Православная церковь о танцевальном искусстве: отношение, мнение и ответы на частые вопросы – православные молитвы

О молитве на клиросе

Василий Черняев, Алексей Шашакин

«Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает её поклоняться Богу Духом и Истиною (Ин. 4:23), между тем, как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы.

По причине своего повреждения и омрачения грехом она совращалась бы непрестанно в стороны, нередко в пропасти: то в рассеянность, то в мечтательность, то в различные пустые и обманчивые призраки высоких молитвенных состояний, сочиняемых её тщеславием и самолюбием».

Святитель Игнатий Брянчанинов

В статье пойдет речь об отношении клиросных певчих к молитве. Адресована статья всем прихожанам и церковнослужителям православных храмов, а также, дерзаем предположить, обратят внимание к нашим доводам и священники.

Актуальность проблемы заключается в том, что в настоящее время многие регенты и певчие считают, что молитва – это само их пение, при этом индивидуальное молитвенное участие певчих на клиросе, в ряде случаев, исключается.

Основная мысль, которую хотелось бы вынести на обсуждение: если человек не молится дома, в спокойной обстановке, то можно предположить, что он не будет молиться и на клиросе, где много искушений.

Общий вывод, который авторы желают сделать из данной статьи, состоит в том, что на клиросе целесообразно пение лишь тех певчих, кто знает полностью, или близко к тому, вечернее и утреннее правило, или же, по крайней мере, некоторый минимум молитв, входящих в домашнее правило.

Первый вопрос, который следует рассмотреть в рамках поставленной темы, заключается в том, существуют ли какие-либо установления Русской Православной Церкви, определяющие необходимость домашнего молитвенного правила для православного христианина?

Среди множества книг, адресованных мирянам, следует остановиться на «Христианском катехизисе», составленном митрополитом Филаретом (Вознесенским). В главе XXVIII этого катехизиса говорится о важности и необходимости молитвы для православного христианина.

«Кто не молится Богу – тот не христианин… Молитва есть первый и необходимейший элемент нашей духовной жизни. Она есть дыхание нашего духа, и без неё он умирает, как умирает без воздуха тело человека… Точно также – в духовной жизни всё зависит от молитвы, и человек, не молящийся Богу, в духовном отношении – мертвец… Молитва есть беседа человека с Богом.

Кто помнит, знает, любит Бога, тот непременно будет обращаться к Нему, а это обращение и есть молитва. Но глубоко ошибочен тот взгляд на молитву, который так распространён теперь (особенно среди молодежи).

Люди часто говорят: «Захочется молиться – буду молиться; нет охоты – не нужно принуждать к ней, в молитве не должно быть насилия»… Полное непонимание дела! Что вышло бы из земной деятельности человека, если бы он ни к чему себя не принуждал, а только делал то, что ему хочется?! Тем более так – в жизни духовной.

В ней всё ценное, устойчиво прочное приобретается усилием, подвигом работы над собой. Ещё раз припомним: «Царствие Божие (и всё, относящееся к нему) силою нудится» (усилием достигается). Нет, христианину необходимо раз навсегда заложить в сердце своём то, что он должен молиться во что бы то ни стало – не взирая ни на какие свои хотения или нехотения.

Если есть доброе желание молиться – благодари Бога, от Которого исходит всё доброе, и не теряй случая помолиться от души. Если нет этого желания, а настало время молитвы (утром, вечером, в храме), нужно принуждать себя, ободряя свой унылый и ленивый дух тем, что молитва (как всякое доброе дело) тем ценнее в очах Божиих, чем труднее она дается».

Таким образом, мы видим, как велико значение молитвы в духовной жизни православного христианина: «Молитва есть первый и необходимейший элемент нашей духовной жизни… Человек, не молящийся Богу, в духовном отношении – мертвец». Вот каково значение молитвы!

Однако, в «Христианском катехизисе» ничего не говорится о содержании домашнего молитвенного правила.

Ответ на этот вопрос содержится в «Настольной книге священнослужителя», том 4, с. 736.

