Что такое теология и что она изучает — православные молитвы

Интервью с прот. Николаем Емельяновым. Кому нужна теология? / Православие.Ru

На протяжении нескольких месяцев Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет кричит об опасности исключения теологии из списка научных дисциплин, бьет тревогу из-за попыток поставить крест на теологии, выбросить ее за борт научной мысли, стереть ее из списка научных специальностей. Но зачем «наука о Боге» студентам в XXI веке и как ее присутствие в университетах сочетается с принципом светскости образования? На четыре самых «больных» вопроса о теологии в вузах мы попросили ответить протоиерея Николая Емельянова, проректора Богословского института при ПСТГУ.

Лекция в средневековом университете. Миниатюра. Вторая половина XIV века.    

Почему ПСТГУ бьет тревогу в отношении теологии в вузах?

Высшее образование все последние двадцать лет непрерывно реформируется. Это связано как с мировыми процессами, происходящими в образовании, так и с отечественной спецификой.

После того как советская идеология перестала быть доминирующей в отечественном образовании, необходимость его существенной реформы была очевидной. Никакой альтернативы советскому гуманитарному, социальному или экономическому образованию тогда не было.

Первые попытки что то изменить оказались очень робкими и не всегда удачными. Некоторые проекты, например, Высшая школа экономики — как альтернатива советской экономической науке, — получили развитие и признание.

Однако проблема преодоления советского прошлого в рамках высшего образования и науки до сих пор остается абсолютно актуальной. Причем отражается она не только на теологическом образовании, но и на гуманитарном образовании в целом, и на социальном и экономическом.

Просто теология, как специальная область научного знания, по нескольким причинам оказалась в этом ряду в самом сложном положении. Во-первых, потому что в советскую эпоху она была не просто уничтожена, а заменена «теологией навыворот» —
«научным» атеизмом. Во-вторых, потому что теология, как научная область, имеет свою исключительную специфику — особенную связь с Церковью.

Поразительно вот что: с самого начала реформ было очевидно, что теология
должна войти в систему государственной науки и образования.

Еще когда были утверждены самые первые стандарты высшего образования, среди них без всякой инициативы со стороны Церкви оказался стандарт по теологии. При этом, однако, с самого начала проблема государственного признания теологии находила множество критиков.

При каждом новом витке образовательной реформы обязательно предпринимается попытка устранить теологию из общего научно-образовательного поля.

Все мы знаем, что наука — это не просто некая роскошь, позволяющая кучке заинтересованных чудаков заниматься экстравагантными вещами за счет государства и общества.

Настоящая наука — это принципиально важный инструмент осмысления важнейших и актуальнейших вопросов бытия.

Начиная с таких приземленных и кажущихся тривиальными вопросов, как «будет ли у нас в квартире газ?» или «будет ли газ у наших внуков через восемьдесят лет?», кончая такими нетривиальными, как «каким должно быть общественное или государственное устройство в России?» Среди этих вопросов один из самых болезненных и непонятных — это вопрос о взаимоотношениях Церкви, государства и общества. Он вдвойне сложный ввиду ситуации реального религиозного и мировоззренческого плюрализма современной западноевропейской цивилизации.

В этом смысле дискуссия вокруг теологии — как раз один из примеров такого взаимодействия. ПСТГУ никогда не был ни против этой дискуссии, ни против критики.

Более того, именно ПСТГУ критиковал первый стандарт по теологии и предложил его изменить, именно ПСТГУ предложил сделать стандарт по теологии поликонфессиональным, в ответ на критику своих оппонентов. Это и есть ситуация, когда можно начать всерьез обсуждать проблемы, которые волнуют общество.

Как бы примитивно ни формулировались эти проблемы, вроде несколько утомившей всех темы непонятно откуда взявшейся «клерикализации», но их надо обсуждать. Лишь бы это взаимодействие Церкви, государства и общества было продуктивным.

ПСТГУ бьет тревогу, потому что налицо ситуация, когда, вместо того чтобы устроить серьезное научное обсуждение проблемы, ее пытаются просто замолчать, вовсе убрав неудобную теологию из общего научного поля или присоединив ее к философии, т. е. оставив только ее наименее неудобную философскую составляющую.

Кто и почему выступает против теологии в вузах?

К сожалению, обычно мотивация противников теологии связана просто с пережитками советского прошлого. Я имею в виду не только людей, чья молодость прошла в советское время или кто успел поработать в идеологизированнойсоветской науке.

До сих пор отечественная школа парадигмально остается вполне советской. Гуманитарная составляющая в среднем и высшем образовании практически никакой традиции, кроме советской, просто не имеет.

Человеку, воспитанному в такой постсоветской традиции, очень трудно понять, что такое теология и зачем она. Он может быть даже верующим и церковным человеком, но при этом абсолютно не представлять себе, какое громадное значение для науки имеет теология.

Такой человек будет искренне убежден, что истории, философии и религиоведения вполне достаточно, чтобы разобраться с любой общественно значимой религиозной проблемой.

Каков главный аргумент против теологии и почему он неверен?

Аргументов против теологии много, но можно выделить два основных*. Первый аргумент связан с принципиальным отрицанием научного статуса теологии. К сожалению, в этом вопросе накопилось такое количество недоразумений и примитивных ошибок, что его анализ займет не одну страницу.

Чтобы обрисовать комичность ситуации, отмечу только, что, доказывая ненаучность теологии, оппоненты до сих пор иногда ссылаются на ее определение как «науки о Боге», данное еще Фомой Аквинским! Думаю, нет смысла объяснять, что это определение не имеет отношения к пониманию теологии как науки в современном смысле слова.

Второй аргумент в значительной мере связан с советским прошлым. В обществе еще слишком сильна память о тоталитарной советской идеологии, и сохраняется постоянное опасение, что теология превратится … в «научный» атеизм,— только навыворот. Отсюда боязнь, что преподавание теологии нарушит принцип светскости государства и общества.

К сожалению, оппоненты, выдвигающие этот тезис, не понимают простой вещи: превращение теологии в некоего оборотня научного атеизма — это ровно то, чего больше всего опасаются и против чего единым фронтом борются в первую очередь сами богословы. Более того, только они на это и способны.

Не будет развитой системы теологической науки и образования (причем не только христианской теологии) — и псевдоправославное мракобесие, которое всегда идеологично и тоталитарно по своей природе, вполне может стать реальностью, опасной и для государства, и для общества.

