Как рассказать и объяснить ребенку, что такое смерть — православные молитвы

Как рассказать ребенку о смерти?

Как рассказать и объяснить ребенку, что такое смерть - православные молитвы

Смерть — неотъемлемая часть жизни, и любой ребенок рано или поздно узнает о ее существовании. Обычно это происходит тогда, когда малыш впервые в жизни видит мертвую птичку, мышку или другое животное.

Бывает и так, что первые знания о смерти он получает при более трагических обстоятельствах, например, когда умирает или погибает член семьи.

Вполне ожидаемо, что прозвучит этот, так пугающий взрослых вопрос: А что произошло? Почему бабушка (папа, тетя, кошечка, собачка) лежит неподвижно и не разговаривает?

Даже очень маленькие дети способны отличить живое от неживого и сон от чего-то более пугающего. Обычно родители из страха травмировать детскую психику стремятся обойти тему смерти и начинают говорит ребенку, что «кошечка заболела и ее увезли в больницу». «папа уехал и вернется, когда ты будешь уже совсем большим» и т.п. Но стоит ли давать ложную надежду?

Часто за подобными объяснениями на самом деле прячется стремление пощадить не психику ребенка, а свою собственную.

Маленькие дети еще не понимают значения такого понятия как «навсегда», «насовсем», они и смерть считают обратимым процессом, особенно в свете того, как это преподносится в современных мультфильмах и фильмах, где персонажи то ли умирают, то ли переселяются в мир иной и превращаются в забавных призраков. У детей представления о небытии крайне размыты.

А вот нам, взрослым, прекрасно осознающим всю тяжесть произошедшего, часто очень и очень трудно говорить о кончине близких людей. И большая трагедия не в том, что ребенку придется сказать о том, что папа никогда не вернется, а в том, чтобы самим еще раз пережить это.

То, насколько травмирующей окажется информация о смерти близкого человека, зависит то, каким тоном вы будете об этом говорить с ребенком, с каким эмоциональным посылом.

В таком возрасте детей травмируют не столько слова, сколько то, как мы их говорим.

Поэтому, как бы ни горька была для нас смерть близкого, для разговора с ребенком следует набраться сил и спокойствия, чтобы не только сообщить ему о произошедшем, но и проговорить, обсудить это событие, ответить на возникшие вопросы.

Тем не менее, психологи рекомендуют говорить детям правду. Родители должны понимать, какой объем информации и какого качества способен воспринимать их ребенок, и должны выдавать ему те ответы, которые он поймет.

Кроме того, маленьким детям обычно трудно четко сформулировать свой вопрос, поэтому надо постараться понять, что именно тревожит малыша — он боится остаться один, или он боится, что мамы и папы тоже скоро не станет, он боится умереть сам или что-то еще.

И в таких ситуациях в более выигрышном положении оказываются верующие родители, потому что они могут сказать своему ребенку, что душа их бабушки (папы или другого родственника) улетела на небо к Богу. Эта информация более щадящая, нежели сугубо атеистическая: «Бабушка умерла, и ее больше нет».

И главное — тема смерти не должна быть табуированной. Мы избавляемся от страхов, проговаривая их, поэтому и ребенку необходимо проговорить эту тему и получить доступные для его понимания ответы на вопросы.

Маленьким детям еще трудно понять, почему их близкого уносят из дома и закапывают в землю. В их понимании даже мертвые люди нуждаются в пище, свете, общении.

Поэтому вполне возможно, вы услышите вопрос: «А когда ее выкопают и принесут обратно?» ребенок может беспокоиться о том, что любимая бабушка оказалась одна под землей и не сможет выбраться оттуда самостоятельно, что ей там будет плохо, темно и страшно.

Скорей всего, он задаст этот вопрос не один раз, потому что ему трудно усвоить новое для него понятие «навсегда». Надо спокойно ответить, что умерших не выкапывают, что они остаются на кладбище насовсем, что умершие уже не нуждаются в пище и тепле, не различают света и ночи.

При объяснении явления смерти не стоит вдаваться в богословские подробности о Страшном суде, о том, что души хороших людей идут в Рай, а души плохих — в Ад и прочее.

Маленькому ребенку достаточно сказать, что папа стал ангелом и теперь смотрит на него с неба, что ангелы невидимы, с ними нельзя поговорить или обнять их, но их можно почувствовать сердцем.

Если ребенок задает вопрос о том, почему умер близкий, то не стоит отвечать в стиле «на все воля Божья», «Бог дал — Бог взял», «так Богу было угодно» — ребенок может начать считать Бога злым существом, причиняющим горе и страдания людям и разлучающим его с любимыми людьми.

Часто возникает вопрос: брать или не брать детей на кладбище на погребение? Однозначно — маленьких нельзя.

Возраст, в котором ребенок будет в состоянии пережить гнетущую обстановку погребения, когда и взрослая-то психика не всегда выдерживает, сугубо индивидуален.

Вид рыдающих людей, разрытой ямы, гроба, опускаемого в могилу — не для детской психики. Пусть ребенок, если это возможно, простится с усопшим дома.

Иногда взрослые недоумевают — почему ребенок вяло реагирует на смерть близкого человека, не плачет и не скорбит. Так происходит потому, что дети пока еще не в состоянии переживать горе так же, как взрослые.

Они не осознают в полной мере трагедии произошедшего и, если и переживают, то внутри и по-другому. Их переживания могут выражаться в том, что малыш будет часто заговаривать о усопшем, вспоминать, как они общались, вместе проводили время.

Эти разговоры надо поддерживать, так ребенок избавляется от беспокойства и переживаний.

В то же время, если вы заметили, что после смерти близкого человека у малыша появилась привычка грызть ногти, сосать палец, он начал мочиться в постель, стал более раздражительным и плаксивым — значит, его переживания намного глубже, чем вам может показаться, он не в состоянии справиться с ними, необходимо обращаться к психологу.

Помогают справиться с горем поминальные ритуалы, принятые у верующих людей. Вместе с ребенком сходить на кладбище и положить букетик цветов на могилу — бабушке будет приятно. Вместе с ним пойти в храм и поставить свечку на канун, прочитать простенькую молитву.

Можно достать альбом с фотографиями и рассказать малышу о том, какими хорошими были бабушка или дедушка, вспомнить приятные эпизоды из жизни, связанные с ними.

Мысль о том, что покинув землю, умерший не исчез окончательно, что таким образом с ним мы можем поддержать хотя бы такую связь, действует успокаивающе и дает нам надежду в том, что жизнь продолжается и после смерти.

Азбука воспитания

Источник: https://azbyka.ru/deti/kak-rasskazat-rebenku-o-smerti

Как говорить с ребенком о смерти? – психолог

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон.

А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом.

И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню…

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники – имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить.

Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек – большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей.

Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности.

Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

Как рассказать и объяснить ребенку, что такое смерть

Смерть является неотъемлемой частью жизни или, точнее, ее единственным исходом. Поэтому рано или поздно дети сталкиваются с ее проявлением. Это может быть не близкий человек или не человек вовсе, например, он увидит сбитую машиной собаку или попугайчик умрет.

Как сказать ребенку о смерти и надо ли говорить всю правду? — этот вопрос мучит родителей. Они со страхом ждут этого вопроса от сына или дочери «А что случилось? Почему бабушка ко мне больше не приходит?» и не знают, как правильно ответить.

