто не видал, чтобы он когда-нибудь улыбнулся.

— Мирской суетой занимаешься. Обман пакостный придумываешь. Посвящение своё забыл. Тьфу, прости Господи, — отплюнулся старец и побрёл в церковь.

Упало от этих слов сердце у отца Самсония, ушла куда-то светлая радость и не вернулась, когда очарованная старуха, срывая искусно насаженную запеканку, воскликнула:

— Ну, значит, ещё мне суждено пожить. А я уж и не чаяла дотянуть.

— Да что с тобой, отец Самсоний, — добавила она, поглядев на Самсония.

— Нездоровится что-то. Состарился, сударыня.

И хотел подбодриться, как видит, возвращается Геласий из церкви, к ним присматривается. Остановился, погрозил пальцем.

— Где копал, там тебя скоро зароют.

Испугался Самсоний пророческому слову старца. Всегда сбывалось оно.
…скоро зароют.

— Да что с тобой сталось, отец Самсоний, — допытывалась помещица, уезжая из монастыря.

А к ночи отец Самсоний почувствовал себя так плохо, что вызвал игумена и поведал ему о своём тяжком нездоровье, о том, как корил и что предрёк ему Геласий и как неспокойно стало у него на душе.

— Ну, грех невелик, — успокаивал добрый игумен, — а за светлую радость людям тебя сам Бог наградит.

Пошёл игумен к Геласию, просил успокоить болезнующего, но не вышло ничего. Отмалчивался Геласий и только, когда уходил игумен, бросил недобрым словом:

— На отпевание приду.

И случилось всё так, как предсказал Геласий.

Недолго хворал отец Самсоний и почувствовал, что пришла смерть. Отсоборовали умирающего, простилась с ним братия, остался у постели один иеромонах и стал читать отходную.

Вдруг видит — поднялся на локтях Самсоний, откинулся к стене, а на стене висела вязка сухих грибов, и засветились они, точно венец вокруг лика святого. Вздохнул глубоко Самсоний и испустил дух.

Рассказали монахи друг другу об этом и стали коситься на Геласия, а Геласий трое суток, не отходя от гроба, клал земные поклоны, молился и шептал:

— Ушёл грех, осталась святость.

Как понять — не знали монахи, и была между ними тревога и жуть.

Ещё больше пошло толков, когда, придя на девятый день к могиле отца Самсония, — а похоронили его, по указанию схимника, в дубняке, за церковью, — увидели, что у могильного креста выросли грибы.

Повырывал их Агафангел иеродиакон, игумен окропил место святой водой, соборне отслужили сугубую панихиду.

А на сороковой день повторилось то же, и не знали, что думать — по греху ли, по святости совершается.

Пошли у монахов сны об отце Самсонии; стали поговаривать, будто каждую ночь вырастают на могиле его грибы, а к последней звезде ангел Божий собирает их, и светится всё кругом.

Стали замечать, что если больному отварить гриб, сорванный вблизи могилы, то делается лучше.

Так говорили всё в один голос, и только Геласий схимник хранил гробовое молчание и никогда не вспоминал об отце Самсонии.

И вот, как раз в полугодие кончины Самсония, случилась с Геласием беда. Упал, сходя с лестницы, сломал ногу и впал в беспамятство. Собрались в келье старца монахи — не узнал никого Геласий, а когда игумен хотел его приобщить, оттолкнул Чашу с Дарами.

Скорбел игумен и молил Бога вразумить старца. Коснулась молитва души Геласия, поднялись веки его, принял святые дары, светло улыбнулся людям и чуть слышно прошептал:

— Помните грибы отца Самсония. То были святые грибы.

Источник: http://crimea-eparhia.ru/index.php/main/monasteries/407-04

Кизилташский Стефано-Сурожский монастырь

Кизилташский Стефано-Сурожский монастырь на сегодняшний день состоит в ведении Феодосийской епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Расположен в 400 метрах над уровнем моря возле села Краснокаменка. Название обитель берет от урочища Кизил-таш и святого Стефана, архиепископа Сугдейского (Сурожского), чьим именем и наименована.

Кизилташский Стефано-Сурожский монастырь

Основание и существование в царское время

Обитель основывается в середине XIX века — в 1852 году. На это богоугодное дело благословил святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический. Первым настоятелем стал иеромонах Арсений (бывший насельник монастыря святого Георгия в Балаклаве). Его назначение произошло в 1856 году. На месте молитвенного дома он сумел соорудить церковь в честь святого Стефана Сурожского.

Через год в Кизилташский Стефано-Сурожский монастырь был назначен другой игумен — отец Парфений. Именно он и оставил самый значительный вклад в истории Кизилташской обители.

Этот священномонах окончил в свое время семинарию и был пострижен сначала в монахи, а после его рукоположили во священнический сан.

Свое первое послушание он нес в береговой охране Черноморского флота, где основной задачей было исполнение треб над военнослужащими.

Современное строительство и обустройство

Интересен факт того, что иеромонах обладал инженерным талантом.

Именно отец Парфений предложил севастопольскому градоначальству более легкий способ поднятия затонувших грузов на поверхность.

Предложенный им метод применялся в дальнейшем при поднятии из морских глубин затонувших кораблей Черноморского Флота, погибших в период Первой обороны Севастополя 1854-1855 годов.

Во время Крымской войны отец Парфений трудился на передовой. Естественно, в качестве священнослужителя. Он принимал последние вздохи смертельно раненых солдат и моряков Черноморского флота. За личную отвагу был награжден «Наперсным крестом на Георгиевской ленте».

Получив назначение в качестве игумена в обитель, священник активно взялся за обустройство монастыря. Но трудам его не суждено было долго продолжаться. В 1867 году его убивают трое местных крымских татар (возможно, по религиозным побуждениям). Военно-полевой суд осудил убийц к смертной казни.

Времена государственной смуты

Старинная фотография монастыря

Уже к 1917 году Кизилташский Стефано-Сурожский монастырь имел несколько подворий, в том числе в городах Феодосии и Судаке.

Читайте также:  Икона пресвятой богородицы "призри на смирение" - православные молитвы

На территории обители расположилась мельница, кирпичный завод, а также школа для детей малоимущих семей. В саду выращивались многочисленные фрукты, были разбиты виноградные плантации.

Монашеское общежитие посещала императрица Александра Федоровна со своей семьей.