«Существует три основных молитвенных правила:
1) полное молитвенное правило, рассчитанное на монахов и духовно опытных мирян, которое напечатано в «Православном молитвослове»;

2) краткое молитвенное правило, рассчитанное на всех верующих; утром: «Царю Небесный», Трисвятое, «Отче наш», «Богородице Дево», «От сна восстав», «Помилуй мя, Боже», «Верую», «Боже, очисти», «К Тебе, Владыко», «Святый Ангеле», «Пресвятая Владычице», призывание святых, молитва за живых и усопших; вечером: «Царю Небесный», Трисвятое, «Отче наш», «Помилуй нас, Господи», «Боже вечный», «Благаго Царя», «Ангеле Христов», от «Взбранной Воеводе» до «Достойно есть»; эти молитвы содержатся в любом молитвослове;

3) краткое молитвенное правило преподобного Серафима Саровского: три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево» и один раз «Верую» – для тех дней и обстоятельств, когда человек находится в крайнем утомлении или весьма ограничен во времени. Совсем опускать молитвенное правило нельзя. Даже если молитвенное правило читается без должного внимания, слова молитв, проникая в душу, оказывают свое очищающее воздействие». (Конец цитаты).

Должны ли клиросные певчие следовать данным установлениям?

Вопрос этот совсем не праздный. Молитва есть общение человека с Богом. Отношение к молитве, по сути, отражает духовное состояние человека. Не секрет, что сейчас к певчим не предъявляется почти никаких требований духовного плана. «Лишь бы пел» – так рассуждают регенты церковных хоров. Нередко в церковных хорах можно встретить даже некрещёных людей.

Об этом уже говорилось в нашей предыдущей статье «Некоторые особенности клиросного послушания» (http://www.rusk.ru/st.php?idar=113842).

Ещё в IV веке святитель Василий Великий в одном из своих посланий, признанных Церковью каноническими, писал: «По обычаю, издревле водворившемуся в церквах Божиих, служители Церкви приемлемы были по испытании со всякой строгостию, и всё поведение их прилежно исследуемо было: не злоречивы ли, не пьяницы ли, не склонны ли к ссорам, наставляют ли юность свою».

Неужели все приведённые установления Церкви – пустые слова? Разве не нужно певчим воспитывать в себе потребность к молитве и понуждать себя к ней? Разве это пережиток прошлого, не актуальный в наше время? Разве возможно заменить дар общения с Богом, который даётся каждому из нас, одним лишь пением слова молитвы, без понимания и принятия их?

Возможно ли пение на клиросе не молящихся певчих?

Вот что говорится на сайте межепархиальной Спасо-Преображенской общины (http://www.spo.orthodoxy.ru/library/05_Kutuzov_01.html):

«В древности в Церкви пели все молящиеся, и идеал православного Богослужения заключается именно в соборности молитвенного делания.

И если со временем церковное пение, усложнившись и обогатившись, стало уделом профессионалов, когда поёт только клирос, то ещё более возрастает нужда в том, чтобы каждый певчий прилежно молился во время пения. Но если певчие на клиросе не молятся во время пения, то это уже профанация Богослужения.

И принципиально неверна та установка, что хор, мол, поёт для прихожан, а молятся певчие или нет, это их личное дело. Только при молитвенной атмосфере на клиросе возможно истинно церковное пение, способное создать молитвенное настроение у прихожан.

Церковный правый клирос всё более превращается в подобие светского хора с наёмными певцами, приходящими «на работу», – молиться здесь они не научатся, если и была у них малая молитва, здесь они потеряют и её.

Многие современные христиане подтверждают эти слова делом – они не хотят слушать правый хор с его «профессиональным» пением и предпочитают в праздник сходить на раннюю литургию, когда поёт левый (обиходный) хор».

Клирос перестал быть местом служения и, для многих, постепенно превратился в работу. В наше время люди, много лет поющие в церковных хорах, иногда не представляют себе элементарного хода церковной службы.

Те, кто видит всю остроту вставшей проблемы, понимают, что и регент, и церковный певчий должны быть, в первую очередь, носителями подлинной православной культуры, должны быть реально включены в литургическое служение, «общее дело».

А «для того, чтобы осуществился церковный замысел об этом служении, оно должно быть осознанно, воспринято, выстрадано и реализовано именно как соучастие в Богослужении, – то есть, оно требует подлинной веры, молитвы, нравственной, духовной жизни.

Иначе вместо подлинного церковного искусства получится, всего лишь, подделка-стилизация», указывает Е. Резниченко в книге «Высшее регентское образование в России» (М.: «Композитор», 2000).

Таким образом, каждый певчий должен прилежно молиться во время пения. Не зависимо от того, считает ли он сам себя обязанным к этому.

На известной картине В. Маковского «Придворные певчие» (1870), которая находится в Государственной Третьяковской галерее, изображены пять придворных певчих в красивых кафтанах (так называемых стихарях). Выражение лиц тружеников клироса одухотворённое, певчие всем телом и душой проникаются Богослужением, исполняя своё послушание. Уже даже сама одежда обязывала их к благочестивой жизни.