Многие стремятся обойти щекотливый вопрос и придумывают дальние поездки или вечный сон животных, но правильно ли это? Как сказать ребенку о смерти правильно, чтобы он не боялся ее, но понимал всю серьезность?

О трагических переменах в семье малыш должен знать

Содержание

  • 1 Советы психолога
  • 2 Мнение священника

Многие психологи приходят к единому мнению — вопросы рождения и смерти рано посещают светлые детские головы и вызывает в них большой интерес. Обычно это происходит в 4-5 лет, с небольшими отклонениями.

Важно увидеть интерес и помочь дитю понять и осознать эти процессы, чтобы уход из жизни не вызывал у малыша страха.

Очень часто дети самостоятельно приходят к открытию конца жизни, и тогда у них появляется страх, что они или родители умрут. Малыши начинают закрываться ото всех и этот страх наносит серьезный ущерб их психики.

Как понять, что пришел страх перед мертвыми? Это так, если малыш:

  • становится более привязанным к родителям, пытается контролировать их передвижения;
  • не отпускает родителей надолго от себя;
  • постоянно зовет маму или папу в испуге;
  • могут появиться проблемы со сном;
  • начинают сниться кошмары.

Происходит это часто после утраты кого-то из близких или словах об этом кого-то. Родителям очень важно распознать чувства малыша и вывести на диалог, чтобы он не закрывался, но позволил помочь.

 Не нужно рассказывать чаду вымышленные истории о далеких краях или вечном сне.

Дети очень смышленые и быстро распознают ложь и тогда страхи вновь возвращаются, но уже к ним добавляется недоверие к словам взрослых.

Совет! Важно сесть с малышом в спокойной обстановке, рассказав, как происходит конец жизни. И, ответив на все вопросы искренне и честно, не утаивая ничего, но при этом, придав уверенности в том, что это не так страшно и он никогда не останется один.

Если умер кто-то из близких следует чадо взять в церковь на отпевание, может разрешить подойти ко гробу (если он этого захочет), не насиловать поцелуями с мертвым человеком.

Психологи советуют брать детей на похороны

Процесс похорон лучше опустить, малыш еще мал, чтобы видеть опускание в землю гроба со знакомым человеком и закапывание. Кладбище даже внешним видом может напугать восприимчивого ребенка и навсегда остаться в изображении как ужасное и страшное место.

Важно рассказать чаду, что душа — вечна и ее больше нет в теле. Но близкий человек всегда будет наблюдать за ним с небес и можно сделать что-то, что порадует его: подать милостыню, молиться или накормить птиц и бездомных животных.

Детям из православных семей проще принять и понять смерть, ведь в их понимании и веровании люди не исчезают просто так и не бродят по земле в виде призраков — они уходят к Господу, где им намного лучше, чем тем, кто остался на земле.

А вот нерелигиозным родителям будет трудно объяснить, куда же делась душа бабушки или дедушки. Хотя, как раз этот вопрос и заставляет человека задуматься о вечности, что приводит к храму.

Совет! После потери близкого человека важно говорить с малышом и быть рядом, чтобы поддержать и помочь ему пережить и понять утрату. Объясняйте все о загробном мире, но не делайте его слишком привлекательным, чтобы не пробудить в ребенке желание отправиться туда немедленно.

Фиксировали случаи, когда родители переусердствовали в этом, малыш хотел увидеться с любимым членом семьи и выпрыгивал из окна. Поэтому следует быть аккуратными в расписывании вечности яркими красками.

Важно донести до ребенка смысл жизни как движение, а смерть как конечную точку путешествия, в которую приходишь, только выполнив все задания.

Читайте также:  Икона святой великомученицы ирины македонской - православные молитвы

Мнение священника

Протоиерей Артемий Владимиров, говоря о такой щепетильной теме, предлагает вспомнить имя Господа — жизнь и слова Христа, который когда-то определил Себя как путь и истину, и жизнь. Господь является Творцом, Источником и Дарителем жизни. Каждый человек, как только отдаляется от Него, чувствует это и недостаток жизненных сил в себе.

Священники советуют объяснить малышу правду о смерти

Дети намного чувствительнее взрослых, и они более защищены инстинктом самосохранения от суицидальных мыслей, у них есть эта воля к жизни. Но если родители вовремя не поговорят с ними и не объяснят, почему и как происходит завершение человеческой жизни, если не расскажут в чем ценность жизни, рано или поздно подросток задумается о смерти.

Кто из нас не представлял свои похороны, особенно во время сильной обиды на взрослых? Многие представляли, как лежат в гробу, а все жалеют умершего и сожалеют о том, что не давали много варенья или играть на компьютере. Такие мысли часто посещают в возрасте 10-16 лет, особенно подростков с чувственной ранимой душой.

Важно! Именно поэтому, во избежание возникновения суицидальных мыслей или попыток, родители должны еще в возрасте 4-5 лет объяснить малышу правду о смерти.

Многие молодёжные течения (эмо, готы и пр.) воспевают смерть и нивелируют ценность жизни. Это совершенно сатанинские движения, которые наносят серьезные психологические травмы невоцерковленным подросткам. Родители должны стараться как можно чаще общаться со своими детьми, объясняя ценность жизни и рассказывая со всей суровостью ужасы смерти человека, который далек от Господа.

Задача отца и матери донеси до своего чада, что жизнь — это Божий дар и только Он может забрать ее, когда станет нужно.

 Важно еще в маленьком возрасте донести до ребенка, что смерть и жизнь во власти Господа, что смерть — это логическое завершение, но приближать ее не стоит, ведь Господь для чего-то послал человека на землю, у него тут есть своя миссия, которую необходимо выполнить. Малыш не должен бояться ухода из жизни, но и не должен этот момент приближать.

Важно! Воспитывайте ребенка в лоне Церкви и молитесь за него, чтобы ангел-хранитель защищал его от дурных мыслей, и Господь вел его Своим путем.Как сказать ребенку, что умер один из его родителей

Источник

Источник: http://4-women.ru/religiya/molitvyi/o-seme/kak-rasskazat-i-obiasnit-rebenky-c.html

Как рассказать ребенку о смерти?

Как рассказать и объяснить ребенку, что такое смерть - православные молитвы

Смерть – неотъемлемая часть жизни, и любой ребенок рано или поздно узнает о ее существовании. Обычно это происходит тогда, когда малыш впервые в жизни видит мертвую птичку, мышку или другое животное.

Бывает и так, что первые знания о смерти он получает при более трагических обстоятельствах, например, когда умирает или погибает член семьи.

Вполне ожидаемо, что прозвучит этот, так пугающий взрослых вопрос: А что произошло? Почему бабушка (папа, тетя, кошечка, собачка) лежит неподвижно и не разговаривает?

  Даже очень маленькие дети способны отличить живое от неживого и сон от чего-то более пугающего. Обычно родители из страха травмировать детскую психику стремятся обойти тему смерти и начинают говорит ребенку, что “кошечка заболела и ее увезли в больницу”. “папа уехал и вернется, когда ты будешь уже совсем большим” и т.п. Но стоит ли давать ложную надежду?

Часто за подобными объяснениями на самом деле прячется стремление пощадить не психику ребенка, а свою собственную.