Как-то даже неудобно напоминать об этом, когда примеры Сирии и Ирака пока еще даже
не исторические. Внутренние проблемы церковной жизни решать может только Церковь, для этого ей нужен инструмент самоосмысления, в том числе и научного, которым как раз и является теология.

Тем более этот инструмент самоосмысления Церкви нужен государству и обществу, потому что только на этом языке и могут плодотворно обсуждаться все те проблемы церковно-общественных отношений, которые пока такого обсуждения не получают.

Зачем все же теология современному человеку? Что она дает студенту светского вуза?

Присутствие теологии в научно-образовательном пространстве дает ощутить множественность мировоззренческих подходов, на которых это пространство построено.

В современном сложном и меняющемся мире иметь это представление принципиально важно.

Кроме того, есть и очевидная культурно-историческая значимость православной теологии, без которой ни о каком понимании русской культуры не может быть и речи.

Я начал с аналогий из области экономического образования, такой же аналогией и закончу. Недавно проректор Российской экономической школы Константин Сонин в интервью Lenta.

ru заметил, что уровень экономической культуры в России такой, что даже если во всех вузах каждому студенту прочесть курс экономики «насильно», то он все равно «будет брать кредит
на почте за 20 процентов от зарплаты под десять тысяч процентов годовых».

Экономической науке и образованию в России еще только предстоит выполнить эту задачу — формировать экономическую культуру. То же самое, только в гораздо большей степени, можно сказать и об уровне теологической культуры, и о том, зачем она каждому студенту.

В продолжающейся интернет-дискуссии о светскости государства и общества нашлось множество людей, которые с гордостью заявляли: «Я за примитивное понимание светскости!» Вот эта гордость своей примитивностью в понимании важнейших проблем, неумение понять другого как раз и есть то страшное, что должна победить элементарная богословская культура. Вот для чего нужна теологическая образованность и культура любому студенту любого вуза.

* Яркий разбор этой проблемы можно найти в замечательной статье «Теология как научная специальность» доктора философских наук К. М. Антонова в журнале «Вопросы философии». — Ред.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/64504.html

Богословие (теология) — наука о вере

«Богословие» — это точный перевод греческого слова theologia = учение о Боге и Божественных делах. В основном же в мировой практике это слово не переводится на язык той или ной страны, а оставлено на греческом: теология. В русском же языке широко употребляем также дословный перевод этого слова — богословие.

В сегодняшнем понимании богословие — это академическая дисциплина. В своём первом древнем значении – это сказанное божеством слово, облечённое человеком в речь или песню, и вовсе не его философское истолкование и размышление.

У Аристотеля одна из 3 дисциплин теоретической философии называлась «теологической» (позже «Метафизика»). Со стоиков богословие уже становится самостоятельной. Во II в. н.э. богословие считалась инспирированное Богом сообщение.

Cобственно, уже исторически само понятие «богословие» включает в себя идею участия и помощи со стороны Бога в познании Своего откровения. Как университетская дисциплина богословие возникла в XII в. богословие как наука о Боге стала в средние века.

Среди дисциплин сегодняшней теологи как академической науки не все имеют тему своего рассмотрения Божественную истину.

Богословие не является исключительно Христианским феноменом. Хотя понятие «богословие» в других религиях всё снова является отклоняемым или используемым в узком значении: например, богословие как интерпретация веры и т.п.

богословие не идентична вере. Теологией может заниматься и неверующий человек. богословие – ничто иное как теория веры. Потому, что богословие — это наука, а не вера. Наука о вере. Всё, о чём ведёт речь теологическая наука доступно пониманию каждого. Впрочем, некоторые придерживаются мнения, что если богословие допускает неверие и сомнение это уже философия!

Томас Аквинский считал, что наука занимается только тем, что не превосходит разум. Всем существующим: в том числе Богом, занимается философия. Свою конечную цель человек имеет в Боге, Который однако превосходит разум.

Но человек однако должен знать свою конечную цель, чтобы её продумать и прийти к ней.

Таким образом богословие занимается тем, что превосходит человеческой разум – Божественным откровением.

Но рассуждения о Боге философии и теологии отличаются примерно как доказательство физика и астронома, что Земля круглая: физик доказывает исходя из взвешивания природных физических явлений, астроном – математически. Общность предмета изучения философии и теологии (Бога) не мешает им таким образом сосуществовать.

богословие имеет общие предметы изучения и с другими. науками, но в отличии от них она рассуждает о них во взаимоотношении с Богом. (Сравните Рим 1:19, 2 Кор 10:5, 1 Кор 2:15). Некоторые теологи (Шлейермахер, Ритшель, Бульманн, Браун) едины в том, что говорить о Боге, не говоря одновременно о человеке, бессмысленно.

Богословие – это методически выверенное освещение Божьего Откровения, представляемое в вере и его имманентном знании…Поэтому богословие может быть кратко охарактеризована как «наука  о вере»… В области богословия на данный момент накоплены огромные знания, написано огромное количество книг, на теологию как науку работает огромное количество вспомогательных наук, накопленными знаниями теологии пользуются другие науки, своя история, свои методы, свои открытия, и т.д. и т.п…И своими основоположениями и целями богословие отличается от науки о религии и религиозной философии.

К истории:
Первая фаза развития Христианской теологии как науки была положена так называемыми отцами Церкви и со II века н.э. уже определилась в правовой, исторической и философской аргументациях из-за нападок извне.

То есть Христианское учение переживало в это время необходимость систематизации знаний и одни из первых, кто занимался этим были так называемые апологеты II-IV вв. —  Иереней Лионский, Клеменс, Ориген, Августин, Дионисий.

Апология — это позиция защиты той или иной теории, идеи, высказываний, идеологии.

В средние века (XIII в.) теологическая мысль начинает развиваться как наука о вере, имея уже для этого достаточную подготовку в систематизации и рационализации, которые были подготовлены  в XI — XII вв.

, например, Анзельмом Кантербургским и Петром Ломбардским.

C этого времени прослеживается развитие теологии на западе и востоке по разным дорогам: восточная Церковь остаётся более верной традициям духовности, сильнее пасторально и литургически-ориентированной.

Развиваются различные дисциплины и теории: например, Томас Аквинский пытается к духовности откровений привязать также и логику рассуждений. Он поднимает вопрос взаимосвязи разума и веры. Его позиция: Бог должен быть рассматриваем как в свете разума, так и в свете Его Откровения.