В те времена певчие носили домашнюю одежду той же формы, что и диаконы, – рясы и подрясники, а для Богослужений облачались в стихари: «золотые», «серебряные» или чёрные парчовые.

Певец и чтец были низшими степенями церковного клира, которые, как приготовительные, должен был пройти всякий, готовящийся к принятию священного сана. Посвящение в певца (чтеца) называлось хиротесией и, по сути, являлось выделением наиболее достойных по благочестию из среды мирян для прислуживания при храмовом Богослужении.

По мнению авторов статьи, в связи с вышеописанным, было бы целесообразно попытаться воплотить в жизнь древнюю, проверенную временем практику, когда певчими становились прихожане, а пение в церкви не воцерковлённых людей не допускалось.

Читайте также:  Исаакиевский собор в городе санкт-петербург - православные молитвы

Прихожанин, желающий стать певчим, должен участвовать в Богослужении, в жизни общины, до тех пор, пока не обретёт НАВЫК к молитве. И лишь после этого он может быть допущен на клирос, при наличии музыкальных способностей.

Именно так: сначала молитва, и только потом музыкальный талант и прочие способности.

Оценить наличие навыка к молитве у певчего, достаточно легко, можно на основании знания им утренних и вечерних молитв, или, по крайней мере, минимума их, определённого в «Настольной книге священнослужителя» (правило Серафима Саровского, как указано там, читается в случае крайнего утомления или нехватки времени, поэтому весьма странно, если при отсутствии времени на молитву мирянин будет посвящать это время пению на клиросе). Если придерживаться этих правил, как положено, то они останутся в памяти, без особых усилий, уже через год или два. Это совсем не большое время. И ни один хор не обеднеет от этого. И ни один певчий, также, ничего не потеряет, если попадёт на клирос только спустя этот небольшой промежуток времени, в течение которого он будет участвовать в жизни общины, наравне с остальными прихожанами.

Основное возражение, которое здесь возможно: «Петь будет некому».

В данном случае, количество не заменяет качество. Зачем на клиросе нужны певцы, если они не считают нужным молиться? Апостол Павел в Послании к Коринфянам пишет: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая».

Это же сравнение представляется возможным употребить по отношению к таким певцам. Ведь такое пение, по сути, ничем не отличается от механического воспроизведения. Место не воцерковлённых певчих не на клиросе, а в храме с прихожанами. До тех пор, пока не станут воцерковлёнными.

Пока не обретут навык к молитве, пока не научатся понимать предназначение и смысл Богослужения.

Дело в том, что и два человека могут красиво спеть службу. Ещё более красиво звучит, когда на два голоса поют много людей (верующих), даже любителей. Именно с одноголосного и двухголосного пения начиналось Богослужение в нашей Церкви.

Именно при таком пении были понятными слова и смысл молитв, даже если пели любители, а не профессионалы.

Поэтому, хочется осторожно высказать предположение, что в небольших храмах, четырёхголосное пение, ради которого приходы часто несут существенную финансовую нагрузку, с успехом и даже пользой могло бы быть заменено двухголосным.

Другое возражение, которое может прозвучать в ответ на тезис о нецелесообразности пения на клиросе только что пришедших в Церковь людей, может быть таким: «Человек может в процессе приобщения к церковному пению становиться верующим».

Действительно, теоретически это возможно, но, к сожалению, очень часто всё бывает наоборот.

Если человек, недавно пришедший в церковь, начинает петь на клиросе, (авторы полагают, что так происходит в большинстве случаев), то видит он не молящихся прихожан, а видит обычных певчих, которые, как уже упоминалось, иногда даже не считают нужным молиться. Молитва на клиросе слишком часто выглядит, как тягостное сидение в паузах между пением, заполненное посторонними делами.

Почему на клиросе принято считать, что во время шестопсалмия, 1-го часа, паремий, кафисм и т.д., то есть, в то время, когда хор не поёт, возможно заполнять эти «паузы» каким-то делами? Ведь Храм Божий – это дом молитвы.

Если певчие воспринимают перерывы между пением, как «паузы», то это есть пустота духовная.

Разве Богослужебные чтения читаются просто так, ради сотрясания воздуха, разве мы не должны их слушать с великим тщанием и внимать тому, о чём там повествуется?