Маленькие дети еще не понимают значения такого понятия как “навсегда”, “насовсем”, они и смерть считают обратимым процессом, особенно в свете того, как это преподносится в современных мультфильмах и фильмах, где персонажи то ли умирают, то ли переселяются в мир иной и превращаются в забавных призраков. У детей представления о небытии крайне размыты.

А вот нам, взрослым, прекрасно осознающим всю тяжесть произошедшего, часто очень и очень трудно говорить о кончине близких людей. И большая трагедия не в том, что ребенку придется сказать о том, что папа никогда не вернется, а в том, чтобы самим еще раз пережить это.

  То, насколько травмирующей окажется информация о смерти близкого человека, зависит то, каким тоном вы будете об этом говорить с ребенком, с каким эмоциональным посылом.

В таком возрасте детей травмируют не столько слова, сколько то, как мы их говорим.

Поэтому, как бы ни горька была для нас смерть близкого, для разговора с ребенком следует набраться сил и спокойствия, чтобы не только сообщить ему о произошедшем, но и проговорить, обсудить это событие, ответить на возникшие вопросы.

Тем не менее, психологи рекомендуют говорить детям правду. Родители должны понимать, какой объем информации и какого качества способен воспринимать их ребенок, и должны выдавать ему те ответы, которые он поймет.

Кроме того, маленьким детям обычно трудно четко сформулировать свой вопрос, поэтому надо постараться понять, что именно тревожит малыша – он боится остаться один, или он боится, что мамы и папы тоже скоро не станет, он боится умереть сам или что-то еще.

И в таких ситуациях в более выигрышном положении оказываются верующие родители, потому что они могут сказать своему ребенку, что душа их бабушки (папы или другого родственника) улетела на небо к Богу. Эта информация более щадящая, нежели сугубо атеистическая: “Бабушка умерла, и ее больше нет”.

И главное – тема смерти не должна быть табуированной. Мы избавляемся от страхов, проговаривая их, поэтому и ребенку необходимо проговорить эту тему и получить доступные для его понимания ответы на вопросы.

 
Маленьким детям еще трудно понять, почему их близкого уносят из дома и закапывают в землю. В их понимании даже мертвые люди нуждаются в пище, свете, общении.

Поэтому вполне возможно, вы услышите вопрос: “А когда ее выкопают и принесут обратно?” ребенок может беспокоиться о том, что любимая бабушка оказалась одна под землей и не сможет выбраться оттуда самостоятельно, что ей там будет плохо, темно и страшно.

Скорей всего, он задаст этот вопрос не один раз, потому что ему трудно усвоить новое для него понятие “навсегда”. Надо спокойно ответить, что умерших не выкапывают, что они остаются на кладбище насовсем, что умершие уже не нуждаются в пище и тепле, не различают света и ночи.

 
При объяснении явления смерти не стоит вдаваться в богословские подробности о Страшном суде, о том, что души хороших людей идут в Рай, а души плохих – в Ад и прочее.

Маленькому ребенку достаточно сказать, что папа стал ангелом и теперь смотрит на него с неба, что ангелы невидимы, с ними нельзя поговорить или обнять их, но их можно почувствовать сердцем.

Если ребенок задает вопрос о том, почему умер близкий, то не стоит отвечать в стиле “на все воля Божья”, “Бог дал – Бог взял”, “так Богу было угодно” – ребенок может начать считать Бога злым существом, причиняющим горе и страдания людям и разлучающим его с любимыми людьми.

 
Часто возникает вопрос: брать или не брать детей на кладбище на погребение? Однозначно – маленьких нельзя.

Возраст, в котором ребенок будет в состоянии пережить гнетущую обстановку погребения, когда и взрослая-то психика не всегда выдерживает, сугубо индивидуален.

Вид рыдающих людей, разрытой ямы, гроба, опускаемого в могилу – не для детской психики. Пусть ребенок, если это возможно, простится с усопшим дома.

 
Иногда взрослые недоумевают – почему ребенок вяло реагирует на смерть близкого человека, не плачет и не скорбит. Так происходит потому, что дети пока еще не в состоянии переживать горе так же, как взрослые.

Они не осознают в полной мере трагедии произошедшего и, если и переживают, то внутри и по-другому. Их переживания могут выражаться в том, что малыш будет часто заговаривать о усопшем, вспоминать, как они общались, вместе проводили время.

Эти разговоры надо поддерживать, так ребенок избавляется от беспокойства и переживаний.

В то же время, если вы заметили, что после смерти близкого человека у малыша появилась привычка грызть ногти, сосать палец, он начал мочиться в постель, стал более раздражительным и плаксивым – значит, его переживания намного глубже, чем вам может показаться, он не в состоянии справиться с ними, необходимо обращаться к психологу.

 
Помогают справиться с горем поминальные ритуалы, принятые у верующих людей. Вместе с ребенком сходить на кладбище и положить букетик цветов на могилу – бабушке будет приятно. Вместе с ним пойти в храм и поставить свечку на канун, прочитать простенькую молитву.

Можно достать альбом с фотографиями и рассказать малышу о том, какими хорошими были бабушка или дедушка, вспомнить приятные эпизоды из жизни, связанные с ними.

Мысль о том, что покинув землю, умерший не исчез окончательно, что таким образом с ним мы можем поддержать хотя бы такую связь, действует успокаивающе и дает нам надежду в том, что жизнь продолжается и после смерти.

Источник: http://hramhram.ucoz.ru/publ/pravoslavnym_roditeljam/pravoslavnym_roditeljam/kak_rasskazat_rebenku_o_smerti/4-1-0-94

Можно ли научить детей молиться?

И как, приучая исполнять регулярное молитвенное правило, вовсе не отбить у них любовь к молитве? Эти вопросы задают себе многие родители. Найти ответы помогает главный редактор православного журнала для молодых людей «Наследник» протоиерей Максим Первозванский, отец девятерых детей.

— Отец Максим, как объяснить маленькому ребенку, что такое молитва?

— Мой ответ будет зависеть от того, в каком пространстве мы находимся. Если речь идет о воскресной школе, куда ребенок пришел, чтобы услышать, что такое молитва, — это одна ситуация. Если мы молимся с ребенком дома, то это ситуация другая.

Дома в православных семьях, где люди молятся регулярно, у ребенка в большинстве случаев вопросов почти не возникает.

И родители ограничиваются лишь короткими комментариями, когда, к примеру, ребенок плохо себя ведет во время молитвы (что бывает далеко не со всеми детьми и совершенно не всегда), и ему приходится что-то объяснять. А так, если семья молится, то и маленький ребенок автоматически начинает участвовать в общей молитве.

Порой ему просто нужно сказать: «У тебя завтра такое ответственное дело — поход к врачу, давай вместе помолимся, чтобы Господь тебе помог». Или в дорогу семья собирается, и все вместе просят Бога помощи, Ангела Хранителя в дорогу.

Но вообще объяснять ребенку в принципе, что такое молитва, не требуется, как ему не требуется объяснять, что такое еда. Можно от случая к случаю объяснить, почему завтра у нас нет мяса, или наоборот, почему мы сегодня едим шашлык. Но это же не абстрактное объяснение слова «еда», которое он и так прекрасно понимает.