В позднее средневековье (XVI в.) на западе посредством вначале гуманизма (Эразм Роттердамский) и продолженной реформацией (Мартин Лютер, Меланхтон и др.) появляется новый феномен – конфессионализм. Внутри Церкви умножаются течения. На новом уровне начинают обсуждаться вопросы т.н.

Читайте также:  Грех сребролюбия и борьба с ним - православные молитвы

«Церковности» (авторитет иерархии Церкви, папства в католической Церкви и т.п.). В центр внимания теологической мысли представителей того времени – Мартина Лютера (который, между прочьим, был профессором теологии) выходит «грешный и потерянный человек и Оправдывающий — Спасающий Бог».

Поэтому основной теологической задачей становится разграничение закона и Евангелия, сотворения и спасения, теологии и философии и тем, что Христианская богословие фактически является практической в своей основе «теологией креста». Католическая богословие в это время приобретает соответственно т.н. анти-протестантское направление (т.н.

контроверзбогословие). Она выражается в различных формах схоластики, которая в свою очередь выражается не только несогласием с протестантизмом, но и с модернизмом. Основной вопрос, выходящий здесь на арену, это вопрос Божьей милости: в контексте природы человека и сверхприроды Бога, свободы и необходимости этой милости.

В новое время наблюдается здесь также модернизация теологии (рационализм) и Церковных структур (централизованный бюрократизм).

Начало нового времени охарактеризовалось борьбой пиетизма (почитания) и т.н. «эпохой просвещения».

Наше время обозначено в западной теологии началом диалога в богословских  вопросах с иудаизмом, а также рассмотрением новоявленных проблем человечества в контексте Христианства: как например, феминизма.

От русского богословия желается видеть, конечно, прежде всего возрождения. Русское богословие как наука в XX веке претерпело от одной из разновидностей атеизма – коммунизма –остановку в своём развитии. Произошло это не посредством убедительности аргументов последнего, а путём физической расправы с научной элитой, учебной структуры и Церковью.

Так называемые «атеистические» объединения, организации и т.п. фактически лишены права так себя именовать в связи с их некомпетентностью делать выводы в вопросе существования или несуществования Бога.

Любая наука есть стремление к оперированию/собиранию знаний, правильность которых в любое время можно проконтролировать: как пришли к тому, чтобы считать это истиной?
В каждой науке есть свои «определения». Каждая наука обладает методами: «Метод не является индифферентной сетью, в которую ловится действительность; метод – это скорее элемент самой действительности.» (Тиллих)

Люди познают Бога хоть и не через Его непосредственное видение, но познают Его как причину всего и как цель.

Сложность этого процесса заключается в том, что хотя и причина, и цель в познании Бога рассматриваются исключительно в отношении и зависимости к Нему, но наоборот – рассмотрение Бога в зависимости от причины и цели – не считается возможным в такой же степени, так как Бог остаётся таким, какой Он есть и без Своего творения.

A чтобы это стало возможным необходимо, чтобы не только творение было связано с бытием Бога, но и бытие Бога с Его творением – в Христианской теологии это собственно инкарнация = воплощение = вочеловечевание Создателя в образе Человека.

<\p>

«Богословие спрашивает: насколько это так, как Христианин верит, что это это есть?» (Карл Барт)
Богословие как и другие науки есть человеческое старание о познании определённого предмета. Она как и другие науки идёт к этому познанию последовательным путём.

То есть она — как и другие науки в состоянии сама себя или любым человеком (который способен стараться о теологическом предмете изучения  идти этим последовательным путём) быть проверенной в своей правоте. богословие, как и другие науки, занимается установлением, систематизацией, соединением, исследованием, постижением и снова установлением феноменов.

Богословие – как герменевтическая наука – имеет в качестве верификации (=удостоверения) указывание, а не доказывание.

По какому праву существует богословие как рассуждение о Боге? Кто может/ имеет право рассуждать о Боге? Может ли это делать грешник? Если да, то в своих рассуждениях о Боге он является «грешником , который рассуждает о Боге», следовательно тем, который и не может увидеть Бога.

Источник: http://bible8.eu/theology.php

Теология – что это такое: что изучает наука и кем работает теолог после учебы

Для большей части населения два таких понятия, как религия и наука, носят крайне полярный характер. Мы же скажем, что на самом деле все в точности до наоборот. Что вы знаете о таком понятии, как теология? Это философия, наука, область знаний или предмет? Давайте разберемся в этом вопросе.

Трактовка термина

Давайте для начала узнаем, что нам говорит Википедия о том, что такое теология и как ее понимать. Данный термин имеет греческое происхождение, и состоит он из двух слов: «Тео» – Бог и «логос» – слово или знания.

Получается, что изучает вопросы Бога, религии и вообще всего духовного научная дисциплина.

Для многих такое суждение кажется на первый взгляд диким, но стоит лишь прикоснуться в данной отрасли знаний, как сразу все станет на свои места.

Если дать более точное определение тому, что такое теология, то можно сказать, что это наука, которая занимается систематическим изложением, а также толкованием определенного учения о Боге или о религии.

Изучаются догматы, история, зарождение и особенности применения на практике того или иного верования.

В широком значении

Так как Википедия дает нам весьма «сухое» понятие, мы решили расширить его, узнав более детально все тонкости рассматриваемой дисциплины.

Ее можно идентифицировать как исследование природы и всего, что нас окружает, с критической, но вместе с тем с Божественной точки зрения.

Суть ее изложения заключается в том, что Бог присутствует абсолютно во всем, что нас окружает, – в физических предметах, в природных явлениях, в наших переживаниях, мыслях и действиях, даже в паранормальных явлениях.

Изучение этой дисциплины в университетах ранее велось в рамках определенных предметов – философия религии, нейропсихологии и религиоведение. Совсем недавно появился факультет под названием «Теология», обучение на котором проходит сопряжено с посещением духовной семинарии.

Стоит четко понимать, что данная наука изучает природу, основы и догмы религии. Здесь нет места опровержению чего-либо, но есть место критике. Здесь не руководствуются точными фактами или формулами, но обращают внимание на аргументы, доказательства и законы Божьи.

Возведение этого учения в ранг наук позволит современным духовникам и их последователям более точно интерпретировать религию, понять ее суть, происхождение и предназначение. 

Возможно, некоторые факты, в которые ранее нас заставляли верить, отвернутся, появятся новые. Но основа останется незыблемой – все, что нас окружает, пропитано энергией Всевышнего.

Теология в различных религиях

Несмотря на то, что наука, факультет и, как следствие, специальность теология появились только в конце ХХ столетия, сама суть данного термина и название имеют древнегреческие корни.