Некоторые певчие скажут, что они молятся во время пения. Но будет ли молитва во время пения лучше, чем сидя, во время «пауз»? Увы, навыкнуть молитве при подобном отношении сможет далеко не каждый из нас. Чтобы всего этого не происходило, нужно учиться молитве и понуждать себя к ней.

Неисповедимы пути Господни, – бывает и так, что певчие, пришедшие в храм изначально ради подработки или простого интереса, по прошествии времени становятся достойными православными христианами. Помимо того, что эти люди навыкают молитве, послушанию, Таинствам Церкви и т.д.

, они ещё научаются жить со всеми в мире, меньше раздражаться, меньше осуждать и обижать своих ближних, сожалеют о своём прошлом, о своих былых делах, плачут о своих грехах, искренне раскаиваются в них, и сожалеют о том, что не смогли придти к Богу раньше… Но, к сожалению, – это исключения.

Не стоит идти по такому пути, успокаивая себя тем, что когда-нибудь всё это придёт само.

Первое и главное, что требуется от певчих (будущих певчих), – наличие навыка к молитве. Пока прихожанин не приучил себя вычитывать домашние молитвы, хотя бы некоторые из них, пока у него не выработался навык к этому, ему рано (!) петь на клиросе.

Совсем странным и неуместным выглядит участие в выполнении клиросного послушания тех певцов, кто вообще не был прихожанином.

Избежать равнодушия и духовного охлаждения на клиросе можно, изначально воспитав в себе устойчивые отношения к святыни, к молитве, и оградив себя от искушений определёнными правилами духовной жизни.

Для человека, который хочет нести клиросное послушание, на наш взгляд, крайне желательна приходская подготовка, или, проще говоря, срок, в течение которого воцерковляющийся человек, посещая храм Божий, приобщаясь к таинствам Церкви, навыкая молитве (как церковной, так и келейной) и прочим добродетелям, получает благодать Божию, которая даёт человеку возможность и силы для духовного роста. Этот срок индивидуален для каждого из нас и может длиться от нескольких месяцев до десятилетий, поэтому довольно сложно однозначно сказать, сколько лет приходской практики для подготовки к исполнению клиросного послушания будет достаточно тому или иному человеку. Но, на наш взгляд, этот период должен быть никак не меньше 1-2 лет регулярной и полноценной приходской практики.

Источник: http://tivrovpravoslav.church.ua/o-molitve-na-klirose/

О православии, храме, традициях и отношении церкви к разным проблемам

Предлагаем нашим читателям ответы на несколько распространённых вопросов людей о вероучении и церковной жизни православных христиан. Если вы хотите получить ответ на вопрос, который волнует именно вас — задайте его в комментариях.

1. Как организована Православная Церковь? Кто её возглавляет?

Главой Церкви является сам Господь Иисус Христос. В первом веке его ученики, основывая местные общины, ставили в них «надзирателей» — епископов, которые в свою очередь рукополагали священников и диаконов и руководили остальными членами общины — мирянами.

Позже Церкви небольших городов стали объединяться под властью епископа ближайшего крупного города — так появились митрополии и патриархаты.

Сегодня Православная Церковь разделена на 15 крупных образований — Поместных Православных Церквей, основные вопросы в которых решает архиерейский собор — собор всех местных епископов или поместный собор — все епископы и выборные представители от духовенства и мирян.

При этом решением текущих вопросов занимается патриарх и священный синод (из нескольких избранных епископов), который помогает ему в этом.

2. Когда появилось Православие?

Православие возводит свою историю к ветхозаветной религии, сохранённой еврейским народом со времён Адама и Евы.

Господь Иисус Христос пришёл в этот мир, чтобы примирить с Богом отпавшее от него человечество, искупил его своими безвинными страданиями и смертью и установил новый институт общения людей с Богом — Новозаветную Церковь.

Христианская Церковь появилась в I веке, в день Пятидесятницы (сошествия Святого Духа на апостолов) 33 года от Рождества Христова.

После отпадения католиков от полноты Православия в 1054 году, чтобы отличить себя от Римского патриархата, воспринявшего некоторые вероучительные искажения, восточные патриархаты приняли на себя наименование «православные».

Правосла́вие (от греч. ὀρθοδοξία — ортодоксия. Буквально «правильное суждение», или «правильное сла́вление» – истинное учение о познании Бога, сообщаемое человеку благодатью Святого Духа, присутствующей в Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

3. Кто такие ангелы?

Слово «ангел» с греч. переводится как «вестник». Так называется великое множество бестелесных духов, служащих Богу. Также существуют ангелы-хранители, которые даются при крещении каждому человеку и вместе с ним молятся Богу.