Революция 1917 года перевернула все с ног на голову. В 1923 году обитель закрывают, на ее территории организовывают сельскохозяйственную артель. В храме устраивают клуб и общежитие. В 1935 году был организован военный санаторий.

Во время Второй мировой войны в монастыре располагался штаб партизанского отряда. В 1950 году здания обители взрывают по приказу Лаврентия Берии, на территории устраивают ядерный арсенал.

После развала Советского Союза, в 1992 году ядерные боеголовки были вывезены.

Новое рождение

Возрождение обители началось в 1997 году. Первым настоятелем стал иеромонах Никон (иерей Николай, бывший морской пехотинец Черноморского Флота). Рядом с монастырем расположена военная часть.

С ее согласованием началось возрождение братских корпусов. На сегодняшний день имеется подворье в Судаке — Свято-Покровский храм. В 2008 году на месте взорванной часовни был построен деревянный храм в честь св.

Серафима Саровского. Его освятили в 2010 году.

В нынешнее время на территорию монастыря довольно трудно попасть из-за близкого расположения воинских частей, на это требуется специальное разрешение. Но благодаря этому монахи могут вести по-настоящему монашескую уединенную жизнь.

Источник: http://ipilgrim.ru/kiziltashskij-stefano-surozhskij-monastyr/

Обитель святого Стефана. Закрытый монастырь

Иван Коваленко
Есть в Крыму места, о которых даже коренные крымчане знают лишь понаслышке. Одно из таких мест – затерянное в лесистых горах между Судаком и Коктебелем урочище Кизилташ и расположенный в нем Кизилташский монастырь.

Тяжкие вехи

Когда-то очень давно, когда Таврика стала одним из мест сосредоточения средневекового православия, когда сюда из центра Византийской империи перебрались многие гонимые монахи-иконопочитатели, в Суроже жил святитель архиепископ Стефан. Здесь, в горной лощине, у подножия высокой скалы из красного известняка («Кизил-таш» по-тюркски «красный камень») была летняя резиденция архиепископа Сурожского Стефана.

Прошли века, округа Кизилташа ничем не отличалась от других уголков ставшего мусульманским Крыма… Но однажды, в 1825 году здесь случилось событие, которое навсегда изменило судьбу этой местности и вовлекло ее в целый ряд исторических круговоротов.

Урочище Кизилташ

Один из местных татар пас здесь овец и решил спрятаться от зноя в гроте, в глубине которого был выбит в скале небольшой колодец. Подойдя к колодцу, он увидал плавающую по его поверхности старую икону с образом Богоматери. Впечатлительный татарин взял икону и передал ее греческому купцу, а оттуда икона попала в храм Стефана Сурожского.

Надо сказать, что в настоящее время местонахождение святой иконы неизвестно. После обретения иконы, молва о чуде стремительно разошлась по Восточному Крыму и в урочище Кизилташ, к гроту с колодцем начались стекаться паломники.

Вскоре, ежегодно, в день Успения Божьей матери (15 августа) они стали приглашать на служение в пещере священников из Судака. В этот день у святого источника собиралось «до 700 душ народа» болгарского, греческого, татарского и русского происхождения.

Народная молва почти ежегодно приводила свидетельства об исцелении водой из чудодейственного источника, которая наиболее часто вылечивала болезни глаз, глухоту, боль в конечностях и нервные недуги.

Кроме того, очень полезной «в лечении от ломот» считалась грязь со дна болотца, находящегося чуть ниже источника. Этой грязью намазывали больные члены и давали ей высохнуть, после чего боль проходила.

Неподалеку от сероводородного источника монахи поставили небольшое здание грязелечебницы. Это дает повод говорить, что при монастыре существовал прототип современных крымских здравниц, один из самых первых санаториев.

Рядом с источником начали селиться богомольцы, а в 1853 году несколько дней в урочище Кизилташ провел архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий. Иннокентий знаменит своими благими делами восстановления в Тавриде христианских святынь, по его инициативе возникло несколько монастырей, многие храмы.

Стефан Сурожский

Дал он благословение и на строительство монастыря в Кизилташе. И уже в 1856 году в округе целебного источника начали возводиться первые постройки монастыря во имя святого Стефана Сурожского.

С Кизилташской киновией связано имя одного из крымских святых – игумена Парфения, который в 1858 году был назначен настоятелем монастыря. Парфений был не просто хорошим священником, он заметно отличился и на гражданской и военной службе, был изобретателем, обладал значительным умом. Именно о таких людях можно сказать – он был типичным пассионарием крымского масштаба.

О нем хорошо написал Евгений Марков в своих «Очерках Крыма»: «Это был мужественный и деятельный хозяин кизилташских лесов». Парфений не терпел лени и воровства. И поэтому вел жесткую борьбу с местными татарами, которые без зазрения грабили монастырское хозяйство – прежде всего рубили лес.

В конце концов противостояние достигло своего пика – осенью 1866 года трое татар из поселка Таракташ (ныне с. Дачное около Судака) жестоко убили игумена в лесу, а после сожгли его тело. Но Бог видит варварские злодеяния, и вскоре виновные были арестованы и казнены.

В советское время дело игумена Парфения пытались подать как один из эпизодов классовой борьбы татарского народа против мучителей-помещиков. В настоящее время с глаз людей упала пелена, и ни у кого из христиан нет сомнения в подвижнической жизни и мученической гибели кизилташского настоятеля.

Советский период истории нанес тяжкие раны монастырю. В 1923 году монастырь был закрыт, а в его здания переехала сельскохозяйственная артель, в храмах устроили клуб и общежитие. С 1930 года на территории Кизилташа находился дом отдыха ВВС Московского военного округа, который просуществовал вплоть до 1941 года.

Кизилташский монастырь сегодня

Следующая страница истории монастыря началась  7 ноября 1950 года.

В этот день Президиумом Верховного Совета РСФСР было принято решение об организации предприятия среднего машиностроения на территории поселка Краснокаменка.

Здесь, в великолепном по красоте урочище, в намоленном веками месте, на территории бывшего монастыря было решено сделать одно из стратегически хранилищ советского ядерного оружия – боеприпасов для ЧФ СССР.

Строительство городка началось ударными темпами силами заключенных, работу курировал лично Лаврентий Берия. Все здания бывшего монастыря были взорваны и снесены с лица земли. Заключенные трудились как в штольнях, где гремели на всю округу взрывы, так и на поверхности. Если заключенный сдавал 151% нормы, ему засчитывался день за три.