Впервые слово появилось в 4 веке до н.э., и использовал его Платон в качестве обозначения своих «размышлений о Боге».

Несколько веков спустя данная область знаний перекочевала в Римскую империю, а после, словно по наследию, перешла в руки средневековых духовников.

Примерно в этот период она начала изучаться одновременно и как христианская догма, и как академическая дисциплина, в ходе которой исследовались проблемы библейского языка и фактов, которые там описаны.

С XVII столетия официально появилась специальность «теология», которую определили как изучающую дисциплину для всех существующих в мире религий. Она исследует как аспекты, объединяющие верования различных людей, так и те факторы, которыми они разнятся.

В христианстве – самой обширной мировой религии, которая ныне разделена на большое количество ветвей, теология играет крайне важную роль.

Самого первого теолога, который был найден в письменных источниках, звали Фома Аквинский, и его высказывания относительно предназначения данной науки остаются актуальными по сей день. Он полагал, что полностью познать мир относительно Бога как его создателя можно, руководствуясь исключительно Библией и христианскими обычаями.

Буддизм считается самой древней из всех ныне существующих религий, и примечателен он тем, что в нем нет божества, сравнимого с Господом.

Поэтому для его изучения был введен специальный термин – «буддистская теология», которая базируется преимущественно на принципах и духовном завете Будды.

Ислам и христианство имеют очень много общего, и самой главной объединяющей чертой для двух религий является наличие единого идола, который был послан Божественной силой с небес на землю.

В исламе также имеется своя теология, которая именуется Калам. Однако стоит отметить, что мусульмане верят в своего Бога, не задумываясь и не сомневаясь в его существовании и истинах. Поэтому Каламу отведено в исламе на так много внимания, как теологии в христианстве.

Как мы знаем, иудеи – народ скрытный, даже в ряды верующих они посвящают посторонних неохотно. Их теология передавалась как устное народное творчество, и до сих пор так и не возымела статуса академической науки.

Великий раскол

Разделение христианства в период раннего Средневековья на православие и католицизм стало толчком к образованию новой науки по изучению Святого догмата.

Таковой стала «новая теология», задачи которой направлены на исследования Нового Завета в рамках католицизма.

Следует отметить, что данная область знаний до сих не определяется как отдельная школа или наука. Ведь как мы знаем, католицизм – течение в христианстве, которое характерно строгостью и бескомпромиссностью.

Потому в рамках новой ветви науки не принято задаваться лишними вопросами – на истины, которые изложены в Библии, смотрят как на единственно верную догму.

Обучение и трудоустройство

Кто такой теолог в современном мире? Как на него выучиться и где потом работать с таким дипломом?

Как утверждают сами представители данной отрасли деятельности, теолог – это не профессия. Это состояние души, показатель духовной развитости, интеллекта и саморазвития.

Для начала скажем, что теологом можно стать, окончив как университет, так и духовную семинарию. Ранее данная профессия была доступна только выпускникам второго учебного заведения, но в наши дни идет активное возрождение религиозного наследия нашей страны. Поэтому работа теолога становится востребованной и престижной.

Давайте теперь более конкретно узнаем, где может работать теолог и какие должности ему подойдут:

  • Ученый или священник. В наше время эти два понятия практически идентичны, если речь идет о теологии как о науке. Только первый трудится в университетах, получая звания аспиранта, доцента, профессора, доктора наук, а в конце, возможно, министра образования. Священник же трудится в храме, начиная от простого диакона и заканчивая архиереем или патриархом.
  • Преподаватель. Понятие данного термина весьма обширно, и ограничивается оно не только стандартными учебными заведениями, такими как школа, техникум или вуз. Теолог может работать преподавателем при военной части, в госпитале, в исправительных и реабилитационных заведениях, в специализированных школах.
  • Переводчик-консультант – отличная работа для современного теолога. Речь идет не о таких переводчиках, которых сейчас весьма много, знающих английский, испанский, немецкий, а о таких специалистах, которые ориентируются в редких и мертвых языках. Это латынь, церковно-славянский, древнегреческий, арабский (если говорить об исламе). Нередко различным издательствам, авторам и прочим деятелям искусства требуется консультация профессионала в данной сфере, которая весьма недурно оплачивается.
  • Искусствовед-экскурсовод. Это современные специалисты в области науки о Боге. Кем работать – решать вам, исходят из собственных предпочтений и возможностей. Если вы устраиваетесь искусствоведом, будьте готовы проводить дни в музеях, на выставках и прочих культурных мероприятиях, рассказывая людям о различных экспонатах. Для экскурсовода важны не только знания в области предполагаемого маршрута, но отличное здоровье.

Источник: https://religiya.guru/osnovy-religii/nauka-teologiya-chto-eto-takoe.html

Теология — это изучение природы божественного, новые теологи работают учителями для тех кто хочет изучать

Слово теология состоит из двух слов Τheos, означающее «Бог», и logia, что означает «высказывания, изречения». Этот английский термин впервые прозвучал в 1362 году и теперь распространился за пределы христианских контекстов.

Августин Бегемот определил латинский эквивалент, теологии, как «рассуждение или дискуссию относительно Бога». Ричард Хукер определил «теологию» как «науку о божественных вещах», а лорд Болингброк, английский политик и философ, описал в политических работах свои взгляды на теологию: «Теология — это наука, которая по праву может быть сравнена с ящиком Пандоры».

Что такое теология

Теология — это критическое исследование природы божественного. Её преподают как академическую дисциплину, как правило, в университетах, семинариях и школах богословия.

Она начинается с предположения, что божественное существует в той или иной форме, например, в физических, сверхъестественных, психических или социальных реалиях, и доказательства об этом могут быть найдены через личные душевные переживания или исторические записи такого опыта.

Изучение этих предположений не является частью собственно теологии, а находится в философии религии, и все чаще, в психологии религии и такой профессии, как нейропсихология.

Теология нацелена на структурирование и понимание этих переживаний и использование их для получения нормативных предписаний о том, как жить в этом мире.

Теологи используют различные формы анализа и аргументации:

  • эмпирические;
  • философские;
  • этнографические.
Читайте также:  Сильная молитва матери святому николаю чудотворцу о детях - православные молитвы

И другие, чтобы помочь:

  • понять;
  • объяснить;
  • проверить;
  • критиковать.

Как и в философии этики и прецедентного права, аргументы часто предполагают существование ранее разрешённых вопросов и развиваются, делая аналогии с ними, чтобы делать новые выводы в новых ситуациях.