Читайте также:  Как правильно просить и получить благословение у батюшки - православные молитвы

Учение об ангельских чинах сильно развил в своём сочинении богослов, подписывавшийся «апостолом Дионисием Ареопагитом» в V веке — эта книга называется «О небесной иерархии». Согласно учению об ангелах — они разделяются на 9 иерархических чинов.

Демоны ада тоже произошли из ангелов — на заре человечества часть сотворённых Богом духов, наделённых свободой воли, решила восстать против него и была низвергнута с небес. Их предводителем был Денница, ставший Диаволом, а сами падшие ангелы вскоре так укоренились во зле, что их единственной радостью стало уподоблять себе людей.

4. Что такое рай и что такое ад?

Рай и ад в православии считаются скорее не местами, а состояниями человека. Если изложить максимально просто — рай — когда он сердцем принимает Бога и от этого испытывает радость, а ад, когда пытается от Бога отворачиваться и от этого испытывает страдания.

5. Есть ли жизнь после смерти?

Православные христиане не верят в окончательную смерть человека. Господь обещал людям второе своё пришествие во славе, когда все люди воскреснут, старый и несовершенный мир исчезнет, а новый появится и будет существовать вечно. При этом праведники будут блаженствовать в общении с Богом.

6. Какие в храме бывают богослужения? Как они организованы?

Православные богослужения делятся на три круга — годовой, седмичный (недельный) и суточный.

Суточный богослужебный круг – последовательность богослужений одного дня. Полный суточный богослужебный круг состоит из девятого часа, вечерни, повечерия, полунощницы, утрени, первого, третьего и шестого часов и литургии.

Седмичный богослужебный круг – тематическая последовательность богослужений в пределах одной недели. В каждый день поминаются определённые великие святые или события.

Годовой богослужебный круг – тематическая последовательность богослужений в течение года. Различаются подвижный и неподвижный годовые богослужебные круги.

 Неподвижный годовой богослужебный круг — связанный с солнечным календарем – включает богослужение неподвижных двунадесятых и других праздников и каждодневные празднования святых, а подвижный годовой богослужебный круг – связанный с лунным календарем и включает в себя богослужения Великого поста и Пятидесятницы.

7. Почему православные почитают иконы?

Иконы не являются идолами. Православные поклоняются не самим иконам, а изображённому на них Спасителю, Богородице и святым. Суть иконопочитания очень хорошо выразил преподобный Иоанн Дамаскин, говоривший: «честь воздаваемая образу восходит к первообразу».

Иконы помогают нам не фантазировать, обращаясь к святым. Не представлять их в своём сознании (наше представление может быть совсем не правильным), а концентрироваться на молитве, на нашем духовном общении с ними.

При этом, как и все священные предметы, через которые Господь являет своё присутствие нам и которых касается благодать Божия, икона также становится святыней.

Отсюда и многочисленные чудеса, связанные со святыми образами.

8. Почему православные угрюмые?

Православный человек старается концентрироваться на своей внутренней жизни: на совершённых им грехах, на размышлениях о прочтённых отрывках Священного Писания или трудов святых, на молитве — общении с Богом. Его печали и его радости находятся внутри его сердца и не часто показываются наружу.

Кроме того, он старается избегать лицемерия и человекоугодия и не радоваться наигранно, только потому что «так принято» или чтобы расположить человека к себе ради возможных выгод. Отсюда и кажущаяся неприветливость или угрюмость православного человека, которую скорее стоит считать сосредоточенностью.

При этом, радоваться христиане тоже умеют и очень сильно — посмотрите на лица людей во время пасхального богослужения. Посмотрите на лица монахов, которые как будто светятся изнутри.

9. Можно ли впускать в храм животных?

Церковная традиция не позволяет пускать в храм собаку. Это животное считается не совсем чистым. Потому в церковной традиции есть чин освещения храма, если внутрь забегает собака. Однако стоит помнить, что собака – отличный сторож, и на территории храма ей вполне себе место. Иногда в храм залетают птицы или заходят кошки — их впускать можно.

10. Если человеку стало плохо в храме — это значит что он грешник?

Как правило, все приходящие в храм люди -грешники. И даже служащие в алтаре священники стремятся к святости, но иногда также совершают грехи. Храм — это духовная больница для желающих исцелиться и приходя в храм мы не видим, что всем в нём плохо…

Если человеку плохо в храме, это скорее всего вызвано приступом какой-то болезни, духотой в помещении или временным недомоганием, а если перед Святой Чашей плачет и размахивает руками младенец — значит ему страшно и обстановка вокруг непривычна — в этом случае просто следует успокоить малыша и постараться в будущем приносить его в храм почаще.