Другой вопрос, если ребенок сидит за партой или за круглым столом в воскресной школе, и священник или преподаватель говорит: «Ребята, вы знаете, существенной частью жизни христианина является молитва — общение с Богом. Оно может проходить в разных формах, но когда наш ум и сердце обращаются к Богу, это и называется молитвой». При этом научение молитве происходит все же на практике.

— С какого возраста нужно приучать ребенка молиться?

— С рождения. Или даже с зачатия, ведь когда мать носит ребенка, она молится. На мой взгляд, нужно не прятаться от ребенка, когда молишься. У нас в семье маленькие дети просто присутствуют на общей молитве, и главная их задача — не мешать молиться остальным. Он вроде бы и не молится, но слышит, как остальные читают, поют.

Ему запрещено в этот момент шуметь, отвлекать других. Потом ребенок присоединяется ко всем. Это ведь очень индивидуально: кто-то и в два годика вместе с мамой молится, а кому-то и в пять рано. Принуждать здесь не нужно. Принуждать нужно к тишине и дисциплине, а молитва зависит уже от потребностей самого маленького человека.

— Ребенок сразу должен учиться читать молитвы по детскому молитвослову или сначала учить их наизусть?

— Мы в семье вообще не используем детский молитвослов. Как учебное пособие — да. Но есть разные семьи, у всех все по-разному.

В нашей семье мы не учим детей читать практически до школы, поэтому сначала происходит запоминание на слух.

Я просто вслед за многими педагогами считаю, что раннее знаковое обучение ничего полезного из себя не представляет. Ребенка слишком рано приучать к букве, цифре, нотам совершенно не нужно.

— Кто и как определяет размер молитвенного правила ребенка лет 5–8? Как оно увеличивается с возрастом ребенка?

— Опять же нужно понимать, что семьи все очень разные, и традиции в семьях тоже очень разные. У нас есть утреннее и вечернее правило для всех, оно несколько меньше обычного правила из обычного молитвослова.

Был в свое время неоднократно издаваемый молитвослов для мирян, где содержится обычное правило в некотором сокращении — там опущено несколько длинных молитв. Мы его читаем целиком все — утром перед завтраком, вечером после ужина. Это чтение занимает порядка 10 минут, и независимо от возраста все в нем участвуют.

Молитвы читают по очереди по одной молитве. В какой-то момент младшие дети просят: «А можно, и я прочту?» То, что возможно петь — «Царю Небесный», «Отче наш», «Взбранной Воеводе», «Достойно есть», тропари «Помилуй нас, Господи, помилуй нас…» — поем все вместе. Потом все получают отцовское благословение.

А уже дальше старшие могут молиться дополнительно: кто-то читает акафист, кто-то Псалтирь. Это уж как определил каждый для себя по совету духовника.

— А ребенок может выбрать себе духовника сам?

— Вообще, я не очень понимаю, что такое духовник у маленького ребенка. Ребенок исповедует свои повседневные грехи. Знакомому батюшке ему рассказать легче. Но чтобы у ребенка возникали какие-то серьезные проблемы, которые должен решить духовник, это начинается, на мой взгляд, в переходном возрасте.

Родители могут помочь, подсказать в выборе духовника, но давить ни в коем случае нельзя. Они могут лишь вмешаться, если на их взгляд что-то будет происходить совсем неправильно. Если после общения со священником у ребенка явно возникают какие-то внутренние проблемы.

Но при этом нужно быть очень внимательным, спокойным и деликатным.

— Из чего состоит правило ко Причастию у ребенка дошкольного и младшего школьного возраста?

— Я считаю, что у самых маленьких детей правило ко Причастию ни из чего не состоит. Начинать же приучать ребенка к этому правилу нужно с самого простого. Сначала пусть он читает те молитвы ко Причастию, которые слышит в храме после выноса Чаши.

Дальше, когда он уже научился читать сам, можно дать ему молитвослов православного воина, в котором содержится всего три молитвы. Или читать молитвы ко Святому Причащению, начиная с восьмой молитвы «Боже, ослаби, остави, прости ми согрешения моя…». Если причащается вся семья, то опять же удобнее прочитать все молитвы всем вместе.

В среднем школьном возрасте нужно уже читать все последование ко Святому Причащению, а в старшем школьном возрасте нужно читать так, как читают взрослые.

Хотя здесь сложно что-то говорить вообще, потому что в разных храмах, у разных священников разные подходы к частоте Причастия, а следовательно, и к подготовке.

Если человек причащается каждую неделю, то естественно, что подготовка ко Причащению у него другая, чем у того, кто причащается раз в год. Поэтому если ребенок причащается раз в неделю, сложно нагружать его каким-то большим правилом.

А, может, и хорошо, если они прочтут большое правило, выделят как-то день перед Причастием.

— Нужно и можно ли научить детей азам церковнославянского языка в домашних условиях, чтобы они лучше понимали смысл молитв?

— Да, мне кажется, что это очень важно. Если у вас нет возможности специально заниматься с ребенком церковнославянским языком, сначала нужно его приучить самому читать церковнославянские слова, написанные русскими буквами (как пишут в большинстве молитвословов).

Потом в какой-то момент предложить ему прочитать хорошо знакомые молитвы в молитвослове на церковнославянском языке. Конечно, грамматику глубоко изучать всегда очень сложно. Но просто читать и понимать слова, написанные на церковнославянском, детям очень нравится.

— Могут ли родители объяснять смысл молитв или это дело священника?

Читайте также:  Успенский пост - 14-27 августа 2018 года - православные молитвы

— Да, мне кажется, это нужно делать. Но дома, как правило, это происходит от случая к случаю, когда оказывается необходимо что-то разъяснить. Иногда можно даже провести специальные беседы.

— Лучше для этого дождаться вопроса ребенка?

— В любом случае, нужно дождаться интереса и готовности ребенка слушать. Потому что если его нет, ребенок будет просто ждать, когда ты закончишь, и ничего хорошего из этого не получится. А вообще, хорошо, когда есть такая возможность по воскресеньям собраться всей семьей и о чем-то духовном побеседовать. Не всегда, к сожалению, это получается.

— А как приучить детей к совместному пению молитв во время правила?

— Любой христианин должен уметь петь молитвы «Царю Небесный», «Отче наш», «Взбранной Воеводе», «Достойно есть». Это же абсолютно обязательно, если только ему медведь полностью не наступил на ухо (а это бывает очень редко). Точно так же любой христианин должен уметь петь тропари всем двунадесятым праздникам. И в идеале знать их наизусть.

А как иначе? Ведь, как правило, двунадесятый праздник празднуется по несколько дней. Значит, человек несколько раз утром и вечером поет тропарь праздника дома, не считая того, что пел в храме. И так из года в год. Надо быть просто беспамятным, чтобы не выучить этот текст через три-четыре года. Либо полностью не интересоваться тем, о чем поешь.

И тогда зачем мы говорим о том, как приучить детей делать то, что родителям не интересно.

— А как быть с молитвенным правилом, к примеру, в православном лагере? Ведь туда приезжают дети из очень разных семей. И для кого-то правило, установленное духовником, кажется маленьким, а для кого-то непомерно большим.

— Со своим уставом в чужой монастырь лезть не приходится. Как решил руководитель лагеря, так и надо молиться. Нужно участвовать во всех общих мероприятиях, в том числе и в молитве. Там же не может быть обязательного правила дольше, чем на 10 минут.