Изучение теологии может помочь богослову более глубоко понять их собственную или другую религиозную традицию. Это может позволить им исследовать природу божественности без ссылки на какую-либо конкретную традицию.

Теология может быть использована для распространения, реформы, или оправдания религиозной традиции или её можно использовать для, например, библейской критики.

Она может также помочь богослову решить какую-то современную ситуацию или изучить возможные способы интерпретации мира.

История

Греческая теология использовалась со значением «дискурс о боге» ещё в четвёртом веке до нашей эры Платоном. Аристотель разделил теоретическую философию на математическую, физическую и теологическую. Последняя соответствовала метафизике, которая для Аристотеля включала дискурс о природе божественного.

Опираясь на греческие стоические источники, латинский писатель Варро выделил три формы такого дискурса: мифический (относительно мифов греческих богов), рациональный философский анализ богов и космологии и гражданский (относительно обрядов и обязанностей публичных религиозных сообществ).

Теологи, появляются однажды в некоторых библейских рукописях, в заголовке Откровения Иоанна Богослова.

В святоотеческих греческих христианских источниках теология может относиться узко к набожным и вдохновляющим знаниям и обучению сущностной природе Бога.

Латинский автор Боэций, пишущий в начале IV века, использовал теологию, чтобы обозначить подразделение философии как предмет академического изучения, имея дело с неподвижной, бесплотной реальностью (в противоположность физике, которая касается телесных, движущихся реальностей). Определение Боэция повлияло на использование средневековой латыни.

В схоластических латинских источниках этот термин стал означать рациональное изучение доктрин христианской религии или академическую дисциплину, в которой изучалась согласованность и значение языка библии и теологические традиции.

Именно в этом последнем смысле теология стала пониматься как академическая дисциплина, включающая рациональное изучение христианского учения.

С XVII века стали использовать термин «теология» для обозначения изучения религиозных идей и учений, которые не являются христианскими.

Слово теология также может теперь использоваться в производном смысле как система теоретических принципов, как жёсткая идеология.

Термин теология был признан как подходящий для изучения религий, которые поклоняются предполагаемому божеству, т. е. более широко, чем монотеизм и способность говорить и рассуждать об этом божестве (в логике).

Буддизм

Некоторые академические исследования в буддизме, посвящённые исследованию буддийского понимания мира, предпочитают обозначать буддийскую философию термину буддийская теология, поскольку у буддизма не существует той же концепции бога.

Христианство

Фома Аквинский был величайшим христианским теологом средневековья. Он говорил, что Христианская теология — это изучение христианских убеждений и практики. Такое исследование концентрируется, прежде всего, на текстах Ветхого Завета и Нового Завета, а также на христианской традиции.

Христианские богословы используют библейскую экзегезу, рациональный анализ и аргументы.

Теология помогает богослову лучше понять христианские принципы, сравнить христианство с другими традициями, защитить христианство от возражений и критики, облегчить реформы в христианской церкви, помочь в пропаганде христианства, опираясь на ресурсы христианской традиции.

Индуизм

Внутри индуистской философии существует твёрдая и древняя традиция философских размышлений о природе вселенной, о Боге и душе.

Санскритское слово для различных школ индуистской философии — Даршана (что означает «взгляд» или «точка зрения»), похоже, по своему значению с теологией.

Богословие было предметом изучения для многих философов и учёных в Индии на протяжении веков. Большая часть исследований заключается в классификации проявлений богов и их аспектов.

Ислам

Исламская теологическая дискуссия, параллельная христианской теологической дискуссии, называется Калам. Калам не занимает ведущее место в мусульманской мысли, которую теология занимает в христианстве.

Иудаизм

В еврейском богословии историческое отсутствие политической власти означало, что большинство богословских размышлений произошло в контексте еврейской общины и синагоги, а не в рамках специализированных учебных заведений.

Теология как академическая дисциплина

История изучения богословия в высших учебных заведениях так же стара, как и история самих этих институтов. Платоновская академия, основанная в IV веке до н. Э., включала богословские темы в качестве предмета для изучения.

Школа Нисибиса была центром христианского обучения с IV века нашей эры.

Наланда в Индии была местом буддийского высшего образования, по крайней мере, с 5 по VI век нашей эры, а Марокканский университет Аль-Карауин был центром исламского обучения в X веке, как и Университет Аль-Азхар в Каире.

Самые ранние университеты были разработаны под эгидой латинской церкви. Возможно, однако, что развитие кафедральных школ в университетах было довольно редким, в то время как Парижский университет стал исключением. Позже были основаны Университет Неаполя Федерико II, Карлов университет в Праге, университет в Кракове, Университет Кёльна, Эрфуртский университет.

В раннем Средневековье большинство новых университетов было учреждено на основе ранее существовавших школ. Христианское богословское обучение было компонентом в этих учреждениях, равно как и изучение права Церкви.

Университеты играли важную роль в обучении людей, помогая церкви проводить разъяснения и защиту своего обучения и в поддержке прав церкви над светскими правителями. В таких университетах богословское исследование первоначально было тесно связано с жизнью веры и церкви.

Оно питалось практикой проповеди и молитвами.

В эпоху позднего Средневековья богословие было конечным предметом в университетах, получив название «Королева наук». Это означало, что другие предметы (включая философию) существовали прежде всего для помощи в богословской мысли.

Превосходное место христианской теологии в университете стало оспариваться во время европейского Просвещения, особенно в Германии.

С начала девятнадцатого века на Западе появились различные подходы к теологии как академической дисциплине. Большая часть дебатов относительно места богословия в университете или в рамках общей учебной программы высшего образования была посвящена тому, являются ли методы теологии научными.

Новая теология

В некоторых современных контекстах проводится различие между той теологией, которая рассматривается как связанная приверженностью к требованиям религиозной традиции и теологией, занимающейся религиозными исследованиями.

Религиозные исследования включают изучение исторических или современных практик или идей этих традиций с использованием интеллектуальных инструментов и структур, не связанных, с какой-либо религиозной традицией и которые обычно считаются нейтральными или светскими.

В контексте, где «религиозные исследования» в этом смысле сосредоточены, первичные формы обучения включают:

  • антропологию религии;
  • сравнительную религию;
  • историю религий;
  • философию религии;
  • психология религии;
  • социологию религии.

Специальность теология

В наше время эта профессия пользуется большим спросом, чем когда-либо. Стихийные бедствия, эпидемии и войны, вызывают жажду ответов на актуальные вопросы.