11. Можно в храм приходить беременной женщине? Можно ли приходить в храм во время месячных?

Беременным не только нужно ходить в храм, но и необходимо каждую неделю причащаться Христовых Тайн. Для беременной женщины и её малыша сложно придумать более полезное времяпрепровождение, чем молитва и участие в Таинствах.

Традиция избегать посещения храма в дни месячных для женщин больше является гигиенической. Сегодня для женщины нет препятствий для посещения богослужений в этот период. Однако, по традиции, женщине стоит воздержаться от причащения и целования икон.

12. Почему женщина в храме покрывает голову платком?

Правило покрывать голову женщине пришло к нам с Востока. Но при этом голову покрывала только замужняя женщина во время пребывания вне дома,  показывая всем, что она несвободна, что у нее есть муж. «Всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» (1 Кор. 11:3).

Молиться в храме с покрытой головой для женщин — благочестивая традиция, которую желательно поддерживать. При этом она не касается маленьких девочек и незамужних девушек. Домашнюю молитву также можно совершать молитву без платка.

13. Зачем нужно ходить в храм, если можно молиться дома?

Действительно, дома молиться также можно, но в храме молитва совершается совместно с другими верующими, то есть соборно. А сам Господь говорил о соборной молитве: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их» (Мф. 18:20).

Кроме того, храм это место где совершаются Таинства: причащение, исповедь, соборование, венчание и другие. Конечно, в экстренных случаях и их можно совершить на дому, но обычно для этого верующим всё же необходимо прийти в церковь.

Наконец третий аспект необходимости посещения храма — это общение со своим священником и другими верующими, помощь нуждающимся, взаимное научение друг друга основам веры.

14. Почему Церковь против однополых отношений?

Церковь выступает против гомосексуального и лесбийского сожительства по ряду причин, которые сводятся к одной: такое сожительство является нарушением Божиего замысла о человеке.

В сожительстве людей одного пола исключена возможность деторождения, что нарушает заповедь Божию «плодитесь и размножайтесь». Также мужчина и женщина дополняют друг друга как два совершенно различных психофизических мира. Друг в друге, как в зеркале, они видят и свои достоинства и недостатки. В отношениях между людьми одного пола такое дополнение невозможно.

При этом, Церковь совершенно не выступает против дружеской любви между двумя мужчинами или двумя женщинами, которые имеют общие интересы и помогают друг другу в жизненных трудностях. Осуждается именно интимный аспект отношений, если он имеет место.

15. Может ли некрещёный человек приходить в храм и касаться святынь?

В храме человек, ещё не прошедший через Таинство Крещения может находиться без всякой помехи и даже присутствовать при богослужении. По традиции ему следует уйти лишь с Литургии верных.

К святыням — кресту и иконам человек некрещёный также может приложиться или обратиться с молитвой, а вот участвовать в Таинствах, например причащаться, венчаться или собороваться, не может, пока не примет Святое Крещение. Также некрещёного человека не отпевают после смерти и не принимают за него записки.

Андрей Сегеда

Также рекомендуем: Великие изобретения православных монахов и священников

Источник: https://pravoslavie.fm/interested/o-pravoslavii-hrame-traditsiyah-i-otnoshenii-tserkvi-k-raznyim-problemam/

Православие и танцы

В храмовом служении представлены все виды искусства, кроме танцев. Так можно ли православному человеку танцевать?

Протоиерей Андрей Лебедев (г. Уржум):

– У нас, например, в воскресной Аркульской школе дети вместо дискотек ходят на хороводы, знают их уже около шестидесяти. Это один из разделов изучения русского рукопашного боя. Любая девушка или юноша, которые умеют водить хоровод, способны постоять за себя. Но главное, конечно, то, что танец – это средство знакомства.

В Уржуме мы тоже возрождаем хороводы, в Кирове некоторые отцы пытаются это делать, в православных молодёжных лагерях нашей епархии хороводы завоёвывают всё большую популярность. В некоторых православных школах проводятся балы, как современный способ знакомства молодых людей. В Москве даже обсуждается вопрос создания православных танц-клубов, но эта идея не находит поддержки.

Никто не знает, как их проводить, чем наполнять, чем они будут отличаться от светских оргий.