Если ты приехал в православный лагерь, где все молятся утром и вечером, значит, стой, слушай, что читают. Режим есть режим. Это как факультатив в школе. Ты выбираешь его по желанию, но если выбрал, то обязан ходить, сдавать экзамены, получать оценки. Детям нужно разъяснить перед сменой, что в лагере будут обязательные молитвы.

Тебя не заставят их петь или читать, но стоять смирно и не мешать другим ты должен.

— Как Вы думаете, родители могут помочь ребенку полюбить молитву, богослужение? Или это очень личное дело?

— Молитва — это как любовь. Ей нельзя научить, а можно заразить. Если родители вдохновенно и ответственно молятся, то у ребенка, как правило, вообще вопросов на эту тему не возникает. До определенного возраста. А дальше происходит его самоопределение. Ведь Адам был хороший человек, с Богом лично беседовал.

Но у него было два сына — Каин и Авель, которые совершенно по-разному себя определили по отношению к Богу. Начиная с определенного возраста, ребенок сам себя определяет по отношению к Богу. Тут есть Промысел Божий о каждом человеке.

Не можем мы, будучи сосудами, которых Господь избрал одного для высокого употребления, другого для низкого, задавать горшечнику вопрос: «Почему Ты меня сделал так, а не иначе?». Тут и человек сам определяет, будет он молиться, причащаться или нет.

В подростковом возрасте от родителей требуется и такт, и деликатность. И если они их проявляют, то для детей этот период может пройти довольно безболезненно.

Беседовала Марина Шмелева

Оставить комментарий

Поделиться в:

Источник: http://pravpokrov.ru/Articles/index/539

Молитвы для детей: примеры и общие принципы

Здравствуйте, дорогие читатели!

Тема нашей сегодняшней беседы – молитвы для детей. С чего начинать приучение малыша к молитве? Какие тексты читать с ним вместе во время утренних и вечерних молитв, на сон грядущий? Эти и многие другие вопросы справедливо волнуют многих мамочек. Давайте попробуем вместе найти ответы.

Испокон веков молитва была и остается чудесным способом общения человека с Богом.

Мы благодарим Всевышнего за все, что у нас есть, просим о помощи в трудный момент, о здравии для себя и родных, об упокоении душ ушедших близких, о принятии правильного решения, о силе и прощении.

И все это происходит в молитвах. Строго по тексту или своими словами, в церкви и дома, мы общаемся с Богом, получая от него силы, терпение, принятие и любовь.

Искренняя молитва всегда наполняет душу радостью, как бы плохо до этого ни было. Ведь мы словом и мыслью присоединяемся к чему-то значительно большему, чем мы сами. И уже от этого становится спокойнее и радостнее.

Конечно же, важная часть общения верующей матери с Богом – это молитвы за детей. Сначала о даровании малыша, о легкой беременности и благополучных родах, а потом уже, после рождения крохи, – о его здоровье и процветании.

И вот наступает момент, когда ребенок уже сам может и имеет желание молиться. Как приучить его к такому полезному и важному делу? С чего начать? Давайте порассуждаем.

Как научить ребенка молиться?

Конечно, важно, чтобы ребенок с ранних лет принимал участие в жизни семьи, в том числе и в молитвенной ее части.

Если Вы сами ходите в церковь, молитесь перед иконами, исповедуетесь, причащаетесь, приобщайте и ребенка к таким обрядам.

Очень важно, чтобы Вы сами полностью понимали весь смысл действий – для чего и зачем это нужно? Тогда Вам не составит особого труда объяснить все это подрастающему чаду. Ведь ему тоже интересно, зачем нужно молиться и ходить в церковь.

Если же Вы молитесь дома, а храм посещаете лишь по праздникам, тоже разговаривайте с ребенком на тему веры. Пусть он видит, как Вы молитесь, а после этого становитесь спокойной и умиротворенной. Тогда у него тоже будет стимул и желание подражать Вам.

И вообще, в этом деле, как и в большинстве других, мы можем учить детей только собственным примером, и никак иначе. Бесполезно напутствовать советами и уговорами, или, еще чего хуже, страшилками, что «Бог все видит и накажет, раз ты не молишься».

Если Вы сами не соблюдаете такую традицию, не ждите ее от ребенка, особенно маленького.

Но если же в семье родители молятся, разговаривают о Боге и вере, малыш с самого детства принимает такую же модель поведения. Ведь он растет уже в поле Вашей веры. А, значит, с детства учится прощать, принимать, слушать, уважать других, любить бескорыстно. Согласитесь, это очень важные умения, правда?

С ребенком постарше, подростком, важно обсуждать жизненные вопросы.

Например, вечером можно побуждать чадо спрашивать себя: Что мне принес этот день? Кто для меня сегодня сделал что-то приятное? Кто сегодня мне улыбнулся, поздоровался со мной, общался дружески? Что нового я сегодня узнал? Чему новому научился в школе, с друзьями? Почему я поссорился с другом? Почему я обиделся на учителя сегодня? Кого я сегодня порадовал? Чего я испугался?

Конечно, не стоит сразу же засыпать ребенка вопросами. Так его можно стеснить или даже испугать, особенно, если прежде подобные разговоры не случались. Задайте один вопрос, и дайте ребенку время подумать. Со временем ребенок станет понимать, что все, что его интересует, что для него важно, и даже то, что его подавляет, все это также интересно и важно для Бога.

Можно учить ребенка молиться за ближних – такая молитва покажет ему связь с другими. Можно читать сыну или дочке стихи из псалмов, известные молитвы.

Главное, чтобы ребенок мог понять, о чем идет речь, и молитва его вдохновляла, служила опорой в обычной жизни.

После молитвы лучше выдержать небольшую паузу, помолчать, а затем сказать чаду пару теплых слов, как бы возвращая его в повседневность.

Здорово практиковать совместные молитвы – утренние, например, застольные, вечерние. Такие традиции сближают семью, делают ее одним целым.

Повторюсь, на мой взгляд, совсем не обязательно превращать малыша в религиозного фанатика. Просто дайте ему то, что ценно и важно именно для Вас и Ваших отношений с Богом. Ведь Господу вряд ли нужны механически выполненные обряды, в которых нет сердца. Лучше говорите своими словами и от души. Ведь именно в душе должен быть Божий храм, правда?

Зачем все это нужно?

Наверняка, эту статью могут прочитать представители разных религиозных конфессий. И мне ни в коем случае не хочется обидеть кого-то, чье мнение с моим не совпадает. Но, прежде чем чему-то учить ребенка, давайте честно сами себе ответим на вопрос – а зачем нам это нужно? Наверняка же не для галочки, и не из чувства долга, и даже не потому, что «так принято».

Мой ответ таков: мне очень хочется, чтобы мой ребенок смог построить собственные отношения с Богом. Чтобы он знал, что в мире, кроме мамы, папы и других родственников, есть любящая нас сила.

Которая помогает в пути, наставляет и подсказывает. Которая одаряет нас порой больше, чем мы заслуживаем на данный момент.

И, если посылает уроки, то обязательно важные и нужные, которые необходимо пройти.