К 1956 году в поселке построили дома, общежития, детский сад, магазины, стадион и т.д. Жители поселка жили в строжайшей секретности — они не могли приглашать друзей, выезжали из поселка только по спецпропускам. Из соображений секретности объект назывался «Предприятие почтовый ящик 105». Жители городка имели симферопольскую прописку. В середине 60- х гг. городок имел название «Феодосия-13».

Ядерный запас был вывезен в 1992 году, и с городка постепенно стала спадать завеса секретности. Но военный городок и военная часть существует здесь до сих пор, и чтобы попасть в возрождающийся монастырь, паломнику или туристу надо проделать немало ухищрений, чтобы не столкнуться с патрулем или не наскочить на колючую проволоку в лесу.

Хранилище ядерного оружия, объект Феодосия-13

В 1997 году Священный Синод Украинской Православной Церкви постановил открыть заново монастырь во имя свт. Стефана Сурожского, а наместником его утвердить иерея Николая Демьянюка, получившего имя игумен Никон. С этого момента началась новая светлая веха в истории монастыря…

Дорога к храму

Решение посетить монастырь зрело давно. Первые воспоминания связаны с началом 90-х годов, когда проезжая по дороге Коктебель-Судак, несколько раз видел глухой поворот в горы. Детский взгляд тогда уловил охранную военную сторожку, колючую проволоку и внимательно следящих за проезжающим транспортом военных. Кто-то в пол голоса сказал: «Это Кизилташ, туда проезд закрыт».

Следующий раз уже в 2004 году нас, группу крымских туроператоров на автобусе привезли на территорию военного городка в Краснокаменке. Вышли из автобуса, посмотрели на огромную конусообразную скалу красноватого известняка.

«Там раньше был монастырь, сейчас он восстанавливается, но попасть очень сложно, нужно оформлять пропуска у военных», — сказал гид.

Посмотрев на красные скалы, на просматривающуюся вдали пещеру с целебным источником, мы поехали обратно.

И вот через три года, прохладными майскими деньками, наша компания четверых друзей оказалась в Коктебеле, и решили – надо обязательно попасть в Кизилташ. В село Краснокаменка ходит каждые 40 минут автобус из Феодосии, надпись на маршруте гласит «Феодосия — Урочище». Это самое «Урочище» и есть наш конечный пункт.

В автобусе местные всезнающие и всевидящие (видать, точно служили на секретном объекте!) местные старушки, выпытав у нас цель путешествия, объяснили, как лучше попасть на горную тропу к монастырю.

Предостерегли не выходить на конечной остановке, дабы не попасть на разговоры с патрулями спецназа, охраняющими военную часть и то, что от нее осталось.

Автобус въехал в добротный военный городок, проехал лесной участок, и вскоре бабушки-разведчицы скомандовали: «Выходите здесь и вон по той дороге в гору».

Дорога к Кизилташскому монастырю

Быстренько сворачиваем с главной дороги, минут 5 идем по асфальту. Затем на узнанном заранее повороте выходим на лесную тропинку, маркированную тряпочками и нарисованными на стволах деревьев крестами. Это наша сегодняшняя дорога к храму.

Лесная тропка становится все круче, шаг вынужденно замедляется, пот выступает на лбу, несмотря на затянутое низкими тучами небо. Несколько усилий и тропинка выводит на водораздел с прекрасным обзором окрестностей.

Под нашими ногами в лесистой котловине лежит некогда секретная база и военный городок, в склонах среди леса угадываются входы в подземные штольни. А над всем этим суетным миром возвышается скальный пояс из нескольких отдельных красных массивов – «красный камень» — Кизилташ. У подножия самой крайней к востоку скалы видны строения монастыря.

Несколько аккуратненьких современных одноэтажных зданий – храм, дом для братии, хозяйственные постройки. Крыши под красной черепицей гармонируют с нависающими красными скалами и создают ощущения умиротворения и покоя. Вглядываемся в противоположный склон и над монастырем видим ведущую к скальному уступу каменную лестницу. Наверное, где-то там и есть священная пещера с целебным источником.

Ограждения режимного объекта по дороге к монастырю

Пройдя некоторое время по водоразделу, тропка резко падает вниз в балку.

Земляной склон, в котором заботливой рукой вырублены ступени – шагаем по ним, понимая, что в дождь здесь будет очень скользко и небезопасно.

Только подумали об этом и с небо начал моросить мелкий, с каждой минутой усиливающийся дождик. Захотелось быстрее дойти до монастыря и спрятаться под спасительную крышу храма.

Невольно подумалось, что я иду как настоящий паломник, сквозь дождь и непогоду, иду на поклон великой крымской святыне.

Вдруг думы оборвала и вернула в жесткие реалии стена ограждения из колючей проволоки… Но наша тропка обошла колючий забор стороной и сделав небольшой подъем и спуск вывела в овраг, на склоне которого метрах в 50 вверху уже были видны строения монастыря.

Дождь подгонял в спину, но мы его уже не ощущали: цель была достигнута и мы – «туриствующие паломники» стояли на монастырском дворе.

Звонкий лай привязанной у входа в храм собачки вызвал нам навстречу мужчину средних лет, который представился как послушник Владимир. Первым делом Владимир пригласил нас в божий дом, чтобы спрятаться от дождя, по-домашнему предложил снять рюкзаки и по нашей просьбе рассказал историю монастыря.

Ощущение от пребывания внутри нового строения храма можно выразить одним словом: «уютно». Так же спокойно и комфортно мне было лишь в знаменитом монастыре в Новом Афоне в Абхазии. Как в Новом Афоне, так и в Кизилташе чувствуется неподдельная искренняя православная вера, ощущается присутствие Духа, как награда за страдания, перенесенные и одним и вторым монастырем…

Наш новый знакомый Владимир рассказал, что в храме хранятся частички мощей многих известных в христианском мире святых. Здесь и архиепископ Иннокентий, святитель Лука, патриарх Тихон, св. Климент Римский, Пантелеймон Целитель, Георгий Победоносец, врач Печерский Агапит, Нестор Летописец, Александр Невский и другие православные святые.

Кизилташский монстырь до уничножения советской властью. Старинное фото

Не много храмов могут похвастаться таким количеством частиц святых мощей.

А над алтарем висят два старых военных знамени — хоругви. Говорят, что им более 150 лет, и в свое время их использовали в полковых церквях как иконостас.