Православие и танцы – тема интересная. В Латинской Америке, я знаю, православные во время крестных ходов пританцовывают под местные, национальные мелодии. Карнавалы, кстати, возникли именно на церковной почве – люди танцевали во время каких-то христианских шествий, ходов.

В Иерусалиме православные палестинцы исполняют что-то вроде танца на Пасху, радуясь схождению Благодатного огня. Здесь, конечно, должны быть границы. Протестанты пытаются плясать или, во всяком случае, приплясывать во время богослужений – это для нас однозначно неприемлемо.

Читайте также:  Молитвы перед и после чтения евангелия - православные молитвы

Танец и богослужение в русском православии несовместимы, но в то же время одно никогда не исключало у нас другое. Наши национальные танцы очень целомудренны и помогали парню, девушке понять друг друга. То есть показывали характер человека, в танце проявлялись его душа, внутренний мир.

Какой человек в танце, таким будет и в семейной жизни.

Иеромонах Александр (Митрофанов) (г. Сыктывкар):

– Сначала небольшое отступление. Действительно, в русской церковной традиции мы не увидим во время богослужения танца.

Но не везде так, в православных церквях Африки вполне можно увидеть картину, когда после службы под бой барабанов священник со всем народом, пританцовывая, обходят храм изнутри. Так местный менталитет сказался на богослужении. И никого это не смущает. Т.е.

мы на примере можем показать, что Церковь не видит в танце ничего неприемлемого. Опять же и в Ветхом Завете мы встречаем царя Давида, «скачущего и пляшущего пред Господом» (2 Цар. 6, 16).

А негативное отношение некоторых христиан к танцам связанно с тем, что танцы в большинстве своём, особенно современные, выглядят далеко не целомудренно. Но танец танцу рознь.

Так что не стоит налагать табу на всю танцевальную культуру. Танец, как любое явление или предмет, скорее, нейтрален, а для каких целей мы его используем – зависит от нас.

Той же лопатой можно сажать картошку, а можно людей убивать.

Мудро в любом подобном вопросе руководствоваться словами апостола Павла: «Всё мне позволительно, но не всё полезно…» (1 Кор. 10, 23). Т.е. надо подумать, какие чувства может вызвать танец.

И если танец направлен на то, чтобы вызвать чувство похоти и вожделения или чего-либо подобного, то такие танцы для христианина, конечно, неприемлемы. Если во мне самом танец вызывает какие-то нехристианские чувства – тоже надо бы от такого танца отказаться.

Если же всё скромно и эстетично, почему бы не потанцевать людям?

Сам я к танцам отношусь довольно прохладно, но и меня иногда радуют хорошо поставленные русские народные танцы, где зрителям сообщаются задор и хорошее настроение. Из современных направлений танца всегда с интересом наблюдаю за брейк-дансом, где молодые люди под музыку исполняют своеобразные акробатические номера.

А то, что большинство танцев в наше время направлено на пробуждение низменных чувств, – это проблема не танца, это проблема всеобщего упадка нравственности. Так уж устроен современный мир, что блуд теперь для многих не считается чем-то зазорным. И это отражается на всей культуре в целом и на танце в частности. Поэтому бояться надо не танца – бояться надо греха.

Протоиерей Евгений Соколов (настоятель храма прав. Иоанна Кронштадтского при Поморском госуниверситете, г. Архангельск):

– Довольно вспомнить, что балы любил наш Государь Император, ныне причисленный к лику святых. Для чего нужны танцы, почему мы, христиане, не считаем их чем-то зазорным? «Самая великая роскошь на земле – это человеческое общение», – сказал Антуан Экзюпери. Именно как средство общения танцы вошли в жизнь русского общества. Например, в XVII – XVIII вв.

правила хорошего тона не позволяли юноше из благородной семьи просто так подойти к незнакомой девице, заговорить с ней. Девушка тем более не могла этого сделать. Поэтому знакомились они под звуки полонеза или менуэта. Хотя танцы того времени не предполагали физического контакта, у людей была возможность познакомиться, поговорить.

Со столбом не танцуют: пригласил девушку – постарайся порадовать её хорошим разговором. Вальсы, фокстроты – почти все танцы до недавнего времени исполняли эту роль средства знакомства. И, конечно, танец, способный смутить, для этого не годится. Современная дискотека практически исключает общение, это скорее африканская медитация.

Человек погружается в некий ритм, транс примерно с той же целью, с которой принимает алкоголь или наркотики, – он пытается отключить свой разум. Танцевальная культура отсутствует здесь в принципе: нет ни правил, ни мелодии, ни гармонии, лишь глумление над своей душой, телом, которое заставляют принимать неестественные позы.