Независимо от того, регулярно ли эти люди курт фимиам перед грязной позолоченной статуей, надеясь, что их добрые дела затмевают их злые, или их работа длится двенадцать часов, тщетно пытаясь расплатиться с закладными, массы людей чувствуют себя пустыми, виноватыми и одинокими. Вот почему специальность теолога востребована, даже если она не такая популярная, как в прошлые века.

Теология — очень обширная область, и многие богословские специальности, требуют интенсивного изучения, аспирантуры или сертификации в другой профессии.

Цель стать проповедником один из самых распространённых карьерных путей для тех, кто преподаёт теологию.

В зависимости от размера и местоположения церкви описание этой работы может широко варьироваться даже в одном наименовании. Существуют и другие различия между различными конфессиями.

Критика

Существует древняя традиция скептицизма в отношении теологии, за которой следует более современная и атеистическая критика.

Возможна ли аргументированная дискуссия о божественности, которая уже давно является предметом спора.

Протагор, ещё в пятом веке до нашей эры, который, как считается, был сослан из Афин из-за его агностицизма о существовании богов, сказал: «Что касается богов, я не могу знать ни того, существуют ли они или не существует. Какую бы форму они ни имели, есть много препятствий для познания: неясность предмета и краткость жизни человека».

Чарльз Брэдлоу считал, что теология мешает людям достичь свободы. Он сказал, что современные научные исследования противоречат святым писаниям, поэтому Писания должны быть ошибочными.

Роберт Г. Ингерсолл заявил, что, когда у богословов была власть, большинство людей жили в лачугах. По мнению Ингерсолла, наука, а не теология, улучшали жизнь людей.

Источник: https://pravoslavie.guru/slovar-terminov/teologiya-eto-ili-kto-takoj-teolog-i-chto-on-izuchaet.html

Книга Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие. Содержание — Молитва и богословие

Все эти приемы являются лишь вспомогательным средством для того, чтобы привыкнуть к молитве, а отнюдь не самоцелью. Любопытно, что святитель Феофан Затворник, один из опытнейших духовных наставников XIX века, относился к этим приемам весьма сдержанно.

Переводя «Метод» преподобного Симеона на русский язык, он намеренно пропустил все, что касается физических приемов молитвы. В примечании он пишет по этому поводу: «Святой Симеон указывает некие внешние приемы, кои иных соблазняют и отбивают от дела, а у других покривляют само делание.

Так как сии приемы, по недостатку руководителей, могут сопровождаться недобрыми последствиями, а между тем суть не что иное как внешние приспособления к внутреннему деланию, ничего существенного не дающие, мы их пропускаем.

Существо дела есть — приобрести навык стоять умом в сердце… Надо ум из головы свести в сердце и там его усадить, или, как некто из старцев сказал, сочетать ум с сердцем. Как этого достигнуть? Ищи и обрящешь. Удобнее сего достигнуть хождением пред Богом и молитвенным трудом, особенно хождением в церковь» [311].

Святитель Феофан, таким образом, делает акцент на «хождении перед Богом». Это библейское выражение, часто употребляемое в Ветхом Завете, когда речь идет о праведниках (Быт. 5:24; 6:9; 17:1 и др.). В новозаветном контексте, особенно в контексте христианской аскетической практики, оно означает согласование всей жизни с заповедями Божьими.

Ходить перед Богом значит сверять каждый поступок и каждую мысль с Евангелием, непрестанно помнить о Боге, чувствовать Его присутствие, стараться ни в чем не погрешить против Его правды. Молитва только тогда приносит плод, когда она сочетается с истинно христианской жизнью, иначе она является лишь имитацией духовности.

«Не трудно узнать людей, которые относятся к духовной жизни не серьезно, а пытаются ее имитировать… — пишет иеромонах Серафим (Роуз). — В Сан-Франциско жил некий человек, который возгорелся идеей Иисусовой молитвы. Он постепенно увеличивал количество молитв, пока не дошел до 5000.

Живя в миру, посреди шумного города, он по утрам, прежде нежели приступить к какому-нибудь делу, до еды произносил стоя на балконе, до 5000 Иисусовых молитв и чувствовал себя удивительно освеженным и приподнятым.

Случилось однажды, что утром, когда он приступил к последней тысяче, под балконом появился человек, который стал заниматься какими-то своими делами. И вот, наш молитвенник был настолько выведен из себя этим появлением, что стал швырять в этого человека посудой.

С какой точки зрения нам следует оценивать человека, занятого духовной жизнью, творящего Иисусову молитву, если вдруг в процессе этой молитвы он может начать кидаться посудой? Это означает, что внутри него страсти были на свободе… Духовная жизнь не означает пребывание в облаках и творение молитвы Иисусовой или совершение каких-то телодвижений» [312].

Идеал христианства — достичь такого состояния, чтобы вся жизнь превратилась в молитву, чтобы каждое дело и каждая мысль были проникнуты молитвой. Всякий христианин имеет молитвенное «правило», т. е. некоторое количество молитв, которые он прочитывает ежедневно, или определенное время, каждый день посвящаемое молитве. «Правилом», или «каноном» (греч.

kanon), строители называют прибор, по которому судят о ровности стены («отвес» — веревка с подвешенной гирей). Молитва является таким «каноном», по которому мы можем определить наше духовное состояние: если мы любим молиться, значит — мы на пути к Богу, если нет — в нашей духовной жизни не все в порядке.

По молитве можно проверить любое дело — угодно оно Богу или нет. Один купец долго убеждал преподобного Силуана Афонского, что курение — не грех. Старец Силуан посоветовал ему всякий раз, прежде чем взять сигарету, помолиться. Купец возразил: «Молиться перед тем, как курить, как-то не идет».

Силуан сказал в ответ: «Итак, всякое дело, перед которым не идет несмущенная молитва, лучше не делать» [313].

Святые Отцы называют молитву «истинным богословием»: «Если ты богослов, то будешь молиться истинно; и если истинно молишься, то ты богослов» (авва Евагрий) [314]. Для Отцов Церкви богословие не было отвлеченным теоретизированием о «неведомом Боге»: оно было поиском личной встречи с Ним.

Истинное богословие — не «о» Боге, а «в» Боге: оно не рассматривает Бога как посторонний объект, но беседует с Богом как Личностью. Христианское богословие молитвенно и опытно.