А якобы во время исхода Белой гвардии, хоругви оставили в Крыму, чуть ли не по велению самого Врангеля.

Хранившаяся на протяжении более 70 лет от взора советских властей реликвия теперь радует глаз любого паломника Кизилташского монастыря. Поставив свечки, пожертвовав на восстановление монастыря, мы попросили Владимира указать нам путь к святой пещере.

Прежде чем подняться к пещере с источником, надо пройтись по месту, где некогда стояли разрушенные в советские времена храмы и постройки монастыря. Они хорошо угадываются среди кустов и деревьев.

Хорошо наезженная дорога за современными постройками приводит к каменной лестнице с фигурными перилами-балясинами и старинным каменным крестом у подножия.

Чем-то эта лестница напоминает парадный вход в русское дворянское имение.

На самом деле ведет она к старому монастырскому кладбищу, где нашли свой покой отдавшие годы жизни этому святому месту монахи. Не доходя лестницы метров пятьдесят, налево уходит тропка к колодцу.

Лестница к источнику

В колодце освященная вода, а рядом всегда есть ведро и металлическая кружка. Вряд ли найдется человек не пожелавший испить этой вкусной целебной святой воды! Испили и мы горной водички, с наслаждением омыли лицо.

И тут взгляд упал на… дерево ливанского кедра. В нескольких метрах ниже колодца растет совершенно не свойственное Крыму, и здешнему растительно-климатическому поясу дерево. Среди дубов, граба и кизила, словно циклоп среди лилипутов, гордо стоит ливанский кедр. Откуда он здесь?

Читайте также:  Акафист и молитва к празднику преображения господня - православные молитвы

Оказалось, что это остаток монастырского парка, окружавшего главный храм. А вот и его руины – в нескольких метрах от колодца рядом с тропой угадывается фундамент стен и алтарной части разрушенного храма. Тут же еще одно природное чудо – старый развесистый дуб, который уже лет 300 живет на этом свете. Видел этот дуб и архиепископа Иннокентия, и игумена Парфения и многих других.

«Проходя мимо этого дуба, прислушайтесь, и может он что-то вам шепнет», — таинственно обращается к нам наш провожатый Владимир, мимоходом обнимая могучий ствол дерева рукой. Мы тоже подходим к живому хранителю этих мест.

Дотрагиваемся до суровой коры, столько повидавшей на своем веку. Дождь продолжает моросить и кажется, что по стволу дубу катиться слеза. Слеза горести за поруганную святость этого места.

А может это слеза радости за возрождение старого монастыря?

Пещера с источником в Кизилташском монастыре

Возвращаемся к каменной лестнице и от старинного каменного креста по еле заметной тропке идем метров сто к подножию скалы. Тропка сворачивает резко направо и вверх.

Карабкаемся по опасной металлической лесенке, скользим по наклонной тропе, и вдруг перед взором резко открывается просторный грот. Радость наполняет тело – вот она святая пещера! В глубине грота поблескивает лужица воды.

Сначала небольшое разочарование: неужели это и есть тот святой источник, где исцелялись сотни людей? Но через мгновенье понимаешь, что святость не зависит от красоты и величины храма. С трепетом опускаюсь перед святым источником, осмысливаю, сколько душ излечилось в этой пещерке, сколько людей уверовали здесь в силу православной веры и целительной воды.

Полчаса возле «Целебного источника» проходят как одна минута, замечаем, что дождь прекратился и нам надо спешить в обратный путь. Проходя обратно мимо храма, слышим, как нам вслед дружелюбно лает собачка, и летят слова послушника: «Ангела-Хранителя вам в дорогу»

Кизилташский монастырь на карте

Источник: http://www.krimoved.crimea.ua/kiziltash.html

Кизилташский монастырь святого Стефана Сурожского

Чтобы посетить достопримечательности юго-восточного Крыма, которые хранит в себе Кизилташское урочище, необходимо приехать в Судак. Преодолев 17 км в сторону села Щебетовка (или Отузы), не доезжая до него 4 км, путешественники обнаружат живописную межгорную котловину.

Скалистые утесы, окружающие уникальное урочище, имеют красноватый цвет. Это и объясняет тюркское название Кизилташ или Красный камень. За красоту эти земли еще в XIX веке величали Крымской Швейцарией.

Здесь величавы памятники природы и старины, интересна история создания и существования мужского монастыря Св.Стефана.

Первые дни Кизилташского монастыря

По преданию в XIII столетии в Кизилташском урочище располагалась летняя резиденция архиепископа Сурожского. В 1856г здесь же был основан мужской монастырь. Первые монахи, осматривая окрестности, обнаружили остатки древнего храма Иоанна Предтечи.

При создании в монастыре находились всего 11 человек. Они жили в землянках и преступили к новому строительству. В 1885 году была воздвигнута каменная с колоколами церковь во имя Успения Божьей Матери.

Чтобы первым паломникам было легче ориентироваться, на горных вершинах, окружающих Кизилташ, установили огромные кресты. На этом достопримечательности не заканчивались. В одной из пещер, получившей название Святая, бил целебный источник.

Легенда гласит, что отузскому пастуху посчастливилось найти в воде икону Богоматери.

Первый игумен монастыря Арсений прибыл в Кизилташ из Балаклавы. Он позаботился о развитии различных монастырских служб. Но вначале из глины и прутьев была поставлена церковь во имя Стефана Сурожского и скромный домик священника.

Отца Арсения сменил игумен Парфений. При нем в братском корпусе появились 2 флигеля, построена мельница, гостиница, посажены фруктовые деревья, виноград, укреплены склоны. Монахи работали на земле, сеяли пшеницу, занимались скотоводством. Однако благие дела не спасли Парфения от трагической смерти. В 1866г он был убит татарами и сожжен в лесу вместе с лошадью.

Паломники и туристы

Кизилташская обитель – известный объект паломничества. Особенно популярна Святая пещера и источник, где на мраморной плите был изображен Стефан Сурожский. Здесь бывали царственные особы и известные личности.

Так в 1906г водами серного источника лечила ножки  сама государыня-императрица Александра Федоровна.
Однако урочище интересно не только христианам, путешествующим по святым местам. Горные склоны красивы и романтичны.

Особый азарт вызывает посещение близлежащей Разбойничьей пещеры, где по преданию скрывался крымский грабитель Алим.