И что же делать, вообще не танцевать? – могут задать мне резонный вопрос молодые люди. В нашей студенческой общине мы попытались ответить на это, устраивая балы. Заранее объявляли об этом, приглашали учителя танцев, вместе с которым разучивали вальсы – венский, фигурный, польку, медленный фокстрот.

Многие старые песни, например «Эти глаза напротив», написаны так, что под них можно вальсировать. Задолго до бала подбирается одежда, нужно привыкнуть носить платья «в пол», то есть до пола. Кроме собственно танца, нужно учиться разговаривать во время него, уметь найти интересную тему для беседы.

Это одна сторона подготовки бала. Другая – как всё устроить. Бал – это ведь не только танцы. В перерывах между ними у нас звучат романсы и классические музыкальные произведения. Какие-то игры проводятся, например «ручеёк», но не в примитивной его форме, а в умной, богатой. Действует почта, когда молодые люди обмениваются письмами.

Ректор Поморского университета, побывав у нас, сказала, что ничего более интересного в своей жизни не видела. Что замечательно, здесь у неё полное единодушие со студентами.

Человек после такого бала на дискотеку просто не пойдёт: вкусив что-то настоящее, как ему вытерпеть убогую пародию – что за радость вместо общения под красивую, возвышающую музыку кривляться и подёргиваться? Часто мы балы не устраиваем, лишь дважды в год, на Святки и на Светлой седмице. Ребята просят: «Давайте почаще!» – но я против этого.

Каждый бал требует большой подготовки, отдачи сил. Если увлечься этим, можно забыть о христианской практике, что бал – это всё-таки не главное в жизни христианина, я уже не говорю о том, что нужно учиться, у нас ведь студенческий храм. Делу время, потехе час. Но и этот час должен быть чем-то освящён, проведён красиво.

* * *

Позволю себе, как ведущий рубрики, добавить небольшой комментарий к вышесказанному от себя, мирянина. В 90-е годы в Церковь пришли миллионы людей, которые выросли вне Церкви.

Их дети стали первым, после долгого перерыва, поколением русских людей, которое выросло в убеждении: «Мы – христиане».

Более того, многие юноши и девушки из неверующих семей испытывают сегодня неприятие той мерзости, в которой страна захлёбывается с начала 90-х.

Что мы можем им предложить взамен? Очень распространённый ответ: веру. Но веру никто, кроме Господа, вдохнуть в человека не в состоянии. В наших силах, однако, помочь детям так устроить свою жизнь, чтобы препятствий для веры было как можно меньше. Попробую пояснить на таком примере.

Дискотеки сегодня – это территория, где потребляются наркотики, особенно «лёгкие», вроде «эсктази», завязываются романы, которые нельзя назвать даже однодневками, счёт идёт на час-другой. Музыка и телодвижения соответствующие. В годы моей юности, в начале – середине 80-х, дискотеки были намного невиннее, хотя принцип был тот же – и наркотики, и алкоголь, и всё остальное уже присутствовало.

Но, как известно, мода возвращается через поколение. И если говорить о молодости моих родителей, то танцплощадки в то время были прекрасными местами, где звучала хорошая музыка, завязывались бесчисленные, крепкие супружества.

Когда пытаюсь представить себя 16-летним, танцующим вальс, – не получается представить. Хотя под попсу, которую я, мягко говоря, не любил, плясал с памятным по сей день отвращением к нудному, некрасивому топанью и перебору ног.

И предложили б нам в то время полонез, например, – одни бы это высмеяли, другие безнадёжно махнули рукой, мол, жаль, что это ушло, но во вчерашний день не вскочишь.

Сегодня, однако, ситуация другая. Ретро вновь полно обаяния, а дискотеки настолько деградировали, что у молодых чаще, чем прежде, начал включаться инстинкт самосохранения.

Им можно предложить взамен и вальс, и полонез, это так или иначе уже происходит, иногда в чистых, красивых формах, но настоящий прорыв может произойти, если мы, православные, возьмём на себя подобный труд.

При каждом приходе, в каждой школе мы в силах вернуть к жизни мелодии 30-х – 60-х годов и тех эпох, которые не застали даже наши бабушки. Нам отпущен, быть может, короткий период, когда это будет с интересом воспринято, может закрепиться.

Владимир ГРИГОРЯН

Вы поедете на бал?

Сретенский бал (ФОТО)

Источник: https://www.pravmir.ru/pravoslavie-i-tancy/

Ссылка на основную публикацию