Что ни один из нас не бывает одинок и беззащитен. Что в мире живут миллионы людей, которым сейчас может быть хуже, чем тебе, но они не сдаются и не скатываются в уныние. Что, пройдя свою пустыню, мы обязательно обретаем что-то большее, чем когда-то потеряли. Даже если было больно. А еще, что любовь и уважение, искренность и поддержка творят чудеса.

Что в минуты, когда очень нужно принять решение или просто выговориться, стоит поговорить с Богом. А еще – ежедневно и от всей души его благодарить. За каждый день и каждый миг. И не обязательно заученными словами. Но вот просто от души.

И да, я не хочу рассказывать сыну о том, что на небе сидит седой старик и карает нарушителей, которые не молятся и не соблюдают пост. Ведь я знаю точно, что Бог – это самое любящее в мире создание.

Его любовь огромна и бесконечна. А уроки, хоть порой и строги, но всегда справедливы. И у него нет других рук для сотворения добрых дел, кроме наших собственных.

А это значит, что нужно не только молиться и просить, но и с благодарностью действовать.

Ведь цель родителя, как мне видится, – помочь малышу вырасти уверенным в себе, ответственным, целостным человеком, с оптимистичными взглядами на жизнь и верой в чудеса. Да-да, ведь они в нашей жизни случаются нередко, стоит только открыть сердце новому!

Какие есть детские молитвы?

С самыми маленькими можно говорить так: “Малыш, мы с тобой не видим Бога. Но наши глазки не могут видеть и другое важное в нашей жизни. Так, например, радость, любовь, грусть, надежду мы тоже не можем увидеть, потрогать.

Хоть мы и не видим Бога, все равно мы чувствуем его любовь к нам, заботу. Мы можем видеть, как Божья воля проявляется в событиях, которые нас окружают. Как порой Бог спасает нас от опасности, зла, помогает в беде.

Мы молимся, чтобы быть ближе к Богу. Это как поговорить с родным и близким человеком, по душам. В молитве мы благодарим Бога за все хорошее, что есть в нашей жизни, просим о какой-то помощи или подсказке. А также мы просто говорим, что мы хотим исполнять Божью волю, хотим открыть ему свое сердце, и любим его всей душой”.

Очень важно молиться вместе с малышом. Так он получит свой первый опыт обращения к Богу. Читайте ему молитвы, читайте вместе с ним, и вскоре он начнет сам проявлять интерес к этому занятию.

С крохой двух лет от роду можно молиться с помощью очень короткой молитвы:

Порой такая молитва становится главной для крохи на длительное время.

Важно, чтобы у ребенка сформировалось мнение, что Бог добр и велик. Он нас любит, он с нами рядом. И мы всегда можем поговорить с ним с помощью молитвы, рассказать ему о своих переживаниях, радостях и горестях. И быть услышанными и понятыми.

Малышу так же, как и взрослым, нужна особая атмосфера для молитвы. Помогите ему создать такую остановку. Успокойте его, приговаривая, что Бог с нами, он нас видит и слышит, он знает и любит нас. А что же мы ему расскажем?

Молитва для ребенка не должна быть повинностью или тяжким трудом. Малыш может общаться с Богом на своем языке, с радостью и хорошим настроением. Он может петь, играть, смеяться, хлопать в ладошки, словом, вести себя по ситуации. К молитве желательно добавлять движения. Так дети лучше усваивают значение слов.

Например, говоря слова «склоняемся перед тобой», показываем малышу, что надо опустить голову. Также показываем, как совершается крестное знамение.

С раннего возраста можно учить ребенка Молитве Господней – «Отче наш»:

Утренняя молитва

Утром, после умывания и одевания, предложите ребенку совершить молитвы. Можно говорить своими словами, или использовать такие тексты:

Вечерняя молитва

Вечером, после ужина, и до отхода ко сну, ребенок может читать следующие молитвы:

Молитвы ребенку на сон грядущий

Чтобы малыш хорошо и спокойно спал, его не мучили кошмары, на ночь мама может прочитать в изголовье кроватки молитву Казанской Божией Матери:

В случаях, если младенец постоянно просыпается по ночам, утром встает в плохом настроении, можно прочесть ему следующую молитву в стихах:

По утверждениям, после такой молитвы малыш не встает ночью больнее одного раза, и то для приема пищи. А порой даже спит до самого утра.

Когда ребеночек уже сам может говорить, и способен запомнить несложный текст, можно научить его молиться перед сном самостоятельно:

Состав и действие молитвы с точки зрения психологии

Психологи давно заметили – маленькие «ритуалы» повышают эффективность как простых, так и сложных дел; позволяют настроиться на работу таким образом, что результат становится неотъемлемой частью прилагаемых усилий.

Не зря же спортсмены перед тренировками надевают тренировочные костюмы, а бизнесмены – деловые, тщательно следя за соблюдением малейших правил этикета.

С позиции психологии , молитва является своеобразным «костюмом» и подготовительным ритуалом, задающим положительный заряд на весь день.

Кроме того, молитва помогает сонастроиться с окружающим миром. Помогает подсознательно воспринимать его, и, благодаря таким образом полученной информации, принимать оптимальные решения.

Следовательно, молитва – это своеобразный ключик, открывающий дверь в пространство взаимопонимания, добра, успеха и внутренней силы.

Ведь, если ребенок уверен в способности чего-то достичь, и настроен позитивно, его уже ничем не остановить.

Молитва позволяет расслабить тело и учит сосредоточению на текущем действии. В дальнейшей во взрослом жизни навык помогает детям лучше сверстников применять полученные знания.

Радостной жизни Вам и Вашим детям! Божьих благословений!

Если Вам пришлась по вкусу статья, пожалуйста, поделитесь ссылкой на нее с друзьями. И оставайтесь с нами – на блоге много интересного!

Источник: http://vmeste-rastem.ru/molitvyi-dlya-detey-s-chego-nachat-i-kak-nauchit/

Смерть и ребенок — православный журнал «фома»

ТРИ ИСТОРИИ О «СЧАСТЛИВОМ ДЕТСТВЕ»

Смерть — в трагическом ее восприятии — это, по сути, то же самое ощущение разлуки, полного одиночества. Только что ты был окружен добрым домашним теплом, — и вдруг тебя от всего отрывают, ведут куда-то по незнакомым, холодным коридорам… И ты ничего не можешь с этим поделать — ни ты, ни твои близкие, НИКТО.

«Я достаточно хорошо помню время, когда считал себя бессмертным. Это было самое раннее, ясельное детство — и смерти для меня еще просто не существовало, я ее не понимал. Чувствовал ли я себя счастливым тогда? — вряд ли. Не так уж трудно восстановить в памяти то острейшее чувство пропасти, разрыва, когда, оставляя меня в яслях, уходила мама.

Читайте также:  Можно ли крестить ребенка в пост - православные молитвы

Смерть — в трагическом ее восприятии — это, по сути, то же самое ощущение разлуки, полного одиночества. Только что ты был окружен добрым домашним теплом, — и вдруг тебя от всего отрывают, ведут куда-то по незнакомым, холодным коридорам… И ты ничего не можешь с этим поделать — ни ты, ни твои близкие, НИКТО.

Еще недавно всеми любимый, надежно хранимый, окутанный лаской, ты вдруг оказывавшей совершенно один, маленький, беспомощный, и тебя уводят куда-то — куда?! почему?!.. Что маленький я мог сделать, оказавшись в подобной ситуации? — Просто плакать. И я ревел. Позже, годам к пяти-шести, опыт начал подсказывать мне, что каждое расставание завершается встречей.