Живописными крымскими ландшафтами восхищались художники К.Богаевский и И.Айвазовский. Сюда приезжал винодел князь Л.Голицын. Местность описывали Качионе, Е.Марков, И.Пузанов.

Хождение по мукам

В 1910г число монахов возросло до 50. Однако в 1920 году монастырь перестал существовать. Здесь была организована детская трудовая колония, носившая имя Калинина.

По прошествии трех лет после упразднения монастыря в здания вселилась Отузская сельхоз артель. Две бывшие церкви превратились в клуб и общежитие.

В 30-ых годах в принадлежавших Московскому военному округу владениях был основан Дом отдыха.

Грянула Вторая мировая война. В 1941г Феодосийский партизанский отряд использовал монастырские постройки в качестве базы продовольствия.

После войны, в 50-е годы все сооружения были взорваны, а урочище Кизилташ трансформировалось в военный арсенал, практически военно-промышленный комплекс Черноморского флота.

Вплоть до 1992 года святые места, став воинской частью, были напичканы ядерными боеголовками.

Возвращение к истине

В конце XX века монастырские земли начали возвращать православной церкви. В 1995 г в Доме офицеров воинской части впервые было проведено необычное мероприятие: Пасхальное богослужение. Местных жителей и военнослужащих пригласили во вновь построенную церковь Св. Печерских угодников.

О возрождении монастыря позаботились местные власти, выделив 8,5 гектар земли. Две террасы, расположенные на склонах и ранее принадлежащие монастырю, уже переданы бывшим владельцам. На очереди еще пять.

В 1997г. Наместником Кизилташского монастыря стал отец Никон (он же настоятель Судакского храма Богородицы). Первые богоугодные дела нового времени – возведение часовни и храма в честь Пантелеймона Целителя. Как и много лет назад, вершины гор, окружающие Кизилташ, увенчали 2 креста.

В 2000г в Праздник Всех Святых в Кизилташ прибыл Митрополит Крымский Лазарь. Владыка вновь освятил целебный источник. Церковной комиссией убиенный игумен Парфений был причислен к лику святых.

В 2008г на месте часовни Св. Стефана Сурожского построен храм. Это один из немногих произведений деревянного зодчества. Все, кому дорога судьба православия, должны обязательно посетить необыкновенный природный и исторический комплекс Восточного Крыма.

Ярлык: Кизилташ, Кизилташский монастырь, Судак

Источник: http://bike-crimea.com/blog/2014/kiziltashskij-monastyr-svyatogo-stefana-surozhskogo/

Монастырь святого Стефана Сурожского (Кизилташский мужской монастырь)

Возле села Краснокаменка Судакского района Крыма в небольшой долине у гор Кизил-Таш, что в переводе значит «красный камень», расположился Кизилташский монастырь. Согласно легендам, в этом уголке Крымского полуострова в средние века жил в пещере и молился Богу Стефан Сурожский.

Позднее в той самой пещере начал бить целебный источник, названный именем монаха. А в 1825 году в этой пещере пастух обнаружил икону Божией матери.

Прошло время, и это место было выбрано для основания мужского монастыря в честь Стефана Сурожского

В Кизилташском монастыре было три храма. Первый – в честь Стефана Сурожского, второй – в честь Успения Божией Матери, в котором находилась та самая явившаяся икона, а третий – в честь Серафима Саровского.

Кизилташский монастырь занимал очень приличную территорию, на которой располагалось 30 каменных строений, большущее хозяйство, виноградники и сады. Проживало в монастыре одновременно около 100 послушников. На монастырской территории был пруд, в котором разводили карасей и раков.

Фото Кизилташского монастыря Стефана Сурожского

С приходом советской власти начали закрываться многие монастыри. Эта же участь не минула и Кизилташскую обитель – монастырь закрыли в 1923 году.

В зданиях кизилташского монастыря Стефана Сурожского разместилась сельхозартель, устроив в храмах конюшню, общежитие и клуб.

С 1930 года на этом месте образовался дом отдыха для служивших в Московском военном округе, который проработал до начала Великой Отечественной войны. По окончании войны было решено устроить на месте монастыря секретное хранилище ядерных боеголовок Черноморского флота.

Под надзором Берии были взорваны все монастырские строения, а само хранилище предполагалось разместить в недрах «красных скал».

К 1956 году поселок расширился, в нем появился детский сад, школа, магазины, но при этом он назывался «Почтовым ящиком №105», позднее «Феодосией 13», и был объектом повышенной секретности.

Последнюю ядерную боеголовку вывезли из этого поселка в 1992 году, но воинская часть продолжает дислоцироваться в этом месте и любого желающего без документов сюда не пропустят.

На небольшом участке земли, который выделили военные, в 1998 году начались работы по восстановлению Кизилташского монастыря Стефана Сурожского. Уже успели восстановить пещеру с источником Святого Стефана Сурожского, возвели новый храм. Сегодня в Кизилташском Крымском монастыре постоянно проживают несколько послушников под руководством настоятеля монастыря – отца Никона.

Карта и GPS координаты Кизилташского монастыря в Крыму
GPS – N 44 56.026        E 35 04.410
{mosmap lat='44.933767'|lon='35.0735'| text='Кизилташский монастырь'}

Источник: https://crimeaz.ru/dostoprimechatelnosti-yubk/dostoprimechatelnosti-sudaka/128-monastyr-svyatogo-stefana-surozhskogo-kiziltashskij-muzhskoj-monastyr.html

Кизилташский мужской монастырь

Кизилташский Свято-Стефано-Сурожокий монастырь — мужской общежительный монастырь на высоте 400 метров над уровнем моря, возникший возле целебного источника святого Стефана, в долине у скального хребта Кизил-Таш (по-татарски «красный камень») недалеко от села Краснокаменка (Судакский район).

См. также: История Кизилташского монастыря

Монастырь создан в 1856 году, когда по благословению владыки крымского Иннокентия была открыта Кизилташская киновия. В 1950 году здания монастыря были взорваны, а рядом был создан арсенал для хранения ядерных боеголовок.

О монастыре в те времена мало кто знал. Но в 1996 году случилась нашумевшая история — чудесное спасение маленькой девочки пушистым зверьком, потерявшейся в лесу.

Возрождение Кизилташского мужского монастыря началось в 1997 году.