Оно противопоставляет себя голой безблагодатной «учености»: «Философствовать о Боге можно не всякому, да! не всякому… Способны к этому люди испытавшие себя, которые провели жизнь в созерцании, а прежде всего очистили, по крайней мере очищают душу и тело… (Богословствовать можно), когда внутри нас тишина, и мы не кружимся (умом) по внешним предметам», — говорит святитель Григорий Богослов [315].

Но и молитва не является спонтанным и произвольным деланием ума — она тоже зиждется на богословии.

Церковь верует, что вне правильного догматического сознания не может быть полноценной молитвы: искажение догматов ведет к искажениям в молитвенной практике, как это можно видеть на примере многочисленных сект, отколовшихся от Церкви.

Читайте также:  Сильная молитва матери святому николаю чудотворцу о детях - православные молитвы

Христианин, даже если он молится наедине, является членом Церкви: «Личная молитва возможна только в контексте общины. Никто не является христианином сам по себе, но только как член тела.

Даже будучи в уединении, «в келлии», христианин молится как член искупленного общества, Церкви» (протоиерей Георгий Флоровский). [316] Личная молитва неотделима от богослужения и является его продолжением. Вся жизнь христианина есть Литургия, которую он совершает в своем сердце и посвящает Святой Троице — Отцу, Сыну и Святому Духу.

Каждая религия включает в себя те или иные формы молитвы, и при желании можно найти много общего между молитвенной практикой всех религий.

Так например, существуют известные параллели между Иисусовой молитвой и призыванием имени Божьего в исламе, между практикой умного сосредоточения в христианстве и йогической медитацией.

Однако в Иисусовой молитве главное не то, что она представляет собой непрестанно повторяющуюся формулу, что совершается в тишине ума, что помогает сосредоточиться и т.д., главное — к Кому она обращена, Чье имя мы призываем.

«Иисусова молитва — это не только средство, помогающее нам сконцентрироваться или расслабиться.

Это не просто сорт «христианской йоги», разновидность «трансцендентальной медитации» или «христианская мантра»… В отличие (от йоги), она есть призывание, обращенное к другому Лицу — к Богу, ставшему человеком, Иисусу Христу, нашему личному Спасителю и Искупителю… Контекст Иисусовой молитвы есть прежде всего вера. Призывание Имени предполагает, что тот, кто произносит молитву, верует в Иисуса как Сына Божьего и Спасителя» [317]. В этом кардинальное отличие христианской молитвы от внехристианской: верующий во Христа молится Христу и во Христе. Он также молится Деве Марии как Матери Бога, святым как Его свидетелям.

Апостол Павел говорит, что в сердцах христиан Дух Святой молится Отцу, взывая: «Авва! Отче!» (Гал. 4:6). Христианская молитва есть вслушивание в этот голос Божий внутри сердца.

Не сам человек молится — Бог молится в нем: «Что много говорить? — пишет преподобный Григорий Синаит.

— Молитва есть Бог, делающий все во всех, ибо одно действие Отца и Сына и Святого Духа, делающего все во Христе Иисусе» [318].

Если молитва есть действие (энергия) Троицы «во Христе», что может быть общего у такой молитвы с внехристианской молитвой? Современные кришнаиты говорят, что «Христос и Кришна — одно и то же», это только различные имена одного Бога, и потому нет никакой разницы — повторять ли про себя Иисусову молитву или мантру «Харе Кришна».

Христианство же исповедует, что «нет другого имени под небом… которым надлежало бы нам спастись», кроме имени Иисуса Христа (Деян. 4:12). Истинный богослов — тот, кто верует в Бога Троицу и воплощенную Истину — Иисуса Христа, Сына Божия.

Истинный богослов молится истинно, а неистинный богослов молится неистинно, потому что находится вне Истины.

50

Источник: https://www.booklot.ru/genre/religiya-i-duhovnost/religiya/book/tainstvo-veryi-vvedenie-v-pravoslavnoe-dogmaticheskoe-bogoslovie/content/2494733-molitva-i-bogoslovie/

Почему в мире теология – наука, а в России – нет

Научная специальность «Теология» появилась в России существенно позже других стран – в 2015 году, а первая защита кандидатской диссертации по теологии пройдет состоялась только 1 июня 2017-го.

О том, почему в России научность теологии подтвергается критике и почему эта критика зачастую необъективна, «Правмиру» рассказал архимандрит Кирилл (Говорун) — кандидат богословия, доктор философии, преподаватель Стокгольмской школы теологии, научный сотрудник Колумбийского университета.

Архимандрит Кирилл (Говорун)

– Почему теология – наука?

– В богословии мы различаем знание Бога и знание о Боге. Первое приобретается через общение с Богом во втором лице, а второе – через общение с другими людьми, когда о Боге говорят в третьем лице. Собственно богословие является вторым видом знания, которое зиждется на первом и при этом его верифицирует.

Без знания Бога знание о Боге является пустым сотрясанием воздуха, а знание Бога без знания о Боге нередко приводило к искажению знания Бога, что, в свою очередь, в конце концов искажает и знание о Боге.

Это нередко порождало ереси, которые являются не просто логической ошибкой, но представляют опасность для духовного развития христианина.

Различение между знанием Бога и знанием о Боге среди прочего означает, что хотя богословие и зиждется на опыте, само таковым опытом не является и опыт собой не заменяет.

Игнорирование этого различения приводит к двум ошибкам: те, кто ценят только духовный опыт, считают богословие его симулятором, опасным для самого опыта. Те, кто не понимает, что такое духовный опыт, считают богословие симулятором знания, опасным для знания.

Этих совершенно разных людей, которых условно можно назвать фундаменталистами и секуляристами, объединяет то, что они считают богословие опасным или как минимум бесполезным.

Между тем, богословие хотя и вербализует опыт Богообщения, делает это с помощью тех же выразительных средств, которые использются в человеческой культуре в самом широком смысле этого слова.

Это может быть язык поэзии – в литургии, например, а может быть язык философии – в богословских трактатах. Когда используется язык философии, он подлежит тем же законам, что и язык гуманитарной науки.

В этом смысле богословие является наукой.

– Какие у нее есть признаки науки?

– Науку в наше время принято делить на три области: точные, общественные и гуманитарные науки. Они отличаются между собой предметом и методами исследования.

Говоря очень схематично, точные науки изучают материальный мир и базируются на эксперименте; общественные науки изучают человеческие сообщества и базируются на социальных опросах; область и методы гуманитарных наук шире и размытее.

Гуманитарные науки изучают феномен человека в широком смысле. Этот феномен можно подвергать различного рода анализу и интеллектуальным спекуляциям.