Чувство опасности стало сходить на нет… И в этот самый момент я внезапно столкнулся с вестью о неизбежности собственной смерти. Это была революция — я совершенно изменился за те сутки или двое, когда все осознал. Я помню тот день — бабушка передо мною, и я спрашиваю ее: — Это что будет — сон?! — Нет, не сон, тебя не станет, ты ничего не будешь ни чувствовать, ни вспоминать.

Тебя просто НЕ БУДЕТ». Бабушка, конечно же, говорила не так прямо, старалась меня щадить, но я уже ВСЕ ПОНЯЛ, и практически сразу забыл все щадящие формулировки. Бабушка говорила, а я стоял перед ней и все пытался представить себе ЭТО. И не мог, потому что все время видел смерть как бы со стороны.

Даже не саму смерть: мне представлялась могила, мой гроб в земле, кости, и то, как море когда-то, — может быть, миллион лет спустя — заливает и смывает наше бывшее кладбище… Меня передернуло.

Потом помню, как мне рассказывают «утешительную» притчу: Жил мальчик, ничего о смерти не ведал, и вдруг однажды в сумрачный день встретил на улице похоронную процессию, увидал покойника, и понял, что сам тоже умрет. Мальчик очень испугался, бросился бежать, забился, плача, в заросли городского парка и там заснул.

А проснулся мальчик чудесным солнечным утром — пели птицы, благоухали цветы. Он увидел, как бывает прекрасен наш мир — и с тех пор забыл о пережитом кошмаре и больше никогда не боялся смерти. Я выслушал эту историю, изо всех сил отрицательно замотал головой: «Нет! Нет!», уткнулся в бабушку — и заплакал.

Но страшная революция во мне уже произошла — я в тот день все-таки поверил в свою смерть. И теперь надо было решить, как мне жить дальше. Надо было либо похоронить в себе эти мысли (а у меня не получалось), либо найти какое-нибудь утешение. И я просто не мог не заняться поиском этого утешения. Религиозный путь был для меня неведом и закрыт — все вокруг были тогда неверующими.

И теперь даже трудно представить, чего стоили мне с моей детской философией эти поиски выхода. Чтобы, не отрицая основ атеизма и материализма (которым я оставался верен лет до восемнадцати) найти способ не умирать СОВСЕМ (в смысле — умирать, но не совсем). И тем не менее через два-три года «теория» была готова и «вписана» в материализм: В бесконечной вселенной, переливаясь, зажигались и гасли сознания мириадов разумных существ. Мой разум, умирая, «гас», но где-то в тот же самый момент вспыхивал другой «огонек», открывал глаза новый человек. И моей смерти он не знал и не помнил,- и я тоже — ведь меня уже не было…

Эта теория лишь внешне напоминает переселение душ: от старших я знал, что никаких бессмертных душ нет, что это все «религиозные выдумки». Поэтому сознания — мое, умирающее и чье-то, нарождающееся — в ней ничем не были связаны. «Работали» только атеистическое понятие о смерти как полном беспамятстве и материалистическая теория бесконечной вселенной…

* * *

Так я думал тогда, начитавшись научной фантастики, так утешался, засыпая в жутковатой полночной тьме. И теперь, вспоминая те свои «философские» мучения, думая о том, что было в моей жизни потом, — я не могу отделаться от жгучей жалости.

Жалости даже не к себе, а вообще к некоему ребенку, который один вынужден был столько душевных и психических сил потратить, чтобы хоть на время компенсировать тот удар, который наносит ему эта наша атеистическая ВЕРА В СМЕРТЬ. Калечащая, насилующая разум маленького человека вера в смерть… Взамен того, чего так жаждет и что так серьезно готова принять детская душа — ВЕРЫ В БОГА И ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ.»

ВЛАДИМИР, 30 лет

«Впервые о смерти я узнал в раннем детстве. Я пришел в ужас от того , что мне рассказала старшая сестра. От нее я узнал, что и мама, и папа, и сестра, и вообще все люди должны будут когда-нибудь умереть, и что это неизбежно.

Я тогда страшно испугался, моя душа ни под каким видом не могла принять этого факта, я всегда думал, что буду жить вечно и никогда не умру. Сестра пыталась меня успокоить тем, что, мол, ты умрешь еще нескоро, лет через сто (она, как и я, вероятно, думала, что человек живет ровно сто лет). На какое-то время я успокоился этим, но не надолго.

Я лихорадочно стал искать выход. Как и многие дети в то время, я рос в семье атеистов, и поэтому не знал ни о Боге, ни о вечной жизни. Тогда бытовало учение о том, что Бога нет и загробной жизни нет, что человек умирает, и ничего после него не остается.

Этому был научен и я, и так как я верил беспрекословно каждому слову матери и отца, мне пришлось поверить и в это. Но всем своим существом не мог я принять того, что, когда придет мне время умирать, я закрою глаза навеки и ничего более не увижу и не услышу, другими словами, меня просто не станет.

От этой безысходности я приходил в какой-то беспомощный животный страх, панику. Я должен был себя как-то успокоить, и как бы ни верил родителям, не принял покорно их убеждение. Я стал выдумывать разные версии того, что будет со мною после смерти.

Одна из версий была такова: когда я умру, тело мое станет неподвижным, глаза закроются, но я буду продолжать видеть все происходящее вокруг меня и сознавать это. Уже будучи в школе, изучая биологию, я был не в состоянии понять, как я могу мыслить, осознавать, реагировать на окружающий мир, если во мне только материальное начало.

И в конце концов я понял, что не будь в человеке души, он жил бы как живой мертвец, т.е. работали бы его сердце, легкие, но он ничего бы не осознавал, не реагировал, в нем действовали бы лишь инстинкты. Затем я стал задумываться о создании мира. Я никак не мог принять того, что мир возник сам по себе (а нам ведь известно, что само ничего не бывает).

А раз он не мог возникнуть сам, значит, его кто-то создал. Теперь мне нужны были лишь доказательства. Один раз на Рождество я впервые зашел в церковь. Там шла праздничная служба. Мне настолько там понравилось, что я не хотел уходить. Но поскольку эта служба идет ночью, меня отправили домой. Затем я крестился. Но это не был осознанный шаг с моей стороны.

Сперва крестилась моя сестра, и я решил последовать ее примеру. И на этом успокоился: в церковь по-прежнему не ходил и жил прежней жизнью. Но однажды сестра поехала в монастырь, и привезла мне несколько икон и молитвослов. Она посоветовала мне каждый вечер и утро молиться перед иконами, встав на колени.

И в первый же вечер я открыл молитвослов и стал читать. Смысл молитв мне был непонятен, мысли путались, однако я чувствовал, что кто-то стоит рядом со мной и внимательно слушает то, что я читаю. Вскоре сестра рассказала мне о христианстве, догматах и посоветовала мне сходить на исповедь, рассказать священнику о своих ошибках, которые я допускал в жизни после крещения. И вот в одно из воскресений мы с сестрой отправились в церковь святого князя Владимира. Я встал в очередь. Это была моя первая в жизни исповедь…

С тех пор я чаще стал ходить в церковь, слушать молитвы и все более утверждаться в вере. Я также перестал бояться смерти. Точнее… Не хочу сказать, что все вопросы, волнующие человека, благодаря вере сами собой разрешатся, да и от страха смерти до конца не избавиться, но в церкви человек может получить надежду, как в никаком другом месте на земле.»