Кизилташский монастырь, будучи горным, не является пещерным. Все постройки монастыря находились на скальных террасах. Пещера с целебным источником — естественного происхождения, и еще одна пещера представляет собой ход между двумя наклонившимися скалами. Она носит название Разбойничья — по легендам, в 40-х годах XIX в. пещера служила убежищем крымскому Робину Гуду — Алиму-разбойнику.

Самый значительный след в истории монастыря оставил игумен Парфений, сожженный татарами в 1866 году. В начале XX века собиратель крымских легенд Н. Маркс записал сказание «Грибы отца Самсония». Отец Самсоний жил в киновии в 60-х годах XIX века. Эпизод с грибами, украшенный впоследствии легендарными подробностями, имел место в действительности.

В монастыре есть братский корпус, трапезная, домик настоятеля, библиотека и небольшие хозяйственные постройки. Несмотря на то, что соседство воинской части делает несколько трудным посещение обители (необходимо предъявлять документы), сюда приезжают верующие. У бывшего въезда в обитель их встречает фигура белого ангела с распахнутыми крылами, крестом и свитком в руках.

Близ монастыря находится пещерка с целебным источником святого Стефана, на основе которого рядом и возник Кизилташский монастырь. Здесь когда-то была обретена икона Божьей матери, в этой пещерке, возможно, молился сам св. Стефан Сурожский.

Здесь же жила болгарская девушка Константина, которая позже перешла в урочище Топлы, где был основан Троице-Параскевиевский женский монастырь. По многочисленным свидетельствам тех лет, водой из источника исцелялись многие.

Очень полезной «в лечении от ломот» считалась грязь со дна болотца, находящегося чуть ниже источника.

В новом храме, перестроенном из бывшей северной караульной казармы и освященном в честь Всех Святых Киево-Печерских, родоначальников монашества на Руси, хранятся частички мощей многих известных православных святых: архиепископа Иннокентия, святителя Луки, патриарха Тихона, Пантелеймона-целителя, Агапита Печерского, Александра Невского, Георгия Победоносца и других. Когда их зимой 1998 года везли в Крым, замироточили мощи святителя Иннокентия Херсонского и Таврического, преподобного Гавриила Афонского и Георгия Победоносца. Здесь же можно узнать об истории монастыря, благодаря точно воссозданному макету представить каким он был когда-то.

В 2007 году Кизилташскому монастырю исполнилось 150 лет. В этот юбилейный год на старом каменном фундаменте прежнего храма святителя Стефана Сурожского началось возведение нового. Этот храм, срубленный из дерева, виден уже из всей долины, первый и пока что единственный в Крыму.

Подворьем монастыря является церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Судаке.

Адрес: Крым, Судак, ул. Ленина, 27 (подворье). Тел: +38 06566 34–750, +38 050 640-78-16.

Источник: http://jalita.com/guidebook/temple_of_yalta/sudak_kiziltash.shtml

Христианские храмы Судакского района – Кизилташский монастырь св. Стефана Сурожского

Адрес:   Украина, 98000, Крым, г. Судак, ул. Ленина, 27 (Подворье)   Тел: (0656–266) 34–750, +38 (050) 640-78-16

  Настоятель – игумен Никон

Ущелье, расположенное в 15 км от Судака в сторону Феодосии, известно под татарским названием «Кизилташ» – «кизил» – красный, «таш» – камень. Это из-за красноватого оттенка местных скал, особенно средней, той, что поменьше. Предполагается, что в VII веке эти места были летней резиденцией Св. Стефана Сурожского, архиепископа Сугдеи.

Святой исповедник Стефан Сурожский – реально существовавшая личность. С его именем связывают широкое распространение христианства в Юго-Восточной Таврике. В приписке к греческому синаксарю XII-XIII вв. говорится, что «15 декабря празднуется смерть св.

Стефана исповедника архиепископа Сугдейского, потому что просветил Сугдейцев и сделал их христианами».

По причинам секретности территории в Кизилташе (сейчас – Краснокаменке) не проводились археологические раскопки, поэтому говорить о точных датах не приходится. Вокруг Кизилташского ущелья обнаружены остатки десятков средневековых поселений, большинство из них ученые относят к периоду от VIII до XV вв. Поэтому летняя резиденция архиепископа Сугдеи вполне могла здесь существовать.

Рождение обители

На склоне одной из скал находится клиновидная пещера, где, по преданию, молился великий защитник и почитатель икон святитель Стефан. В глубине пещеры – маленькое озерцо, в котором в 20-х годах XIX в.

один татарский пастух нашёл плавающей деревянную икону Успения Божией матери. Слухи о чудесной находке распространились среди народа, в пещеру начали стекаться толпы богомольцев.

Читайте также:  Что такое схима и ее значение в православии - православные молитвы

Народная молва почти ежегодно приводила свидетельства об исцелении водой из чудодейственного источника, которая наиболее часто вылечивала болезни глаз, глухоту, боль в конечностях и нервные недуги.

Кстати, в наше время установлено, что вода Кизилташского источника действительно обладает лечебными свойствами: она имеет гидрокарбонатный натриевый состав с минерализацией 0.86 мг/л и содержанием сероводорода 4-5 мг/л.

Не так давно вход в пещеру перекрыли каменной стеной, а железную дверь в стене закрыли на ключ. На входе в монастырь появилась охрана и таблички “Туристам проход запрещен”. Результат не заставил ждать долго: источник в пещере пересох.

В 2013 году был закрыт от свободного доступа и монастырский колодец. Колодезную воду можно взять в храме или купить(!) в Феодосии. Будет жаль, если и его постигнет участь источника в пещере…
На данный момент пройти через монастырь туристы могут только сверху, со стороны Сандык-Кая.

Со стороны Краснокаменки проход через монастырь запрещен.

Число богомольцев со временем всё увеличивалось, и в 1855 году в ущелье под скалой был основан мужской монастырь во имя исповедника архиепископа Стефана Сурожского. Обитель развивалась и росла вплоть до революции 1917 года.

Маленькая пещерка в скале с целебным источником превратилась в целый скит с кельями на 50 послушников, с церковью, двумя гостиницами, разнообразными службами. В 1894 году число обитателей монастыря составляло 65 человек. Лес обратился в сад, огород, житное поле. Заработала мельница, на горах завелся табун лошадей, рогатый скот.

Толпы богомольцев потекли в эти благословенные края, красоту которых люди верующие называли земным раем, а не слишком верующие – крымской Швейцарией.