Богословие входит в область гуманитарных наук, поскольку в его фокусе – восприятие человеком Бога. В этом смысле богословие отличается от Откровения, хотя и зиждется на нем. Откровение – это то, как Бог обнаруживает себя: движение сверху вниз. Богословие – это человеческое восприятие Откровения: движение снизу вверх.

Бог проявляет Себя через несотворенные божественные логосы, а человек осознает и артикулирует их в виде смыслов, которые являются конвенциональными, то есть сотворенными человеческим разумом. Подобные конвенциональные смыслы изучает философия и в целом гуманитарное знание.

Методы всех подразделений гуманитарного знания, включая теологию, похожи.

– Какие методы она использует?

– Эти методы варьировались от эпохи к эпохе и определялись философским мэйнстримом каждого времени. Золотой век христианского богословия – четвертое столетие – было ознаменовано философской тенденцией сортировать опыт познания с помощью категорий.

Этот диалектический метод уходил корнями в философию Аристотеля и был обновлен на основе синтеза с Платонизмом в том, что мы сейчас называем неоплатонизмом.

Неоплатоническое обновление классического аристотелизма произошло приблизительно в эпоху формирования христианской доктрины, которая и использовала язык и методы неоплатонизма.

Основополагающим методом Каппадокийцев, например, стало применение диалектических категорий, например таких как общее и частное, к Богу, а также заимствование философских лексем, таких как сущность и ипостась. Это был первый случай христианской схоластики.

Я понимаю, что после идей о. Георгия Флоровского о западной схоластической псевдоморфозе православного богословия у нас принято относиться к схоластике с большим подозрением, однако схоластика была изобретена не на западе и не в средние века, а на востоке и в период поздней античности.

Формальным признаком схоластики является процедура различения категорий, являющихся производными от категорий, описанных в одноимённом трактате Аристотеля (Категории).

Классическое восточно-православное богословие, которое было схоластическим еще в четвертом веке, но особенно проявило это свойство в шестом столетии, опиралось на неоплатоническую интерпретацию категорий, главным образом в авторстве Порфирия.

Даже “мистическое” богословие, как у псевдо-Дионисия Ареопагита, и по языку и по опыту в значительной степени отражало неоплатонизм – на сей раз в авторстве Прокла.

Богословские методы, получившие распространение в эпоху поздней античности, утратили актуальность в наше время.

В двадцатом веке главной, хотя и не единственной философской рамкой для православного богословия стал персонализм: и о Боге, и о человеке богословы начали писать с точки зрения понятия личности.

Эта категория, неизвестная в период античности, заменила собой традиционные богословские категории общей и частной сущности. Философский инструментарий нашего времени намного богаче, чем он был в период античности или средних веков.

Я, например, в своих книгах для анализа феномена Церкви наряду с традиционной аристотелевско-порфириевой диалектикой использовал категориальный аппарат феноменологии, аналитической философии, структурализма и постструктурализма.

Можно использовать и другие методы и философские языки.

При этом, на мой взгляд, для успешного развития современного богословия важен метод критического анализа, который я также использовал при изучении административных структур Церкви.

– Чем похожа и чем отличается от других гуманитарных наук?

– О сходстве богословия и других гуманитарных наук я уже сказал. Можно добавить о различиях. Богословие – это слово человека о Боге. Оно невозможно без Бога, тогда как другие гуманитарные знания без Бога возможны. Хотя даже они часто говорят о Боге – например, при изучении творчества Баха или Достоевского.

-Какие есть основные претензии к теологии и каковы ответы на них?

Чаще всего говорят, что богословие нельзя считать наукой, потому что оно о Боге, в которого не все верят, а даже если верят, то это все равно субъективный опыт.

Однако тогда научно нельзя изучать, например, и философию Прокла, мистика которого не менее субъективна, чем у псевдо-Дионисия.

Если в университетах нельзя изучать Библию, тогда тем более нельзя изучать “Илиаду” с “Одиссеей” – “библейские” книги античного мира, интерпретировавшие отношения человека и богов, в которых верили античные люди и в которых никто не верит сейчас.

– Почему в России подвергается критике научность теологии?

– Потому что в России, как и других постсоветских странах, было очень слабо развито гуманитарное знание.

В советское время настоящей наукой была только точная наука, и она заменила собой тот симулякр, который назывался гуманитарным знанием.

Само по себе это неплохо, потому что точные науки служили хоть каким-то барьером на пути проникновения идеологии, а кроме того, они лучше дисциплинируют мышление.

Однако это имеет и свой побочный эффект – критерии научности условной физики в пост-советском контексте по-прежнему принято экстраполировать на критерии научности условной лирики. И в этом серьезная логическая ошибка физиков.

Потому что критерии истинности в точной науке, а именно максимальная объективизация знания на основе эксперимента, не работают в гуманитарном знании. Они не всегда работают и в самой науке, как в случае квантовой механики, например, которая не может исключить субъективности наблюдателя эксперимента.

Богословам одно утешение – те же претензии физики могут предъявить и к социальным и гуманитарным наукам.

– Почему в других странах мира спокойно живут с теологией и защищаются в этой области?

– Потому что на западе и в России разное происхождение университетов. На западе университеты начинались как теологические школы. Теологический факультет Оксфорда, например – старейший в этом учебном заведении. А Гарвард, Йель и Принстон вообще вначале были семинариям, причем фундаменталистскими.

Современная Московская духовная семинария по сравнению с Гарвардом в восемнадцатом веке выглядит как форпост либерализма.

В России же теология изначально была исключена из университета – для нее была создана особая образовательная система, включившая в себя церковно-приходские школы, духовные училища, семинарии и академии.

Эта система соответствовала сословной структуре российского общества в период империи и предназначалась для духовного сословия. Когда сословность была разрушена после революции 1917 года, духовное образование по-прежнему осталось в гетто – теперь из-за официально объявленного атеизма. Этот статус кво богословия и хотят продлить.

Как на западе богословие по инерции остается частью университета, хотя многие интеллектуалы мечтали бы его оттуда уже изгнать, так в России богословие по инерции остается за пределами университета. Те, кто выступает против теологии в университете – как ни парадоксально это звучит, живут прошлым.

– Чего не хватает в России, чтобы это было так?

– России не хватает того, чтобы перестать смотреть в свое прошлое – имперское и советское, и начать смотреть в будущее.

Источник: https://www.pravmir.ru/te-kto-vyistupaet-protiv-teologii-zhivut-proshlyim1/

Ссылка на основную публикацию