ВАДИМ, 17 лет

«Я — студентка IV курса Высшего музыкального училища имени Ипполитова-Иванова. Я посчитала нужным сообщить об этом потому, что с этим училищем меня многое связывает, именно с ним связано мое обращение к Православию.

Однако мой путь к вере начался задолго до поступления в ВМУ, и путь этот был весьма извилистым и подчас даже страшным, потому что мне пришлось идти к вере методом, так сказать, от противного. Лет, наверное, в шесть я вдруг поняла, что все мы умрем, и пришла в ужас. Как же так? Неужели я. умру, и меня больше никогда не будет? Никто, естественно, не разубедил меня.

Мама сказала, что это будет еще не скоро. Но ведь это будет, подумала я. И плакала от безысходности, пока не уснула. Утром все, казалось, было забыто. Потом я старалась отгонять от себя мысли о смерти. Однако еще лет через шесть они вернулись. И на сей раз это была уже навязчивая идея. Меня не сразу поняли: я боялась умереть внезапно, я сама не знала, от чего.

Я не могла объяснить, чего я боюсь конкретно, это было просто состояние ужаса. Сейчас я думаю, что это была одержимость: это состояние невозможно описать, наверное, такое бывает только в аду. Это чувство абсолютного одиночества и безысходного отчаяния, это кромешная тьма.

Когда все наконец, поняли , что это болезнь, меня отправили в детскую психоневрологическую больницу, вернее, я сама туда попросилась: дома часто никого не было, а я боялась оставаться одна. В психушке было весело. У нас были классные девчонки в палате, ходили на дискотеки с парнями… Короче, через 3 месяца меня выписали. С собой надавали кучу таблеток.

И все-таки до конца от страха я не избавилась. В то время я увлекалась Толкином, помогала на конюшне на ипподроме, и в общем-то мрачные мысли посещали меня редко. Тут грянула перестройка. Даже по телевизору все смелее и смелее заговорили о душе, о «высшем разуме», о реинкарнации и т.д. (тогда еще меньше, чем сейчас, любили выпускать в эфир православные передачи).

Маме на работе вдруг подарили Библию. В переходах протестанты начали раздавать плакатики «Бог любит Вас». С этих-то плакатиков все и началось. Тогда я была, как все. Верила в некий «высший разум», считала Церковь абсолютно ненужным учреждением, сравнивала русские иконы с итальянскими картинами (не в пользу икон). Но вот я поступила в училище.

У нас был предмет «народное творчество», который преподавательница мастерски превращала в Закон Божий. Ух, мы над ней издевались! Правда, надо сделать скидку на наш легкомысленный возраст: 13-16 лет. Со всеми своими «познаниями» о «высшем разуме», о переселении душ мы приставали к нашей учительнице-миссионерке и «доводили» ее всеми возможными способами, доказывая нашу правоту.

И уж конечно, эти споры не являлись для нас чем-то жизненно важным. Просто так — смеялись. Однажды в переходе мне всучили плакатик, ну из тех самых. Я прочитала. Было очень интересно, как сказка: как люди вернулись «оттуда». В конце была молитва — просьба к Иисусу войти в сердце молящегося.

Я начала читать ее «для интереса», но при этом я (опять же, вероятно, для интереса) попробовала действительно помолиться, обратиться к Нему… С этого момента я вдруг поверила. Я почувствовала, что Бог действительно есть и что Иисус, Сын Божий присутствует реально везде — и во мне. Это было озарение, внезапная вспышка, какая-то особенная, необычная, великая радость.

Чувство радости постепенно угасло, но вера осталась и, казалось, навсегда. Однако к Православию я пришла лишь спустя еще полгода. Наша преподавательница познакомила нас с подругой (мы, кажется, были на первом месте по издевательствам) с одним батюшкой, священником, который нам очень понравился.

Мы у него исповедались (надо сказать, это было ужасно, но потом будто гора с плеч свалилась — стало так легко на душе!), и потом, как дети, просто не могли отстать от нашего батюшки. Он привел нас в Храм к своему духовному отцу. Там нас как музыкантов определили петь на клирос. Потом я перешла в другой Храм регентом — так получилось.

Ведь в этот Храм пошла вся моя семья, к тому времени уже ставшая верующей. Учусь я на дирижера, но вообще-то хочу стать оперной певицей — некоторых это смущает. Меня ребята еще в том Храме «доставали»: как же, православная девица на сцене, лицедейка! Я очень расстраивалась, считая, что они правы. Потом один замечательный батюшка (с виду простенький такой, невзрачный, оказавшийся вдруг мудрым, образованным и удивительно чутким человеком) сказал мне примерно так: «Делай то, что ты любишь, но Бога не забывай, и Он поведет тебя». Ребята сразу притихли. Но что удивительно, потом оказалось, этого батюшку было трудно назвать любителем театра (как мне рассказали).

В общем, так теперь и живу: учусь петь, хожу в театры слушать оперы, заканчиваю училище. Я бы не сказала, что я очень изменилась. Просто я избавилась от страха, и у меня появилась надежда. Тогда я заболела оттого, что моей душе сказали, что она не бессмертна, Видимо, такой страшной лжи она не могла выдержать.»

ЛЮДМИЛА, 19 лет

Памяти Евгения Ольга Ш.

Ноябрь 1994 г.

Когда ты ушел, показалось Так страшно мне в мире одной, Как будто навеки осталась За каменной черной стеной. И было душе нестерпимо Принять неизбежности ход, Поверить, что самый любимый Уже никогда не придет. Тебя я повсюду искала, Я даже ходила в твой дом, Где все в это время дышало Твоим неостывшим теплом. Мне было достаточно взгляда, Чтоб каждый заметить твой след. Там тихо горела лампада, А рядом стоял твой портрет. Ты нам улыбался с портрета, Как будто пытался помочь… И узкой полоскою света Глухая прорезалась ночь. Ведь с той поминальной лампадки Раздумьем сменился мой страх Путь жизни окончив свой краткий, В каких обитаешь мирах? Ответ на вопрос этот главный Нашла через несколько дней, Я, глядя на крест православный Над ранней могилой твоей. Тогда поняла я, куда ты Шагнул с этой грешной земли, И вновь ужаснулась: а я-то Пребуду в кромешной дали. Туда, где души твоей царство, Мне нет некрещеной пути. Лишь горестный призрак мытарства Могу в небесах обрести. Такой безнадежной разлуки Маячила тень впереди, Что дрогнуло сердце от муки И мне подсказало: «Иди!» Я шла за тобой. Я пустилась По милым и горьким следам И в этом пути очутилась У входа, ведущего в Храм. Ты словно сказал мне: «Послушай, Вот дом твой, защита, покров. Здесь встретятся близкие души. Вкуси от священных даров». Так я обрела равновесье, И радость, и силы исток. И тихой молитвенной песни С тех пор повторяю урок: «За то, что к святому порогу Мне выпало счастье дойти. За то что привел меня к Богу, Грехи его, Боже, прости».

Источник: https://foma.ru/smert-i-rebenok.html

Ссылка на основную публикацию