Вопреки распространенному мнению, Кизилташский монастырь, будучи горным, не является пещерным. Все постройки монастыря находились на скальных террасах.

Пещера с целебным источником – естественного происхождения, и еще одна пещера представляет собой ход между двумя наклонившимися скалами. Она носит название Разбойничья – по легендам, в 40-х годах 19 в.

пещера служила убежищем крымскому Робину Гуду – Алиму-разбойнику. Об этом повествуют Н. Маркс и К. Арцеулов в сборнике «Легенды Крыма»

Самым ярким и выдающимся наместником Кизилташской киновии был игумен Парфений. Удивительно разносторонний, успешный во всех своих начинаниях, о. Парфений остался в памяти крымчан не только благодаря своей подвижнической жизни и великим трудам на благо обители, но, в первую очередь, в силу своей мученической кончины.

Все современники отмечали его удивительные и разнообразные способности, организаторский и хозяйственно-административный талант, неиссякаемую творческую энергию, благодаря которой ему удалось сделать то, что за всю историю монастыря никому более не удавалось.

Из разрухи и нищеты, без посторонней помощи (и даже сочувствия), при фактической неграмотности насельников киновии он смог добиться результатов, заставивших ценить и уважать игумена во всей округе, прислушиваться к его советам, искать его общества.

Не соглашавшегося с безнравственностью и низостью в любых их проявлениях, его, бескорыстного, по-отцовски заботливого, любили и уважали, авторитет его неуклонно рос и укреплялся. Обладая удивительно прямым и цельным характером, не желая соотноситься с личной выгодой, а порой даже с инстинктом самосохранения, о.

Парфений говорил и действовал только по христианской совести. Столкновения с местными татарами, которые без зазрения совести вырубали монастырский лес, окончились трагически: настоятель обители был убит и сожжен 4 сентября 1866 г. По приговору военно-полевого суда трое из главных обвиняемых были приговорены к смертной казни. Четвертый был сослан.

Жизнь и мученическая смерть игумена Парфения, настоятеля Кизилташской киновии, подвижника и великого труженика – пример высокого служения своему христианскому долгу. Память о нем навсегда останется в сердцах творящих добро. Отец Парфений причислен к лику святых Русской Православной церкви в августе 2000 года.

В 1923 году монастырь был закрыт Советской властью. Сначала здесь создали детскую трудовую колонию, позже – санаторий Министерства обороны.

В годы Великой Отечественной войны на территории монастыря располагалась база партизанского отряда.

В ходе двух боев на территории монастырские постройки практически не пострадали, это дало им возможность послужить в качестве санатория Министерства обороны с 1945 по 1950 год.

Жизнь за колючей проволокой

29 августа 1949 года было произведено первое испытание ядерной бомбы в СССР.

7 ноября 1950 года Президиумом Верховного Совета РСФСР было принято решение об организации предприятия среднего машиностроения на территории современного поселка Краснокаменка. В 1951 году началось грандиозное строительство.

Закрытые эшелоны везли в Кизилташскую долину заключенных и оборудование – лучшее в Союзе и, возможно, в мире. Оборудование отличалось исключительной надежностью. Был случай, когда на небольшом подъемнике в надписи “Испытать на 500,0 кг” стерлась запятая, и установку испытали на 5000 кг.

Она поскрипела, но выдержала! С заводов Электростали доставляли сверхчистую сталь. Правительство СССР не экономило на военных нуждах.

Когда строительство развернулось в полную силу, лагерь насчитывал около двух с половиной тысяч человек. Часть трудилась на устройстве территории и строительстве сооружений, а другие – в штольнях.

Гремели взрывы – так подготавливались площадки под наземные сооружения в скальном грунте. Работа велась круглосуточно, ударными темпами. В 1953 году объект был сдан. Тех, кто работал на стройке, расстреляли.

На территории бывшего лагеря заключенных сейчас находится стадион школы…

Руководили работой прорабы – молодые специалисты, вчерашние выпускники техникумов, откомандированные для работы на объекте. Курировал работу сам Л.П.Берия, он часто даже лично посещал подобные объекты, но в Феодосии не был ни разу.

Лаврентий Берия лично руководил не только строительством штолен и военного городка: по его приказу были взорваны абсолютно все строения, принадлежавшие некогда Кизилташскому монастырю. Даже находясь от штолен в стороне, даже будучи давно закрытым, обезглавленным и забытым, он все равно мешал строителям коммунизма.

От монастыря не осталось даже развалин, а остатки фундаментов надежно скрыло густое крымское разнотравье.

Грустная история Кизилташского монастыря, ставшего абсолютно идейно-несовместимым с советской властью, а затем исключительно тщательная послевоенная охрана территории и ее тайн породили в округе множество легенд и мифов об этом городке.

Дорогу А-291, соединяющую Судак и Насыпное и проходящую неподалеку от Кизилташа, украшали знаки “Остановка запрещена”, выставленные там, где в таком запрете, с точки зрения безопасности дорожного движения, нет никакой необходимости.

К автомобилистам, сделавшим несанкционированную остановку, подъезжали на мотоциклах лица в форме сотрудников ГАИ и, угрожая всяческими карами, требовали продолжать движение.

С дороги Кизилташское ущелье не просматривается. Носители мифов склонны объяснять это “искусственными насыпями”, окружающими автодорогу, чтобы скрыть то, что происходит в “зоне”.

Более компетентные эксперты предпочитают говорить не о “насыпях”, а о выемке в грунте, по которой пущено дорожное полотно. В любом случае, искусственный характер изменений рельефа признается. Пытавшиеся перебраться через “насыпь” (или выбраться из выемки), если верить легендам, пропадали.

“Оттуда не возвращаются!” — принято было с придыханием говорить о “зоне” в сменявших друг друга поколениях краеведов.

Из соображений секретности объект назывался “Предприятие почтовый ящик 105”, без каких-либо географических указаний, – как и сотни других предприятий Минсредмаша. Позже почтовый адрес поселка изменился – “г. Симферополь, абонентский ящик 99”, появились названия улиц.

Жители городка имели симферопольскую прописку, которую поменяли в середине 60-х годов на феодосийскую. С тех пор и до последнего времени городок имел название Феодосия-13. На его территории действовал сухой закон, запрещено было иметь фотоаппараты.

В 1955 году этот запрет сняли, но фотографировать разрешено было только в помещениях или так, чтобы горы и специальные сооружения не были видны в кадре.

О монастыре в те времена мало кто знал. Но в 1994 году случилась нашумевшая история.

Белочка

В лесу возле Старого Крыма заблудилась семилетняя девочка.

Вместе с родителями она приехала из Феодосии собирать грибы. Пока папа с мамой ходили по округе с корзинками, дочка сидела в машине. Потом ей наскучило, и она пошла навстречу маме. Шаг, ещё шаг, поворот за соседнее дерево – и тут Валя Сигова (так звали девочку) – поняла, что заблудилась. А леса крымские, хоть и необширные, но такие коварные…

Заблудиться легко, пройти сложно, бывало, и взрослые люди терялись бесследно, а что уж говорить о перепуганном ребёнке. К счастью, Валя вспомнила, что им говорила в школе учительница на уроке Закона Божьего. О том, что когда страшно, не надо отчаиваться, а надо молиться и призывать на помощь Бога и Его Пречистую Матерь.

Валя начала читать “Отче наш” и “Богородице Дево радуйся”, да так со словами молитвы и заснула под деревом.

Проснулась Валя оттого, что на неё упала шишка. Затем другая, третья. На сосновой ветке сидела белочка. Махнув пушистым хвостиком, она как бы пригласила девочку следовать за собой. И Валя пошла. Шли они с белочкой без малого два дня.

Всё это время милая зверюшка была рядом с Валей, ночью спала с нею рядышком, согревая своим тельцем, а днём вела девочку в одном ей и Богу известном направлении – среди оврагов, упавших древесных стволов, огромных замшелых и увитых плющом валунов…

Такой путь и взрослому человеку непросто даётся без помощи, а единственной помощью Вале была маленькая белочка. “На какой камень она прыгнет, на тот я и становлюсь” – вспоминала потом Валя.

К вечеру третьего дня девочка вышла на опушку леса, и там её заметили военные. Белочка, увидев людей, посчитала свою миссию выполненной и весело попрыгала обратно в лес, махнув хвостиком на прощанье. Как оказалось, за три дня Валя при помощи рыженького проводника без еды и питья прошла сорок с лишним километров.

Пушистый лесной проводник вывел Валю не просто к военной части. Девочка оказалась на месте, где некогда стояли монастырские стены. Сейчас остаётся лишь гадать: или Господь Бог указал маленькой обитательнице леса вести девочку, или то Ангел-хранитель явился в образе белочки. Но случившееся чудо возымело действие: о Кизилташском монастыре вспомнили и заговорили.

Возрождение обители

Архиепископ Симферопольский и Крымский Лазарь обратился с письмом к главнокомандующему ВМС Украины о передаче епархии церковных построек, принадлежавших военной части В-2327.

Надо сказать, что к тому времени ядерные боеприпасы уже были вывезены из Кизилташа, и после раздела флота в освободившиеся горные кварталы завезено обычное оружие, которое Министерство обороны Украины усердно охраняло и охраняет по сей день.

21 марта 1995 г. последовал утвердительный ответ. В июле того же года в Кизилташ был направлен в качестве офицера-священника Николай Демьянюк.

Ему было поручено не только заниматься вопросами духовно-нравственного воспитания военнослужащих поселка Кизилташ, но и решением вопросов отвода участка земли для возрождения обители.

В течение нескольких лет Николай Демьянюк являлся единственным на Украине действующим священником и одновременно действующим офицером Украинской армии.

Монастырь был возрождён в 1997 году. В 1998 году священник Николай принял монашеский постриг под именем Никон, а в 2002 году он был возведен в сан игумена.

На окрестных скалах стоят кресты. Раньше их было четыре – они указывали паломникам дорогу в монастырь. Сейчас их пока что только два. Когда один из крестов поднимали на вершину, то взяли с собой воду и цемент, чтобы закрепить покрепче.

А когда поднялись – увидели в скале расщелину, как будто для креста и предназначенную. Будучи поставленным для примерки, крест настолько плотно объединился со скалой, что его даже не удалось развернуть. Скала как будто втянула крест в себя.

Так и остался он стоять немного покосившись.

В день, когда ставили крест, к вечеру игумен Никон вернулся на подворье монастыря в Судак. Звонок. Командир части. «Вы знаете, у нас тут Северное сияние…» Отец Никон в тот вечер из Судака приехать не смог. А сияние вокруг креста наблюдал весь военный городок…

В настоящее время число братий монастыря – 3 человека (вместе с наместником о. Никоном). Центральный храм монастыря освящен во имя Всех Печерских святых. Подворье монастыря – Покровская церковь в Судаке. Медленно, с большим трудом, монастырь обустраивается. У входа на территорию монастыря поставлена скульптура ангела. К пещере св.

Стефана Сурожского построена новая лестница. Рядом с монастырским колодцем, из которого вода не уходит даже в самую сильную засуху, устроена площадка для отдыха. Фундаменты взорванной церкви Успения Пресвятой Богородицы вскрыты раскопками. Исследования показали, что фундамент настолько крепок, что на нем возможно повторное строительство.

И еще в монастыре ведется строительство нового храма, который предполагается освятить во имя святого Серафима Саровского. В небе над возрождаемым из руин монастырем часто можно увидеть парящего орла: эти птицы поселились на соседних скалах вскоре после того, как были подписаны документы об отводе земли под монастырь. Так и живут здесь, летают…

Все больше паломников приходят в святую обитель, хотя дорога к ней, ведущая через военную часть, закрыта. Возрожденный Кизилташский монастырь непосредственно граничит с территорией воинской части, и отделен от нее плотным заграждением из колючей проволоки.

Верующим приходится пользоваться обходной тропой. с января 2009 года указом Министра обороны Украины Ю.И.Еханурова категорически запрещен проход и проезд по территории части не только для паломников, но и для братии монастыря.

Тоненькая горная тропинка осталась единственной нитью, связывающей монастырь с внешним миром.

А что же военный городок «Феодосия-13»? 28 июля 2007 свой первый день рождения отметил поселок Краснокаменка. С этой даты принято считать, что бывший военный городок стал обычным населенным пунктом, расположенным в живописном ущелье Кизилташ. Приехать сюда можно из Феодосии обычным рейсовым автобусом, на котором прикреплена табличка с безликим названием «Урочище».

Источник: http://www.on-line.crimea.ua/guide/sudak_cherch1.html

Ссылка на основную публикацию